Вологодский литератор

официальный сайт
09.04.2024
0
27

Николай Устюжанин. Из жизни кошек

 

АЛИСА

Бывают же такие кошки!
Алиса, трехцветная красавица, помесь обычной дворовой и ангорской породы, считает себя королевой или, как минимум, принцессой королевских кровей! По общежитию она ступает с гордо поднятой мордочкой и ощущает себя полноправной хозяйкой дома. Заходит во все комнаты, проверяет, всё ли в порядке, особенно в кухонных уголках. От угощений не отказывается, но держится с достоинством, словно делает одолжение.
Очень любит похвалу. Если скажешь: «Какая ты хорошая, Алисочка, красавица!» — она замурлыкает и сядет так, чтобы подтвердить: «Да, я такая!» А если погладишь да за ушком почешешь — может вывернуться наизнанку, демонстрируя белоснежную шубку.
Но берегись, если осмелишься произнести: «Нет, не хорошая Алиса, плохая! » — мгновенно вскочит на все четыре лапы, взглянет исподлобья, задергает шикарным хвостом и презрительно удалится. А в особенно злостных случаях может оставить «мерси», например, на ковре. Мол, когда надо, я включаю дворянское, то есть дворовое, происхождение.
Алиса любит гонять собак, просто обожает! Как завидит рядом с общагой даже крупную псину — тут же поднимает хвост трубой, превращается в пушистый шар и стремглав бросается к нарушителю, выпустив когти. Жалобно скулящее существо улепетывает так, что хозяевам приходится искать питомца… с собаками.
А ещё Алиса — замечательная мать и воспитательница. Котятки у неё всегда очаровательные, пушистые, вылизанные до блеска и знающие свое место… сами знаете, какое. К ней выстраивается целая очередь из жаждущих приобрести домашнего любимца, — и рекламы не надо, «народный телефон» работает исправно.
В общежитии о ней говорят: «Алиса в стране чудес». И это правда!
А что, разве не так?..

МУСЬКА

В поселковом полузаброшенном общежитии «квартировала» уличная кошка Муська. Была она странной расцветки: одновременно серой, светло-дымчатой, с примесью розового оттенка, в общем, как говорят дети, серо- буро- малиновой.
Ночевала она в подвале, на брошенной кем-то картонке от холодильника, а днём выходила из убежища и кормилась чем попало: полевыми и домашними мышами, зазевавшимися птичками и ящерицами. Иногда загоравшую на солнце постоялицу подкармливали ребятишки или редкие жильцы, обычно уезжавшие на заработки.
Поздней весной Муська округлилась, а в начале лета принесла пятерых котят: двух чёрных, двух рыжих и одного серого. Восхищенные детишки угостили «мать-героиню» мясом и рыбой, налили молока в жестяную банку из-под кильки, и уехали на каникулы к бабушкам. Но кошка не горевала, пищи было вдоволь и без них.
Котята подросли, стали играть, да так, что их стукоток был слышен на первом этаже. Мамаша решила, что пора выводить их «в свет», и вскоре котячий клубок стал пылить у дома, а Муська зорко следила за ним и охраняла от приблудных собак.
Когда на улице похолодало, Муська отвела котят в подвал, и утром вдруг увидела, как вентиляционное отверстие, через которое она ходила туда-сюда, чьи-то руки стали закрывать плотной зелёной сеткой и приколачивать намертво. Глухой на одно ухо комендант, появлявшийся раз в месяц-полтора, выполнил распоряжение начальства и пропал.
Муська громко мяукала, скреблась о сетку, но в доме никого не было, все разъехались. А потом наступило время голода…
Котята мяли лапками живот, кусали соски, но материнского молока почти не осталось. По трубам с шумом текла вода, в одном месте сочилась из аварийного крана, и от жажды мать не страдала, она мучилась от самого страшного, — от невозможности накормить исхудавшие и уже не пушистые комочки.
Силы покидали её тело. Когда в углу подвала она увидела мышь и погналась за ней, то поскользнулась на камешках гравия и рухнула на бок. Если бы кто-нибудь мог видеть её морду в тот миг, то заметил бы, как из её глаз скатились две крупные капли…
Сначала затих серый, потом сразу два рыжих. Дольше всех держались чёрные, но и они, уже не мяукая, а попискивая, как в первые дни, перестали двигаться у материнского, пока ещё тёплого, живота.
В последнюю ночь Муське снился радостный сон: она вылизывала писклявых и фыркающих слепых новорождённых, а они все упорней и упорней ползли к пахучим и горячим соскам…
Через месяц удивлённый комендант обнаружил в подвале высохшие скелеты кошки и котят. Почти прозрачная Муська лежала на картонке, обнимая лапами своих детей.

Subscribe
Notify of
guest

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments