Вологодский литератор

официальный сайт
05.06.2021
0
29

К 60-летию Вологодской писательской организации Геннадий Сазонов МНЕ ВСЁ ЖЕ УЛЫБНУЛОСЬ СЧАСТЬЕ…

Вечернее

 

Куст калины у колодца,

Дождь повис, как городьба,

Птицей пойманною бьётся

Свет фонарный со столба.

Деревенька опустела,

До весны –  одна опять.

Грустно и душе и телу –

Не воротишь годы вспять.

Не вернуть поры отрадной,

Когда юн и светел был,

Чистым сердцем безоглядно

Деревенский мир любил.

Мокрый куст калины гибок.

Вспомню, от стыда горя,

Сколько сделал я ошибок,

Сколько душу тратил зря!

Не нашёл того, что чаял.

Всё на дождь гляжу, гляжу…

И поблёкший лист печально

Улетает за межу.

 

Ночь на Селигере

 

Высокие ели и небо ночное.

И звёзды в мерцании древнем.

Мне это – родное! Мне чуждо – иное!

Душа так ясна и не дремлет.

Как мощные корни, гудящие соком,

Врастают в песчаную землю,

Так весь прорастаю я – Волги истоком!

Душа потому и не дремлет.

 

Не дремлет седой Селигер у причала,

И этим волнует до слёз.

Все звёзды ночная волна укачала,

И озеро с небом слилось!

 

Я выйду на берег, девчушка босая

В шумящую нежно водицу –

С размаха на счастье монетку бросает,

Чтоб снова сюда возвратиться…

 

Ещё позовут к себе дивные дали

Какою-то сказочной мерой.

И где бы я ни был – забуду едва ли

Чарующий шум Селигера!

 

     Зелёная долина

 

Там, в зелёной долине,

Вновь зацвёл зверобой.

Ожил в сердце и ныне

Её дым голубой.

 

По долине зелёной,

Где гулял ночью дождь,

Ты с душою влюблённой

Вдоль ромашек идёшь.

 

И, теплом их согрета,

Наклонись и сорви,

Вся ты полнишься светом

И томленьем любви.

 

И желанием тайным

Нежность дышит в груди,

Все преграды истают

На зелёном пути.

 

Годы мчатся лавиной –

Медлить им невтерпёж!..

Но зелёной долиной

Ты, как прежде, идёшь.

 

Возникает, как фея, –

Вижу дивную стать.

И встречаю, робея,

И волнуюсь опять.

 

 

 

* * *

Внимай душе твоей, внимай!

Храни те чудные минуты,

Когда она чиста, как рай,

Нет зла или вражды к кому-то.

 

Лелей в душе твоей, лелей

Желанье горнего привета!

Душа захочет быть светлей

Дневного солнечного света.

 

И этот свет неси вперёд

Тревог тяжелых и печалей,

Потерь, несчастий и забот –

Душа всему стоит в начале!

 

          Кедр

 

За старой мельницей, за речкой,

Как бы взойдя из самых недр,

Огромною зеленой свечкой

Растет в долине дивный кедр.

 

Вокруг нет кустика простого –

Сухие ветки и трава.

Поет таинственное слово

Его колючая листва.

 

Мне песня та вонзилась в память.

И бьется в сердце до сих пор:

Возносит кедр, будто знамя –

«Люблю я волю и простор!»

 

Не так ли Русь, осилив кручи,

И горы бед, и море зла,

Как этот дивный кедр могучий,

В подлунном мире возросла!

 

* * *

Лес окутала дремота.

И, казалось, он прилег

На опушке у болота,

Где следы от многих ног.

Тихо так. А сердцу жутко.

Вдруг вдали померкла тьма –

Это шла по листьям жухлым

Белоногая зима.

 

В бору вечернем

 

Седая тишь в бору вечернем

Звенит натянутой струной.

Серебряной узорной чернью

Просветы неба надо мной.

Не отыскать людского шума

В шатрах игольчатой резьбы.

Легко дышать и просто думать

О всех превратностях судьбы.

Я счастлив был – уплыло счастье.

Я в гневе был – и гнев исчез…

Живу без лишнего участья,

Как предвечерний дивный лес,

Где жертв и подвигов не надо…

Отбросив глупость, снизив спесь,

Мой вечер встречу, как отраду,

Приму таким, какой он есть.

 

          Этюд

 

Назло унынью и недугам,

Я знаю, счастье в жизни есть –

Бежать вприпрыжку летним лугом,

Где всех ромашек мне не счесть.

 

Роса как будто обжигает.

Обнимет трепетный туман.

Моя земля, а не другая

Отринет боль сердечных ран.

 

О, радость – в речке окунуться.

Где бьют прозрачные ключи,

Восходу солнца улыбнуться,

Чьи ласки нежно-горячи!

 

Какого чуда ждем мы где-то?

Бог создал здесь его для нас –

В дыханье, в звонах света-лета…

Оно – для всех, и каждый час!

 

Полустанок

 

Я на насыпь взошёл,

где когда-то давно

Земляника цвела по  откосам…

И гудело натружено полотно,

Покоряясь тяжёлым колесам.

Где ночами составы

для фронта неслись –

Так чугунка Россию спасала!

А в путейских казармах

лелеяли жизнь,

Наступая на смертное жало!

Чем лелеяли, как?

Да молитвой святой

От беды и бесхлебья спасались…

Грохотали составы

за тонкой стеной,

Ребятишки живыми остались.

Сколько тайн, сколько слёз,

Сколько радостных дней

Мне судьба здесь дарила сердечно!

Я на насыпь взошёл,

и с неё мне видней,

Что ушло навсегда,

что осталось навечно!

Отгремела война.

Одолели мы зло –

Путь оно никогда не вернётся!

Но останется пусть,

как мы жили светло –

Вкусный хлеб и вода из колодца!

… Замолчала чугунка.

И станции все

Заросли камышом, чернолесьем

И пропали в холодной

осенней росе…

Но в душе моей всё же воскресли!

Долетали ко мне паровозов гудки,

И глазки семафоров мигали…

«Всё пропало давно,

ветер нёс от реки, –

Потускнели родимые дали…»

Я не верю, что жертвы

пошли задарма.

Память разве сотрёшь рукавицей?

Где-то там далеко

в  городах кутерьма,

И «Сапсан», будто чудище,

мчится…

«Будь неладен прогресс! –

я  сорвался на крик, –

Весь комфорт твой,

и  вся камарилья…».

Твой несется «Сапсан»

в бездуховный тупик,

Где сломает незримые крылья…

 

В звёздном вихре

 

В звёздном вихре сгорающей пыли

Наших старших мелькнут имена –

Отлюбили, отпели, отбыли

Те, на ком и держалась страна.

И войну претерпели, и голод.

И реформы – удавку для нас.

Помни ты, кто беспечен и молод,

Кем оплачен твой век и твой час!

 

***

Людмиле  Мухиной

Туман над Родиной клубится,

И даль закрыли облака,

Как потаённая жар-птица,

Такой она мне дорога!

Туман нагнал уже ненастье,

И, может, завтра грянет снег.

Мне всё же улыбнулось счастье –

Быть с милой Родиной навек!

Он сгинет поздно или рано,

Знай, чувство Родины сильней

Ветров, ненастий и туманов,

И бед, что кружатся над ней.

 

 

Колокола

Я шёл, отсчитывая вёрсты.

И вдруг округа ожила –

В церквушке дальней,

за погостом,

Ударили в колокола!

Был вечер лунный

и морозный.

И звон летел в нем,

как родной –

Над далью снежной,

ширью звёздной,

Над миром всем

и надо мной.

И наполнял он сердце

жаром,

Он таял в инее берёз.

И, возрождён одним

ударом,

Звон радость тайную

мне нёс!

 

 

***

 

Ещё дрожит твой нежный голос,

Хотя звонишь издалека…

В тебе вдруг сердце раскололось,

И любишь ты наверняка.

Как это можно? Жизнь промчалась

Среди борьбы, грехов и лжи.

И чудо это мне досталось –

Твой голос всё ещё дрожит…

 

 

 

 

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments