Вологодский литератор

официальный сайт
11
165
Виктор Бараков

Виктор Бараков:

ПОГРУЖЕНИЕ В ТЕКСТ

Недавно читал «с карандашом в руках» мемуары Олега Волкова «Погружение во тьму» (попросили написать рецензию на исследование его творчества) и пришёл в ужас: как же мы тогда, в 1980-х годах, в самый разгар «перестройки», были слепы! У меня пелена с глаз спала достаточно быстро, примерно через год, но ведь большинство приняло всю эту «лагерную прозу» за чистую монету!

Исследователь пишет о произведении О. Волкова: «Субъективный взгляд на события, связанный c пристрастностью представителя угнетаемого класса, его симпатиями и антипатиями, личными и классовыми убеждениями, не позволяет охарактеризовать книгу как историческую хронику в строгом смысле». Действительно, субъективность произведения «Погружение во тьму» связана с исключительностью происшедшего с автором. Массовость репрессий, которые никто не оправдывает, – это миф, созданный специально Н.С. Хрущёвым, опасавшимся разоблачения в собственных репрессиях на Украине и в Москве (как выяснилось позже, факты, приведенные в докладе «О культе личности и его последствиях», почти полностью – фальшивка: https://www.eg.ru/politics/49182/) и «прорабами перестройки», использовавшими его в качестве тарана для разрушения идеологии и государства. По подсчётам историков, за все годы существования Советского Союза погибло от репрессий чуть более 800 тысяч человек, большинство из которых составляли полицаи, бандеровцы, предатели (https://www.politpros.com/journal/read/?ID=783). Это, конечно, большая цифра, часть репрессированных была осуждена, как пишет О. Волков, «за отсутствием состава преступления», но всё-таки это не миллионы погибших и не 100 миллионов, как писал А. Солженицын, а вслед за ним повторяют неосведомлённые личности, включая президента В. Путина. Не стал исключением и Олег Волков, он сообщает в воспоминаниях «обо всех кругах ада, через которые прошло за советские годы в России больше народу, чем, вероятно, на всем земном шаре за всю историю человечества».

А вот о страданиях крестьянства в период коллективизации О. Волков пишет достаточно объективно, репрессии по отношению к этому сословию, несмотря на то, что вооружённое сопротивление коллективизации не было редкостью, поражают своей жестокостью.

Есть в тексте воспоминаний О. Волкова и другие несуразности. Так, он говорит: «Оглядываюсь на мою длинную жизнь — я это вписываю в 1986 году — и вспоминаю случаи, когда я чувствовал свою вину русского из-за принадлежности к могучему народу — покорителю и завоевателю, перед которым приходилось смиряться и поступаться своим, национальным. Так было в некоторые минуты общения с паном Феликсом, много спустя — при знакомстве с венгерским студентом. Но особенно, когда развернулась перед глазами трагическая эпопея мусаватистов: словно и я был участником насилия над слабейшим!..» И это после перенесённой русским народом катастрофы! Русский народ отдавал последнее национальным окраинам, зарубежным странам (конечно, не по своей воле). По данным демографов и Счётной палаты, уже в наше время, за последние 30 «российских» лет, потеряно 19 миллионов русских (https://www.vologda.kp.ru/daily/26910/3956112/)! А мы всё помогаем! – Чечне, Сирии, кому угодно, только не русским… И после этого всё ещё раздаётся вселенский плач о «массовых» советских репрессиях!..

Ещё одно высказывание О. Волкова: «Помню однажды, в тесном, отчасти родственном кругу, не веря ушам своим, слышал, как пожилой профессор, известный классик и переводчик — побывавший, кстати, в ссылке и потерявший брата в лагерях, — веско высказывал соображения о спасительности однопартийной системы и опасностях демократической многоголосицы». А ведь, как показало время, прав оказался профессор, а не Волков!

Следующая несуразность: «Эренбург интересовался моими приключениями, расспрашивал. Он и сам знал о множестве жертв сталинских катов, был даже, пожалуй, шире осведомлен в отношении размаха злодеяний, убийств неугодных лиц, свидетелей и исполнителей операций, вроде ликвидации Кирова и т. п.». Сейчас доподлинно, по документам, известно, что убийство Кирова Николаевым было бытовым, – местью за адюльтер.

Еще один «перл» Волкова о советском времени: «Начальники берут взятки, безнаказанно грабят казну, ржа коррупции разъедает вузы и больницы, все ступени служебной зависимости, любые общественные организации». За все годы работы в вузах (34 года) в советское и постсоветское время я слышал только об одном случае взятки! Волков был явно не осведомлен о традициях нашего высшего образования.

 

Ещё: «…Право, красные каблуки дворян в королевской Франции не более вызывающе подчеркивали избранность сословия, чем открыто выставляемые роскошь и довольство, сверхобеспеченная жизнь советской элиты». По сравнению с современной «элитой» «роскошь» советской номенклатуры – просто игра в фантики!..

Волков рассказывает об «ужасах» советского строя, но вот вам следующий факт: в  1950–1970-х гг.  О. Волков  в  ходе  творческих  командировок  посетил многие регионы страны: Красноярский край, Байкал, Кавказ, Камчатку, Дальний Восток, Каспий, Сибирь, Центральное Черноземье, Крым.  Познакомился с работой крупнейших заповедников СССР. В 1975 году прочитал в Канаде несколько лекций о состоянии природоохранного дела в Советском Союзе. О подобных «ужасах» современный русский писатель уже тридцать лет только мечтает…

Да, хорошо, что иногда приходится возвращаться к истокам происшедшего с нами… Пригодится для трезвой оценки будущих неизбежных потрясений.

avatar
2 Comment threads
9 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
11 Comment authors
Ваня ПоповЛюдмила ЯцкевичВиктор БараковЛюдмила ЯцкевичВиктор Бараков Recent comment authors
сначала новые сначала старые
Людмила Яцкевич
Гость
Людмила Яцкевич

Виктор Николаевич, у Вас с Олегом Волковым несоизмеримо разный житейский опыт. Вы, по молодости, в советское время ничего, кроме пряников, не испробовали, а Волков и кнута попробовал.
Не знал Волков и того, что открылось потом, в наше время. Пройдёт какое-то время – и в текст Вашей статьи тоже кто-то будет погружаться с праведным гневом, как Вы – в текст книги Волкова.

Виктор Бараков
Гость
Виктор Бараков

Пусть погружаются, Людмила Григорьевна, я не против. Уже получаю “гневные письма”, например, от Елены Титовой. Только я выступаю не против Волкова, а против спекуляций на его теме. О том, что это спекуляции – писали уже тогда, в 1980-х; например, Кожинов (статья “Правда и истина”, его исторические исследования), и я с ним был согласен, как и с Бондаревым, сказавшим, что издевательство над историей нам аукнется. История – наука точная, так пусть знают, какими подтасовками и раздутой истерией либералы опрокинули страну, в том числе используя книги Волкова, Солженицына, даже Белова (о чём он жалел потом). Факты, документы, трезвое отношение к источникам, а… Читать далее »

Ваня Попов
Гость
Ваня Попов

Виктор Николаевич, вы правы насчёт текстов Волкова, Солженицына, Белова, которые ещё в конце 60-х начинали, казалось, доброе дело – борьбу за возвеличивание русского духа. Сиделец Волков оговаривался, что дело пахло Соловками. С того же начинал и Горбачёв, не к ночи будь помянут. То же продолжает Путин, если доживём до утра, не сражённые новыми рукотворными кризисами. Увы, кончилось не Соловками для десятка-другого авторов, для тех же Белова, Волкова, далее по алфавиту, кончилось полётом в неизвестность (Бондарев) и приземлением в стороне от солнца в кукурузу. Видя в кремлёвское окошко, что все моторы горят, Путин одобряет своё намерение лететь дальше. Самое трагикомическое, что… Читать далее »

Ваня Попов
Гость
Ваня Попов

Людмила Григорьевна, кнут на спине Волкова – наука, итог, подобный докторской диссертации. Но Волкову, Белову и им подобным не дано было высшего счастья праведника – простить обидчиков твоих, понимая, что обида твоя, обратившись противодействием, нарушит мир и покой прочих соотечественников твоих, которые про тебя и не слыхали. Уж если я пропадаю, пусть весь мир пропадёт, – не та наука, которой должно следовать! Житейский опыт – не наука, а набор догм для обывателя, в основном верных: не рой другому яму и т. п. Нормальному человеку это даётся при рождении или вколачивается – не всегда по голове – десятью заповедями…

Людмила Яцкевич
Гость
Людмила Яцкевич

Ваня, да согласна – за свои личные обиды надо прощать. А как быть за обиды народу в те времена?
Вы, я смотрю, за современные обиды народу не прощаете. И правильно делаете.

Людмила Яцкевич
Гость
Людмила Яцкевич

Правда, часто человек не сразу поймёт, кто его обидчик на самом деле. Это только Богу дано знать. Поэтому Он нам пообещал: “Да не судите, и не судимы будете”.

Ваня Попов
Гость
Ваня Попов

Согласен с последним тезисом, исключая понятие народа. Всегда кому-то хорошо, частенько оттого, что кому-то худо, так уж устроено до нас и останется после нас. А все вместе они народ, и каждый кричит, что без него народ неполный (Платонов). Но вы, в пехотном строю держа равнение, должны видеть грудь четвёртого и далее не высовываться, верить вашему старшине, но не верить байкам про миллионы, которых не видите, может, это происки беловых (читните его депутатские крики), волковых, солженицыных, путиных…

Виктор Бараков
Гость
Виктор Бараков
Людмила Яцкевич
Гость
Людмила Яцкевич

Кроме государственных архивов есть и семейные, а также народная память. НАдо рассуждать не абстрактно, и не зацикливаться на Сталине, не обобщать то, что не обобщается. А честно говорить о судьбах не политиков, а конкретных простых людей, далёких от политики. Вы, Виктор Николаевич, лучше не чужие статьи читайте только, а поинтересуйтесь в живую, сколько в Вашем родном Кич-Городке было заслуженно, а сколько незаслуженно репрессированных. Я, например, знаю одну такую семью, в которой состою в родстве. Мать Сергея, Мария Арсентьевна, сейчас доживает последний свой срок и говорит только одно целый день, умоляет со слезами: “Поеду домой! В Еловино”. Прошло почти 90 лет,… Читать далее »

Виктор Бараков
Гость
Виктор Бараков

Беда в том, что наши враги обобщают то, что не обобщается, а требует точности и беспристрастности. Вот и получается, что они приписывают второй половине ХХ века то, что происходило в 1920-е – 1950-е годы…

Людмила Яцкевич
Гость
Людмила Яцкевич

С этим согласна.