Вологодский литератор

официальный сайт
04.03.2020
0
33

Виталий Серков ПАРОДИИ

Поэт и Муза

 

-Да он пришиблен ночной звездою,

С ума сошедший от глупых песен…

-А я останусь с ним молодою

И через сто лет, и через двести…

Сергей Зубарев. К Музе. Из книги «Всполох»

Ростов-на-Дону: ООО «Терра» 2016

 

С ума сошедший от глупых песен

Ночами шлялся он, где попало,

И знать не зная, что мир наш тесен.

Не раз за это ему попало.

 

Но был упорным поэт и Музу

Искал по барам и закоулкам

В надежде вскоре склонить к союзу,

Даря созвучия в мире гулком.

 

Молчал, питаясь духовной пищей,

И дятлу в пику, и козодою.

Но, чтобы Муза не стала нищей,

Его пришибли ночной звездою.

 

Лежал он в луже, раскинув руки.

Вот так впадают по пьянке в кому.

– К утру намокнут до нитки брюки,-

Подумав, Муза прошла к другому…

 

30.01-04.02.20 г.

 

 

 Последний спаситель

 

У моря завывает волк

Штормами горя…

…Стою и с морем говорю,

Жена подходит:

«Ты не в себе?» – «Ах, мать твою!»…

…Не обижайся на меня

Осколок страсти,

Но не сбивай на склоне дня

Мечту о власти.

Когда-нибудь нерусский строй

Потопит русских…

…Чтоб выйти, чешуёй горя,

Из волн на берег,

И чтоб осталось только «бля»

От всех америк.

Игорь Тюленев «На затопление русских офицеров»

Сайт Союза писателей России.

 

Коль Игорь на берег направится, мля,

Горя чешуёй от проделок Кремля,

Покинув ухоженный скверик,

Да ноздри продует, лишь глянув на дно –

За тысячи миль от России пятно

Качнётся на месте Америк.

 

Поднимется шторм, за былое коря,

И авианосцев сорвёт якоря,

И крейсер ударит о скалы.

– Ах, мать твою, Игорь! – заропщет жена, –

Опять твоя мимика напряжена,

И волчьи являет оскалы…

 

Куда же гордыня твоя вознеслась?

Видать, ты напился мечтами не всласть,

Коль гибель чужую торопишь?

Хоть боль вековая и не улеглась,                   

А дай над людьми тебе русскими власть –

Их сам беспощадно утопишь…

 

30.01-6.02.20 г.

 

 

Вселенский облом

 

Воробьям и синицам облом!

Нынче царство бомжей и ворон.

Поделили дворцы и помойки,

С четырёх наступая сторон,

Захватили столицу и трон –

Да и Кремль взяли после попойки…

…Отчего же картавые Карлы

Твоего отхлебнули вина?

Отказалась от нас старина,

У врагов на рогах наши лавры…

Игорь Тюленев. Облом.

 

Охренели вы что ли, бомжи:

Воробьёв разогнали с помоек,

А теперь и в Кремле этажи

Обживаете после попоек?!

 

И с картавыми пьёте вино,

Ордена уступая и лавры,
Поменяв на похлёбку давно

Старину под чужие литавры.

 

Не пора ли вам браться за лом

И крушить их и слева, и справа,

А иначе – вселенский облом

И над русским народом расправа!?

 

Отправляйтесь скорей на войну,

Не хлещите вы так самогонку!

Я лишь ворот рубахи рвану,

Искупаюсь и двинусь вдогонку…

 

20-28.01.2020 г.

 

 

 Государево око

 

На столе стоит товарищ Сталин –

Белый китель, чёрные усы.

Был моею волей он поставлен

В блеске всей диктаторской красы…

…Смотрит на меня товарищ Сталин

Оком государя каждый день,

Как на тигель для расплавки стали,

А Есенин смотрит на сирень.

Игорь Тюленев, Пермь «В моём кабинете»

 

На столе ни бюста Сталина, ни рамок модных с фотками –

Лишь бумага, да эпиграф из чужих стихов изъят.

И пародии выходят о людских потерях сводками,

Но со строк стекает юмор и сарказм, и, даже, яд.

 

Собираю под обложку я, как в трюм ковчега Ноева,

Не зверей, что выбегают, обезумев, на ловца,

А пародии на строки  неудачные Зиновьева,

Косякова, Пошехонова – и нет творцам конца…

 

Закидоны в тигле плавятся под стоны ветра летнего,

И, поскольку мне Есенин одобренья дарит свист,

Опускаю в недра тигля строки Игоря Тюленева,
И рукой невольно глажу для усмешки новой лист.

 

Ни ГУЛАГа и ни Берии, поэтам  воля-вольная!

Заигрался кто – словесной булавой меж глаз ударь

И смотри: физиономия насколько недовольная?

Повтори, коль не раскисла. Или ты не Государь?!

 

24.01-12.02.2020 г.

 

 

 Признание  гения

 

Что ни сон – то в голову, то в руку…

…Снится мне, что я – не я, а гений,

Но одной единственной строки…

Олег Полудницын. Из книги «Джаз»

Сочи 2016 г.

Кричи о пошлости, да так,

Чтоб это выглядело пошло,

Чтоб видно было, что – дурак…

Олег Полудницын. Из книги «В поисках света»

Сочи 2017 г.

 

Бьёт она то в голову, то в руку

И, блестя, как лезвие меча,

Прорезает струйкой наст по кругу.

Ничего ведь странного – моча.

 

А могла бы резать лист бумаги,

Денежные знаки всех валют,

Чтоб тебе завидовали маги,

Чтоб возненавидел нищий люд.

 

Ей не до стихов от потрясений…

Что вы засмеялись, дураки?!

Я ведь не простой поэт, а гений,

                    Пусть хоть и подмоченной строки…

 

Сентябрь 2019 г.

 

 

 Поэтический каннибализм

 

Я хочу быть с тобой…

Не ломать своё сердце на кухне…

…Порвал струну, как сердце вывернул,

Как вынул горькие глаза…

Олег Полудницын. Из книги «Геометрия чувств»

Сочи. 2014 г.

 

Я хотел быть с тобой, но по воле звериного нюха

Ты домой не вернулась, растаяв, как призрак в дыму.

Ах, зачем же, зачем так жестоко и подло, Танюха,

Ты со мной обошлась – ведь ни крошки съедобной в дому?

 

Как мечтал из тебя отбивных заготовить я вёдра

И пельмени слепить, и поджарить в тиши антрекот!

Ты высокой была и имела широкие бёдра,

А вчера от меня сперепугу шарахнулся кот…

 

Неужели теперь мне ломать своё сердце на части,

Если печень твою не придётся поджарить с лучком,

Чтобы водка лилась, и посуда крушилась «на счастье»,

И другая «коза» выбивала огонь каблучком?

 

И пока у неё голубые глаза не прогоркли,

Молча вынуть ножом, поперчить и слегка посолить,

И намазать на хлеб, под рукой не имея икорки,

Да и кровь из поддона в посуду стеклянную слить.

 

А потом отделить от неё целомудрия атом.

Не случаен итог отношений полов и не нов.

Я – словесный патолог с нежнейшей припиской «анатом»,

Вы же видите в нас только ярых самцов-Казанов.

 

Затянусь на заре отсыревшим немного «Непалом»,

С неба вальс упадёт и появится брачный дворец…

Может, предок далёкий веками и был каннибалом,

Я же – просто поэт, и художник, а шире – творец…

 

18-19.09.2019 г.

 

 

Тайный знак

 

На писательском фронте без перемен:

Плюнуть некуда – гении сплошь да пророки.

Не скажу, что ведут натуральный обмен –

Друг у друга воруют бездарные строки.

 Поэты.

По всей земле тогда мело,

Мело, мело во все пределы,

И выжить было тяжело,

И, говорят, свеча горела.

Владимир Шемшученко «По всей земле тогда мело».

Из книги «За три минуты до рассвета»

Санкт-Петербург 2012

 

Мело, мело по всей земле

Во все пределы.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Борис Пастернак «Зимняя ночь». 1946 г.

 

И жизнь, и слёзы, и любовь…

Марина Цветаева

 

Чудил Есенин, как варнак,

А Блок тайком строчил поэмы,

И даже бедный Пастернак

У Шемшученко лямзил темы.

 

Исчезло солнце над Кремлём,

И был орёл двуглавый ранен,

И Шемшученко королём

Объявлен был, как Северянин.*

 

По всей земле мело, и вновь

По чугункам картошка прела.

Исчезли слёзы, а любовь,

Узнав, со смеху угорела…

 

И встал из тлена Пастернак,

Петлю качнув, сошла Марина.

И был поэту божий знак:

С лица росой стекла урина…

 

*Игорь Северянин был избран «королём поэтов» в 1918 году,

Владимир Шемшученко – почти веком позже.

 

23-23.07.2019 г.

 

 

      Признание через «клизму»

 

 …Что было – оборвато и допето.

Переходить на критику пора.

Ить сам в лесу не волк, а дохлый заяц, 

Ить на святое крошит свой батон…

…Уж лучше ковыряться в интернете,

 Как жизнью переехатая мышь…

Михаил Ляпустин.г. Сочи

 

«Крошил батон», «по фене ботал»,

Творил стихи ночной порой –

На этом деле заработал

Предвестник славы – «геморрой».

 

К Парнасу путь был слишком долог,

И стал он слышать зайца свист…

…Лечить решился не проктолог –

Обыкновенный пародист.

 

Помочь желая организму,

Он никогда больным не врал,

Но для очистки ставил «клизму»,

Потом уж скальпель в руки брал.

 

Срезал безжалостно наросты

Сшивал слова провальных строк.

И нагноения коросты

Просил убрать в короткий срок.

 

О, как Поэзия капризна,

И что ей год иль целый век?!

Да и пародий укоризна –

                    Лишь капля влаги из-под век…

 

19 – 23.06.2018 г.

 

 

 

  Прозрение

Поэты-братья, нам ли унывать!

Нас не придушат бабы в пьяных драках.

В. Шемшученко. «Поэзию чувствуют кожей»

(Цитата-эпиграф к стихотворению Т. Лестевой)

 

…Был не крещён. Но… «Православный!!!»

Цитируют одно и то ж:

Россия, Русь, погост и храмы…

Потоком мутным льётся ложь.

Довольно од, в конце концов!

Его стихи я твёрдо знаю:

«Я, Николай Михайлович Рубцов,

Возможность трезвой жизни отрицаю».

Татьяна Лестева. Певцам Николая Рубцова.

 «Невский альманах» № 4-2012

 

«Мне лесть чужда», – признаюсь я Вам сразу,

Хотя крещён. К тому же, сам пишу.

А графоманства мутную заразу,

Как вонь носков, на дух не выношу.

 

Но Вы, Татьяна, стали гениальной.

Рукою Вашей ангелы вели,

Когда «В минуты музыки печальной»

Из-под пера взлетали «Журавли».

 

«Высокий дуб. Глубокая вода»,

«То жёлтый куст, то лодка кверху днищем» –

Какие строки в Ваши невода

Зайти умели, а не этих… нищих!..

 

«О чём писать? На то не наша воля!»,

Но Вам и тут удача улыбнулась:

«Звезда полей», слетев с небес, у поля,

Увидев Вас, стихами захлебнулась.

 

«Россия, Русь! Храни себя, храни!»,-

Прозрев, Вы в миг единый начертали.

Рубцов ли, Шемшученко ли — они,

Задуматься, сдались Вам на черта ли?!

 

Один — не расстаётся с бородой,

В глазах его нездешний свет мерцает…

Другой — сказал, намыкавшись с бедой,

Что трезвый образ жизни отрицает.

 

«Рукой раздвинув тёмные кусты»,

Узрели Вы «Осенние этюды»

И вздрогнули: за ними вновь кресты,

А истинная слава у Иуды…

 

26.9.2012 г.

 

 

Ах, этот русский, несносный, язык

 

…А у нас,- не пойму,- что погоде за корысть

Белоснежный лишать Петербург красоты…

…Где-то небо ночное — сапфир с астеризмом…

…Прилетит ли зима королевой снежинок

И набросит на город наряд из парчи,

Чтобы он засиял миллиардом искринок…

Т. Лестева «Где-то снег и мороз» «Невский альманах»

№ 4-2012 г.

 

А у нас, – не пойму я, – корЫсть или кОрысть

Набирает скорОсть (или, всё-таки, скОрость?)

Ах, Ожегов считал, что по-русски «корЫсть»?

До него ли?! Поэтов спешу я загрызть.

 

Понаедут — и в Зимний (по Летнему) двОрец.

А в душе-то любой из творцов — чудотворец.

Да и в лирике их стонет боль историзма,

А в моей — шесть лучей лишь звезды астеризма.*

 

Жаль, гонОрар «АльмАнахНевскИй» не даёт.

А душа-то при виде сапфиров поёт.

А зайду я на Сенный** рынОк (или рЫнок?) —

Улыбнётся он мне миллиардом икринок.

 

И смеётся осётрина (иль осетрИна?),

И ехидством пылают глаза осетина.

А ещё «тараканьи смеются усища».***

Вспомнишь на ночь — и сразу со страху ус…я.

 

17.10.2012 г.

 

 

 

 

* звёздчатый Сапфир обнаруживает астеризм в виде шестилучевой звезды.

** Сенной рынок — историческое место в Санкт-Петербурге.

*** строка из стихотворения О. Мандельштама о И. Сталине.

avatar