Вологодский литератор

официальный сайт
11
210
Николай Устюжанин

Николай Устюжанин:

СЕМЕЙНАЯ ТАЙНА Рассказ

Зимой, сразу после Нового года, пришло сообщение от бабушки. Неожиданную её новость внук никак не мог осознать до конца: на второй неделе января к ней должен приехать родной брат, о котором он, давно уже взрослый человек, и слыхом не слыхивал! Бабушка просила встретить брата Владимира на вокзале и привезти к ней в посёлок, окружённый северной тайгой.

Что за чудеса?! Ни один родственник, даже единственный до сего дня старший брат бабушки, за двадцать с лишним лет не проронил ни слова о «родном брате Владимире»! Откуда он взялся?

По скупым и обрывистым фразам можно было понять только одно: он учёный, кандидат наук, работал в Москве, но давно на пенсии.

Шли каникулы, внук был свободен, и через  неделю стоял на перроне. Состав со скрипом и шипением остановился, к вагону бежать почти не пришлось, и он, предупредив проводницу, направился к нужному купе, в котором сидел новоиспечённый родственник. Выглядел бабушкин брат странно: живот неестественно выпирал из серого пальто, в тёмной шевелюре сверкали клочки седых волос, лицо казалось измождённым и слишком худым, а глаза с выцветшими зрачками смотрели куда-то в сторону.

Внучатый племянник представился, взял поклажу и помог дяде встать: и видно и слышно было, что Владимир серьёзно болен. Дышал он шумно, передвигался с трудом, отвечал односложно, мучительно подбирая слова.

Автостанция располагалась напротив вокзала, её расписание было «состыковано» с  железнодорожным, и вскоре спутники уже сидели в мягких креслах междугородного автобуса.

Зимой вечереет быстро, выехали они из города при свете фонарей, а лесная дорога и вовсе погрузила в полнейшую темень, через которую изредка пробивались огни придорожных деревень.

Расспрашивать Владимира было бесполезно: он сидел, отстранённый от всего вокруг. Только раз встрепенулся, достал из кармана сувенирную фляжку и запил короткими глотками таблетку.

Племянник продолжал размышлять о загадочном родственнике… По какой чрезвычайной причине он был исключён из семейного предания, и когда это произошло? В каком времени всё оборвалось?..

Бабушка ждала гостей. Изба была натоплена, пироги, прикрытые полотенцами, занимали весь стол.

Владимир, перешагнув порог, стоял, не раздеваясь, и впервые смотрел прямо перед собой. В бабушкиных глазах внук разглядел всё: удивление, боль, сдержанную радость, нежность и непреклонное внутреннее достоинство.

Гости сели за стол, придвинув стулья, каждый на своё место, но разговор не клеился, и внук, почувствовав неловкость, ушёл в зал, лёг на диван и неожиданно быстро заснул, очнувшись ненадолго только к полуночи.

Разговор за дверью продолжался. Голоса звенели, перебивая друг друга, но вдруг оборвались, съехав на шёпот, а спустя минуту-другую вновь перешли на повышенный тон.

Утром внук не узнал родственников: морщины на посветлевших лицах словно разгладились, тоскливый и опустошающий страх исчез, брат и сестра вернулись к жизни. Будто и не случилось в прошлом размолвки и разлуки, – они обнялись на крыльце и долго так стояли, вполголоса переговариваясь, пока им не напомнили о рейсе. Дяде Володе надо было спешить, чтобы успеть к редкому поезду…

В автобусе он уже не молчал, а с интересом расспрашивал о работе, о городе, о дальней родне. И хотя продолжал шумно, даже со свистом, дышать и медленно шёл к вагону, взгляд его был иным, спокойным и сосредоточенным.

В следующем бабушкином послании, которое внук получил через месяц, он прочёл главное: Владимир скончался в подмосковном доме престарелых. У него был рак в четвёртой стадии.

guest
11 комментариев
сначала старые
сначала новые
Inline Feedbacks
View all comments
Нина

О чём рассказ? Читатель остаётся в неведении, почему брат оказался отверженным в семье. Как и чем жил он столько лет? Семейная тайна так и осталась тайной – и для внука, и для читателя. Понятно лишь, что приезжал родственник проститься перед смертью. Рассказ сухостью и однообразием изложения, деловитым тоном более похож на газетный очерк, чем на художественное произведение. Бросаются в глаза многочисленные штампы и устоявшиеся словоформы: “слыхом не слыхивал”, “посёлок, окружённый северной тайгой”, “Что за чудеса”, “По скупым и обрывистым фразам”, “новоиспечённый родственник” и т.д.

Виктор Бараков

 НИНЕ:

Ну где он теперь шляется? Ждали, ждали обедать, а его и слыхом не слыхать! (А. Островский). Из здешних рек одну Каму знали да Чусовую маленько, а про Туру да Иртыш слыхом не слыхали (П. Бажов. Малахитовая шкатулка).

Что за чудеса! Имение продают за бесценок? Что их заставляет? (А. Островский. Красавец-мужчина) .

Кутузов перестал прислушиваться к его скупым, тщательно обдуманным фразам, здоровался равнодушно, без улыбки. Максим Горький. Жизнь Клима Самгина” –

и т. д. Это не штампы, а фразеологизмы.Их употребляют все прозаики.

Скупым и деловым тоном старался передать внутренний драматизм происходящего.

А вот насчёт семейной тайны Вы, уважаемая Нина, правы.Тайна в рассказе – не главное. Кстати, для меня эта реальная история так и осталась тайной. Поэтому в следующих публикациях название поменяю. Рассказ будет называться “Прощание”.

Нина

Да, спасибо, что обратили внимание ещё и на фразеологизмы – как бы ни употребляли их большие и великие писатели прошлого, вторить им не стоит, потому что писатель сродни художнику, который всегда ищет новую колористику. А если уж пишет копию с чужой картины, то стремится сделать не хуже, чем у знаменитого художника.

Ольга

Зимой (зачем это слово, если дальше поясняется, что сразу после Нового года, а вся история разворачивается за считанные недели), сразу после Нового года, пришло сообщение (сообщение – СМС? в инстаграм? в телеграмме? в письме бумажном? через земляков? соседка позвонила и передала?) от бабушки. Неожиданную её новость внук никак не мог осознать до конца: на второй неделе января к ней должен приехать родной брат, о котором он, давно уже взрослый человек, и слыхом не слыхивал! Бабушка просила встретить брата Владимира на вокзале и привезти к ней в посёлок, окружённый северной тайгой. (а вокзал где находится? на станции? не в окружении северной… Читать далее »

Виктор Бараков

Уважаемая Ольга, спасибо. Первое замечание учту. Исправил. Остальные подробности не требуют уточнения, это не документ, в любом прозаическом тексте используются условности.

Ольга

Это же проза – она должна быть достоверна, правдива в мелочах. Все, даже непроговоренное, в ней должно стыковаться. Это же одна картина, один мир. В этом и состоит искусность, искусство, Когда условность зашкаливает — какое может быть доверие к тексту? Как читатель может вживаться в ситуацию и сострадать, если все условно? Как в таком коротком тексте можно столько наворочать? У вас в первых шести строчках – слово “брат” 4 раза! Уверена, объясните и это, мол, художественный прием.

Виктор Бараков

Хорошо. А с вариациями словосочетаний никогда не встречались? “Родной брат”, “брата Владимира”, “старший брат бабушки”, “родном брате Владимире” (в кавычках!) – в шести строках нет ни одного смыслового повтора. Всегда готов принять замечания, если они верные.

Ольга

С такими убогими вариациями я даже встречаться не хочу. Все можно переписать нормальным русским языком. Он богат и могуч, зря вы так его насилуете. Почитайте книги по редактированию художественного текста. Со слухом и вкусом у вас проблема. Может быть логика и знания вас спасут.

Виктор Бараков

А я во тьме брожу кругами,
                                               Я не нашёл свою дорогу,
                                               Я пыль под вашими ногами…
                                               Теперь довольны? Слава Богу.

Н. Зиновьев

Виктор Бараков

Вы обе правы в одном: над текстом надо работать. До печатного варианта ещё очень далеко.

Виктор Бараков

На Русской Народной Линии рассказ опубликован под названием “Прощание”, внесены правки:

https://ruskline.ru/analitika/2021/03/12/prowanie