Вологодский литератор

официальный сайт
17.07.2020
0
65

Сергей Багров ЖИВОЕ НЕ УМИРАЕТ О книге Леонида Вересова «Судьбу мою я ветру доверяю…»

Читаю Леонида Вересова. О первых и последних шагах жизни Николая Рубцова. Об окружении поэта, в широком смысле этого слова, когда ты, обыкновенный во всём человече соприкасаешься с тайной души героя нашего времени.      Живое не умирает. Книга, хотел того автор или же нет, открывает нам вместе с Рубцовым саму эпоху, в какой поэт жил и даже отправился  дальше, в те самые дни, в каких сейчас находимся мы. Короче, Рубцов продолжается. Для многих из нас он, как и  не умирал.

В  читаемом сборнике те самые лица, которые ты  узнаешь вновь и вновь. Здесь  не только знакомые, родственники и друзья поэта, но и те разноликие стихотворцы, с которыми он вместе входил в поэтическую стихию.

Воспринимается Рубцов в книге Вересова,  как  через тексты, так и многочисленные фотографии. Причем многие из снимков ты видишь впервые. Где их только Вересов и нашел? – спрашиваешь себя, удивляясь бесчисленным поискам автора книги. И вообще внедренные  в сборник документальные материалы поражают своими фактами, через которые ощущаешь   одновременно и поэта, и время. В нем, в этом времени поэт  и жил, как нечто непрерывающееся, заглянувшее, опережая свою же жизнь, аж в сегодняшний день.

И еще особенность книги. Где Рубцов, там и его друзья. То они из писателей и поэтов, то из художников, а то из тех, с кем он знакомился, где попало. Книга ярко подчеркивает,  что поэт, как в детдомовской, так и в обычной жизни  всегда жил в гуще простого народа, зная его, как свои пять пальцев.

Исключительно щедрой удачей книги, считаю, закрытие белых пятен в биографии поэта. Одно Краско̔во, что стоит! Фотография и очерк о жизни  шестилетнего Коли  во время войны с фашистской Германией. Уже здесь малолетний Рубцов обозначился, как нечто особое средь детдома, из кого может кто-то, и получиться Поэт зачинается там, где зачаться казалось бы невозможно. Однако произошло, если не чудо, то что-то похожее на него.

В чем недостаток книги? В ее многословности, и в том, что автор ее сознательно направляет внимание читателя на  себя. Как-то неловко становится за Вересова.  Много ненужных подробностей, которые к Рубцову не имеют  отношения, а если имеют, то – поверхностное, незначительное, о чем можно бы было не говорить.  Никак не ожидал, что Вересову свойственно  самовосхваление. Где сдержанность? Скромность? Есть места в книге, где наряду с воспеванием поэта, идет воспевание самого автора книги. Особенно это заметно в разделе «Об авторе и книгах  Леонида Вересова».  

Подчас даже не понимаешь, кто настоящий персонаж книги? То ли Рубцов, то ли Вересов?  Потеряно чувство меры. Как бы к этому отнесся сам поэт?  Да и нашему брату, пишущему о Рубцове, есть смысл задуматься – всё ли о нем надо писать? Поэт своей лирикой показал, как много он открывает высокого, чистого и святого.    Талант Рубцова  лежит на грани возможного и невозможного. В наше время прямо скажем таких поэтов и нет. Леонид Вересов уловил это высокое не только в его судьбе, но и его лирике. Уловил и попробовал передать  через  собственные  искания. А это дорого стоит, несмотря ни на что.

 

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments