Вологодский литератор

официальный сайт
30.09.2021
0
27

Марина Утукина. Кухарка смеялась над Раскольниковым, а он был прав: как понять и полюбить классическую литературу

Еще со школьной скамьи нам рассказывали о том, как прекрасен мир русской литературы, заставляли учить стихи великих поэтов, пересказывать бессмертные произведения классиков и искать смысл в строках. Нам говорили, что Пушкин – гений, но никто не объяснял, почему. Если у ребенка не возникло тяги к чтению с детства, во взрослом возрасте она вряд ли появится. Как понимать русскую литературу, за что ее можно любить, узнаем у литературоведов.

Правильно читать литературу – значит быть таким же талантливым, как и писатель

Кто из нас не мечтает путешествовать во времени и пространстве? Пока ученые не придумали машину времени, у нас есть единственный доступный способ открывать новые миры – читать книги. Сегодня вы стоите на краю света и наблюдаете, как зарождается новая планета, а завтра с криками убегаете от динозавров вместе с главными героями. Тот, кто любит читать, всегда знает, как скрасить свой досуг. Когда мы открываем книгу, то ждем, чтобы нас развлекали, просвещали или пугали.

Но сила литературы вовсе не в том, чтобы заполнить собой свободное время. Особенно произведения классиков. Русская классическая литература – это зеркало нашей жизни, которая разбивает все иллюзии и показывает, что нас ждет.

Причем речь идет не только о романах, но и сказках. Взять, к примеру, известную каждому ребенку «Сказку о рыбаке и рыбке». Она не только о старухе, которая из-за своей жадности осталась у разбитого корыта. Когда золотая рыбка предлагает старику откуп, если он отпустит ее в море, тот отвечает: «Твоего мне откупа не надо; ступай себе в синее море, гуляй там себе на просторе». А это уже другой смысл, мнение поэта о свободе: это дар, который дан каждому человеку, и за него не нужно платить. Наверное, поэтому читать сказку полезно скорее не детям, а взрослым.

В школе изучение литературы поверхностное. Учителя, при всем своем желании, не могут вместить в программу занятий все, что хотелось бы рассказать, донести до учеников. Поэтому, по большей части, уроки литературы скорее не развивают любовь к чтению у школьников, а наоборот, отбивают. На уроках требуют рассказать, какая основная идея произведений, что хотел сказать этим автор, просят охарактеризовать главных героев. Если твое мнение совпало с аксиомами школьной программы – получишь «пять», если нет – «неуд».

Особенно сложно полюбить и разобраться в классической литературе, где большинство событий завязаны на истории. Без понимания этого контекста разобраться в мотивах главных героев невозможно. Взять хотя бы крепостное право, которое наложило большой отпечаток на характеры людей того времени. Кроме того, читая произведения 200-летней давности, бывает непросто продираться через сложный язык повествования. Но классическая литература – как наркотик: стоит открыть ее для себя однажды, хочется читать еще и еще, с удивлением и восторгом отмечать, что действительно понимаешь, о чем идет речь.

Чтобы понимать и разбираться в русской литературе, мало знать, по каким принципам строятся произведения, нужно искать смысл в каждом слове, видеть отсылки, символы и так далее. Получается, для того чтобы полюбить чтение, нужно быть начитанным человеком.

Российский литературовед, писатель, публицист, литературный критик, доктор филологических наук, преподаватель КубГУ Виктор Бараков уверен: чтобы что-то понимать и любить, надо знать предмет любви:

«Не от списка литературы зависит понимание текста (хотя список литературных произведений и часы на их изучение в школах и вузах по сравнению с советской эпохой сокращены в два раза), а от чтения и только чтения. Сейчас читают меньше, больше смотрят, точнее, глазеют. Информированность огромная, а понимания законов человеческого бытия нет. Для этого надо не только много читать, но и думать. Кухарка смеялась над Раскольниковым, ответившим ей, что он месяцами думает, а ведь он был прав,

– считает Виктор Бараков».

Онегин отверг Татьяну, потому что письмо писала не она

Российский культуролог Михаил Казинник, выступая на лекциях и познавательных программах, часто приводит в пример бессмертное произведение Александра Пушкина «Евгений Онегин». Тот, кто помнит эту поэму, сходу скажет, о чем она. Скучающий дворянин весело и праздно проводит свои дни. Однако все эти балы и рестораны ему надоели: у Онегина пытливый ум, который ищет новые развлечения. В главного героя влюбляется молодая девушка, которая в порыве чувств пишет страстное письмо своему воздыхателю. Но Онегин отвергает Татьяну, а затем и вовсе ввязывается в дуэль со своим другом, потому что оказывал внимание его невесте. Хэппи-энда для Онегина не будет: Татьяна выходит замуж за другого, хоть и любит другого. А он остается отвергнутым. Произведение Пушкина наполнено моралью, Евгений Онегин – герой скорее отрицательный, чем положительный. Но оказывается, что ответ на вопрос, почему он отверг Татьяну, лежит гораздо глубже. Михаил Казинник уверен, что Онегин понял: Татьяна писала письмо не сама, а вдохновилась романтической поэтессой Марселиной Депорт-Вальмор – именно ее «Элегию» перевел и переложил на русский язык.

По теории Казинника, герой поэмы читал ее стихи и понимал, что Татьяна не могла придумать такие обороты речи. А еще Онегин понимал, что ее чувства незрелые, поэтому было бы неправильно воспользоваться ее любовью.

После того, как Татьяна вышла замуж за генерала и изменилась, когда-то отвергнувший ее молодой человек был настолько потрясен, что влюбился. Так говорят в школе, но есть и другая версия: просто Татьяна после отъезда Онегина отправилась к нему домой и читала книги. Впервые в жизни не любовные романы, а стоящую литературу. Так действительно ли Онегин – отрицательный герой?

Впрочем, можно не соглашаться с взглядом на литературу Михаила Казинника, но то, что многие произведения, прочитанные нами в школе, намного глубже, чем кажется на первый взгляд, неоспоримо. А еще – что тот самый Пушкин, который писал великие произведения сотни лет назад, пытался передать читателям через время, в чем сила литературы.

Литература – это новости, которые никогда не устареют

Все литературные шедевры – это наше прошлое, настоящее и будущее. Об этом говорит и Виктор Бараков:

«Классики сами отвечают на вопросы современности, они вне времени. Так, «Дневник писателя» Федора Достоевского я читаю как свидетельство наших дней. Об этом – моя статья «Достоевский и современность». Поэзия в этом отношении – настоящий клад. Разве не о нашей нынешней беде – пушкинский «Пир во время чумы»? Или стихи Николая Рубцова? Не случайно одну из статей я назвал «Наш современник Николай Рубцов». А поэт Николай Зиновьев? Каждое его стихотворение – кратко высказанная народная мысль. «Пусть ликует заграница и от счастья воет воем, что мы встали на колени… а мы встали на колени помолиться. Перед боем…»

И это действительно так. Когда Николай Рубцов пишет о том, как хочется простой речи, никаких сомнений нет, что это относится и к нашим дням.

Мне трудно думать:

Так много шума.

А хочется речи

Простой, человечьей.

А Михаил Казинник рассказывает, что современники Гоголя, читая «Мертвые души», падали со смеху, ведь он высмеивал проблемы их жизни. Если бы мы, читая произведение, вдумывались в смысл и сопоставляли с реальностью, мы бы поняли, насколько это действительно смешно.

«В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка». Если автор хочет зашифровать город, он пишет «город N», а NN – это уже Нижний Новгород. Он располагается на одинаковом расстоянии от Москвы и Казани, но мужики, обсуждая колесо брички, говорят: «Что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» — «Доедет», — отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет?» — «В Казань не доедет». Проблема эта есть и сейчас: ближе к столице дорога всегда ровнее. Вот так в нескольких строчках Гоголь пишет сатиру на нашу жизнь.

Нет такого закона, который заставлял бы каждого любить и понимать классику. Виктор Бараков говорит, что образование – всегда тяжелый труд, в любом возрасте. Но это необходимо:

«Таблицу умножения тоже трудно выучить, но необходимо. Если кто-то не знает сложение, вычитание, деление, умножение, не знает десять заповедей, основные физические законы, стихи Пушкина и других великих русских поэтов из школьной программы, то может ли он считать себя культурным человеком? Образование – всегда тяжёлый труд, в любом возрасте. Лентяев мы на факультете отчисляем безжалостно. Если образование получено, пусть и с грехом пополам, то заставить или заинтересовать классикой просто так невозможно. Если душа не лежит – зачем неволить? Пусть каждый занимается своим делом. О том, что Пушкин – гений, знают все. Это такая же аксиома, как, по Чехову, “Волга впадает в Каспийское море”. Если в школе не изучали “Речь о Пушкине” Достоевского, прочтите её. Не сможете понять очевидное, – то, как сказал Александр Сергеевич, “паситесь, мирные народы…” Если кто-то до сих пор не осознал, что русская классика, признанная во всем мире, не только умудряющая, но и жестокая в правдивости своей – то ничего не поделаешь. Не судьба…»

(«Краснодарские известия». — 2021. — 2 сентября)

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments