Вологодский литератор

официальный сайт
13.07.2021
0
35

К 60-летию Вологодской писательской организации Александр Пошехонов Я С ВЕКАМИ ВЕДУ РАЗГОВОР…

Небо

 

В себе печаль копить не стану,

Ведь радость где-то впереди.

Как встарь – не поздно и не рано –

Пошли осенние дожди.

 

Тиха окольная дорога,

Исчез машинок перегуд.

Крикливо, ревностно и строго

Вороны пожни стерегут.

 

В печи трещат полешки – к стуже.

Истлел короткий век зарниц.

Денёк – короче, речка – уже,

И только небо – без границ.

 

И только небо необъятно:

Не дотянуться, не познать.

И даже туч слепые пятна

Его не в силах запятнать.

 

В нём всё: лучи надежд и буря,

И горний мир, и томный свет,

И благородный воск лазури,

И на любой вопрос ответ.

 

И в печке шевеля клюкою

Мерцающие угольки,

На миг подумаю с тоскою:

Как мы от неба далеки!..

 

Ближе к вечеру

Ближе к вечеру снегом укроет равнину,

И как будто воздушнее станут дома.

Под дровами в печи с треском вспыхнет лучина

И огнём возвестит: «Наступила зима!..»

 

Наступила зима. Словно строчка на белом,

Мой единственный след – от колодца к жилью:

Мой единственный след… И душа оробело

Поглядит на него и на долю мою.

 

Неужели один я во всём околотке –

Постаревший рыбак на пустом берегу?..

Спят под снегом мои огородные сотки,

Только я почему-то уснуть не могу.

 

И опять, и опять вездесущие думы

Разъедают тоскливо меня изнутри,

И опять в потолочную балку угрюмо

Упирать безнадёжно глаза до зари.

 

Неужели один я в глубинке-отчизне,

И никто не услышит глухое «ау»,

И никто не поддержит на краешке жизни,

И никто не подаст мне руки наяву?

 

Жизнь… О, как ненадёжна её позолота,

Как потёрт от нужды оловянный бочок.

А начнёшь вспоминать – всё дела да заботы,

Да с мечтою-наживкой знакомый крючок.

 

Как тот старый карась из озёрной рутины,

Я когда-нибудь всё же его заглочу.

И очнусь, и опомнюсь, и в донную тину

Эту странную жизнь на себе прокачу!..

 

Мирок

 

Заоболочало, задождило,

Лето, не прощаясь, уходило.

И все чаще через неба просинь

В наш мирок заглядывала осень.

 

Наш мирок был тихим и уютным,

С небывалым счастьем поминутным,

С ближним лесом, с дальнею рекою,

С томиком Рубцова под рукою.

 

Пригубив чуть-чуть осенней грусти

И любуясь сельским захолустьем,

Мы стихи вечерние читали.

А над нами птицы пролетали!..

 

Канитель

 

Мила печная канитель –

Под вечер в доме выстывает.

Душа, как птица-свиристель,

Свои молитвы напевает

 

Всю осень я, счастливый хрыч,

Живу на выселках пустынных,

Пытаясь вспомнить и постичь

Предания времён былинных.

 

Пытаясь возврат обмануть,

Брюзжанием не беспокоя,

Чтобы забыться и всплакнуть

Над удивительной строкою.

 

Чтоб, не мешая никому,

Ни чьей души не угнетая,

В полночный час шептать во тьму:

«Продлись же, осень золотая!..»

 

***

Мне снились реки дождевые,

И в этих реках плавал я.

Мне снились – вечные, живые –

Мои ушедшие друзья.

Во сне я с юностью встречался,

Шептал ей: крепче обнимай!..

 

А май всё шёл и не кончался –

Такой был долгий месяц май…

 

Мне снилось клеверное поле,

Где до небес – рукой достать,

Где столько воли, столько воли,

Что невозможно не летать.

Я к воле той на крыльях мчался:

Посторонись и не замай!..

 

А май всё шёл и не кончался –

Такой был долгий месяц май…

 

Мне снились горние высоты.

Путь к отступлению круша,

Звенели ангельские соты,

И млела в радости душа.

Я в соты тайные стучался:

Кто на дежурстве – принимай!..

 

А май всё шёл и не кончался –

Такой был долгий месяц май…

 

Дорога белая мне снилась,

Был безмятежным этот сон!..

А май всё шёл. И жизнь катилась –

Бесповоротно, под уклон.

 

Загудели ветра

 

И опять, и опять загудели ветра,

Зачастили с набегом они.

Будут зябко мигать за окном, как вчера,

То ли звёздочки, то ли огни.

 

Неуютно в ночи одинокой душе,

Не согреет ни водка, ни чай.

Разве только увесистый том Бомарше,

Утомив, усыпит невзначай.

 

Впрочем, сон не желаннее старой мечты,

Я с бессонницей свыкся давно.

Волчьим оком желтеет луна с высоты,

Ей не спится со мной заодно.

 

Вот перо, вот тетрадь, грустных мыслей клубок,

Знай, распутывай их до утра.

Ведь никто не придёт, не толкнёт тебя в бок,

Мол, делами заняться пора…

 

Гул ветров не на шутку тревожит в ночи:

Что-то будет в знобящем миру?

И дрожит одинокое пламя свечи,

И осина скрипит на юру…

 

 

 

Иду деревенскою улицей

 

Иду деревенскою улицей,

Подняв воротник пальтецо.

А день – то надменно нахмурится,

То солнышком брызнет в лицо.

 

Собаками нынче бездомными

Богата деревня по край,

Приходится крохами скромными

Делиться под радостный лай.

 

Домашним достатком не хвастая

(Живу-то, считай, на гроши),

Треплю их загривки блохастые

Насколько хватает души.

 

Разъехались ушлые дачники –

Сподручнее в городе жить.

А мне, старожилу-собачнику,

Деревню зимой сторожить.

 

Тиха деревенская улица,

Не всякое скрипнет крыльцо.

А день – то надменно нахмурится,

То солнышком брызнет в лицо.

 

Как будто вчера

 

Суровые зимы, узор на окне –

Счастливое детство припомнилось мне.

Весёлую юность, девчонку одну

Я тоже не раз и не два вспомяну.

 

Под звон комарья к костерку у реки

Слетались и утицы, и кулики.

Горел костерок, полыхали сердца,

Казалось, не будет у жизни конца,

Казалось, вовек не расстаться с весной…

Как будто вчера это было со мной.

 

О чём бы ни вспомнил –

Как будто вчера!..

А жизнь – на излёте.

Прощаться пора.

 

***

Кто сказал, что это старость,

Что надежды не осталось,

Что придётся одному

Умирать в пустом дому?

 

Как поверится в такое,

Если сердцу нет покоя,

Если разум и душа

Жизнь смакуют не спеша?

 

Пусть зимою одиноко

За окном трещит сорока,

Вьюга мечется в ночи.

Но огонь горит в печи!

 

После долгой зимней стужи

Снова выбегут наружу,

Как весёлые щенки,

Наши летние деньки.

 

Дорогие мои дети

Снова вспомнят о поэте

И немедленно домчат

К деду всех его внучат!..

 

***

В деревушке, в родимом краю

Я осенние песни пою,

Я с веками веду разговор.

Сладок мой добровольный затвор.

 

Свет лампадки пред Ликом Христа.

Сердце – настежь, и совесть чиста.

Как отрадно, как радостно мне

Помолиться в ночной тишине.

 

За любимую матушку Русь

Перво-наперво я помолюсь,

А потом – за народ, за семью

Я продолжу молитву свою.

 

И за мир помолюсь, и за лад,

Чтоб на брата не щерился брат.

А потом – за себя, молодца:

«Дай мне, Боже, любви до конца!..»

 

В январском небе

 

В январском небе музыка слышна,

Как будто в вышине оркестр незримый,

Тревожа душу и лишая сна,

Озвучивает мир неповторимый.

 

Загадочные звуки неспроста

Заполнили полночное пространство,

От них исходит божья чистота

И ангельского бденья постоянство.

 

Попрятались лукавые слова,

Лишь сердца молоточки подпевают

Мелодии Любви и Рождества,

Которая всю землю овевает.

 

Молчат тревоги будущего дня,

Не оскверняет долы гарь моторов.

Живые звёзды смотрят на меня,

И мне тепло от их далёких взоров!..

 

Прилепиться к родине

 

Прилепиться к родине и жить,

Обрести надёжный скрип причала,

Утренние зори сторожить,

Не пытаясь жизнь начать с начала.

 

Копка гряд, покосы, колка дров,

С внуками весёлые прогулки –

Суету забудь и будь здоров,

Счастлив будь в родимом закоулке.

 

Всех красот земных не повидать,

Не испить всех радостей-печалей.

Чем плоха земная благодать,

На твоём созревшая причале?..

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments