Вологодский литератор

официальный сайт
31.01.2020
0
5

Николай Алёшинцев СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ Очерк

Мы знаем о семейных ценностях всё. К нашим услугам Библия, Домострой, мудрость  Омар Хайяма, «Декамерон» наставления Д. Карнеги и очень простое для понимания выражение Дон – Аминадо

(поэт и писатель) «Будьте милосердны не только к домашним животным, но и к домашним вообще».

Но, капризная тройка семейных отношений никак не хочет нестись по проторенной дороге ваших знаний и чужих наставлений.

То, лезет в какое – то болото, или заносит её на поворотах, а то вообще рвёт упряжь. Лишь иногда, после трудов и многотерпения, покажется вам, что всё, как сейчас говорят, устаканилось.  Радоваться бы? Только радости кратковременны, а печали отбирают иногда целые дни. Но есть истина: ребёнок плачущий, обязательно засмеётся. А вы, вы такой замечательный человек, что всё преодолеете. Даже семейную жизнь. Мало того, найдёте в ней положительные стороны.

Гоголь, дай ему волю, сравнил бы с русской тройкой не только Россию, но и семейную жизнь. Вы посмотрите, как она несётся. Коренник, надо полагать глава семейства, идёт ровной рысью, но с такой скоростью, что благовоспитанная жена и дети (пристяжные) вынуждены переходить на галоп. Коренник держит голову прямо, выбирая путь, жена и дети посматривают в разные стороны и не понять, то ли хотят бежать самостоятельно, толи просто надоели друг другу. Удивительно, что при этом, хитро сплетённая карета жизни, движется вперёд. Но, не приведи господи, если и коренник начнёт по сторонам какие – то приятности замечать. Не воображайте, пожалуйста, что ямщик главный. Имея опыт обучения лошадей, заверяю вас, что если коню наскучит  нервное дёрганье удил и, не печатные выражения, он, не особо напрягаясь, выкинет этого невоспитанного воображулю с нагретого облучка и только хорошее воспитание не позволит ему, копытом утвердить своё превосходство.

Итак, мы в одной упряжке. Заметим, добровольно впряглись. Под наркозом любви, и когда он проходит больно. Понимать начинаешь, почему так мало за обретение собственности берут с нас в загсе. И музыку Мендельсона включают, придавая элемент лиризма такому непоправимому поступку.

Мужчины, наслушавшись в детстве сказок о превращении лягушки в принцессу, отметая суждения и предупреждения, что у его «Маргаритки не только Анютины глазки, но и львиный зев» – бросаются в любое болото, и создают образ. Создав, влюбляются. Позже, насмотревшись фильмов с ужасами, где главные героини вампирши,  будет утешаться, что приобрёл женщину, хотя и тяжёлую характером, но всё – таки не кровопийцу. Ну что с неё взять, если она не знала, как приготовить глазунью, пока случайно не уронила яйцо на раскаленную плиту. Не догадывалась, что рыбу перед тем, как варить уху, надлежит чистить, зато с каким усердием она красит ногти на ногах, в экстазе от процесса забывая, что ни в зимних сапогах, не в валенках их будет не видно. Зато как она красится, страдает от того, что у неё тонкие губы и груди меньше чем у Семенович. Убить её что ли?  Ну, вбила она в свою настолько же глупую, насколько  ухоженную головку, что именно с этими анатомическими изысками ей  откроется дверь  в клуб бездельниц, называющих себя светскими львицами. Если бы, не приведи Господи, львицы Африки, сдержанные в похоти и ежегодно выращивающие львят, узнали, кто присвоил их честное имя,  то немедленно стали людоедками.

Нормальная девчонка была. А насмотрелась в «ящике» крашенных дур, и как они на пляжах вытягиваются: слетела с катушек. Знал бы, не женился. Разве что по приговору суда. А с другой стороны, в армии по первости, терпеть не мог перловку, но ведь привык. А тут всё – таки женщина. Человек! А тех, кто у нас телевидением заведует, я бы всё – таки судил: за растление многолетних

Надо сказать, наш брат, мужики тоже не из одних достоинств сотканы. И не из всех дураков рыцари и царевичи получаются.

Вот и сложно;  из не святых и не сказочных участников процесса получить качественный продукт, называемый семья. Странно как то: на работу принимают, медицинскую справку требуют, а тут ни синь порох, ни какого документа? А ведь ячейку общества строишь. Дело серьёзное и не привычное по первости.

Думаю, что я достаточно поиздевался, над святыми узами брака.

Настроимся на серьёзный лад.

Ой, ей, ёй! Вот на что я имею меньше всего прав, так это делиться опытом семейной жизни.  Берусь за освещение этой темы, исключительно для того, чтобы « молодое и знакомое племя» не наступало на всё те же, до сих пор не сгнившие грабли. Как только я начну вас поучать, не верьте не одному моему слову. Другое дело, если я буду говорить о примерах, лично испытанных или пережитых моими знакомыми. Это поможет вам  определить «что такое хорошо, что такое плохо», не мучая себя и любимых многожёнством.

Сразу скажу, что жену или мужа можно встретить в самых не романтичных условиях. Например, в кипящих котлах современных тусовок. На уборке картошки, в винном отделе магазина, на болоте, за сбором ягод, даже на субботнике по уборке мусора. Я уж не говорю, про сенокос, поскольку это отдельная стать. Раньше, можно было найти своё сокровище,  на танцевальной площадке в вечернем парке, под щемящую душу музыку и серебряный родничок голоса очаровательной Людмилы Сенчиной.

Кстати, слова тех песен очень соответствовали более полному раскрытию нашей темы: Вот, к примеру:

Святая наука – расслышать друг друга

Сквозь ветер на все времена.

Две странницы вечных любовь и разлука

Поделятся нами сполна.

 

Совместно жить можно в любом месте, и даже день, два соглашаться, что с «милым рай и в шалаше». Особенно в тёплую погоду, при отсутствии комаров, змей и наблюдателей за нравственностью. Только чертовски холодны у нас зимы.

Не верьте, что знаки Зодиака, могут вам что – то гарантировать.

Не занимайтесь  возможностью по извилинам на ладони избранника определить, когда он, наконец, покинет этот мир. Весёлый Ошо, будучи мистиком и духовным индийским лидером, намекал, что это можно с таким же успехом делать по старым шрамам отцовского ремня на пятой точке.  Ошо, о ремне не говорил, но суть  я не поменял.

И уж, конечно, не доверяйте свою судьбу шаромыжникам, предсказателям и экстрасенсам. Задумайтесь, как посторонний человек, может знать то, что вы сами о себе не знаете?

Прошу этот абзац текста не принимать как моё поучение, потому что появление этих, общепризнанных истин, оплаченных психическими расстройствами, потерей денег и даже жизнями, появились до моего дня рождения.

Итак, одна роспись в паспорте и вы зависимый человек. Но привыкли, притёрлись, вырастили детей и приобрели ту бесценную мудрость, которая научила вас прощать, не требовать сверхъестественного от своего, скажем так, соучастника жизненного процесса.

Когда видишь, как нелегко складывается семейная жизнь у некоторых пар, начинаешь понимать, почему принято праздновать юбилеи совместной жизни. Не шутка прожить вместе двадцать лет, а за пятьдесят так вообще должны бы пенсию увеличивать. Для семьи это своеобразный день победы. Да и надо же, в конце концов, хоть как – то подсластить то, что происходит после медового месяца. Моя ирония не имеет цели кого – то обидеть. Наоборот, я восхищаюсь людьми сумевшими пронести  сквозь все испытания священную свечу любви, однажды зажжённую. Старость, как гололёд, требует дополнительной опоры. В молодости об этом не думается и, порой да временем, хочется взбрыкнуть, обидеться на ущемление свободного волеизъявления, тарелкой запустить от преизбытка адреналина. Всё бывает. Только не всегда это всё приносит, как раньше писали в газетах «чувство глубокого удовлетворения». Да и откуда взяться ему. Проблемы те же, посуда та же, бельё, усталость, да и переживается почему – то, и от родных не хорошо. Но, если семейное реформирование ничего не дало, кроме расстройства, то зачем этот сыр бор. Молодые ждут перемен, пожилые знают, чем они заканчиваются. Потому и наставляют. По большей части безуспешно.

Каждый из вас видел, как бережно относятся друг к другу пожилые пары, как заботливы, и не притворяются, а именно так живут. Это их не утомляет. Потому, что вторую половину практически незнакомого человека, они привыкли считать родным  и готовы отдать ему всё, о пенсии я не говорю.

Бывает муж или жена ругают свою, или своего благоверного, на чём свет стоит. Но попробуй, кто – то со стороны сказать об них плохо? Приключения на н – ное место будет обеспечены. Эта, по выражению Лермонтова, «странная любовь» не указывает ли нам, что, очень своеобразные взаимоотношения пожилой пары, давно переросли в определённую, но очень стабильную степень родства.

Род, как известно, если его продолжать, бессмертен. Через века с помощью потомков он сохранит всё лучшие черты, которым вас одарила природа и этим обеспечит бессмертие. Правда и вашу негодную привычку ходить по дому, не снимая ботинки, тоже сохранит.

Дети. Кто – то погорячившись, назвал их цветами жизни. Согласимся. Не хорошо только, когда распускаются. С родительской болью, с палящим огнём страха за их настоящее и будущее не считаются. Не берегут себя! А долго ли до беды?

А потом внуки пойдут. Хлопотно, но вернувшееся чувство  родительского долга, за не доданную детям ласку, (когда было? работа, домашние заботы, проводы и ожидания) вдруг обмоет стареющее сердце воскресшей любовью, и одарит важной серьёзной целью сбережения и воспитания не усидчивых, даже вредных иногда, но таких похожих на нас внуков. И жизнь наполнится смыслом.

Бойкие на расправу, современные «всадники» с их поверхностно – прокурорскими взглядами, на военное и, послевоенное, время, ничего кроме горечи не вызывают. Они не могут и не хотят сочувствовать тому, что пережил молодой солдат, умирая от потери крови под Ржевом. Многие воспринимают всеохватывающую трагедию народа, как кино или спектакль. Занавес и все убитые выходят на сцену. Это они, мучаясь бездельем, считают; сколько женщин – вдов родило после войны, сколько в войну забеременело.

Весело им доказывать, что женская честь очередная сказка социалистов. Нищие духом и памятью только так и могут себя проявлять.

А у меня перед глазами одиннадцать деревенских вдов, безгрешные грешницы обстоятельств, оставивших их без мужей, иногда не состоявшимися невестами, а иных просто любимыми убитого парня, и причисляющих себя к вдовьему лику и званию. Не ведомо, сколько слёз пролила, слушая их Божья мать. Но мне, мужику, уже многое испытавшему, закалённому, огрубевшему сердцем, слушая горькие слова этих, уже постаревших, женщин, с трудом удавалось давить в себе слёзы, Не буду перечислять, какие испытания выпали на их, тогда ещё хрупкие плечи. Похоронки, умирающие дети, непосильный мужской труд. Некоторые стали инвалидами. И за то, что выжили, и за то что, переломив страх осуждения, липкую мерзость гадких слов, трудности с питанием и одеждой, решились стать матерями мы должны быть им благодарны.
Это они поставили на место перевёрнутую чашу жизни. Это их дети строили Череповец, тянули электролинии и прокладывали железнодорожные магистрали. Это их внуки выбирают нужный им, и, надеюсь, стране, путь, а правнуки не позволяют школам закрыться. Так что тут грешного?

Чёрт знает! Время что ли такое пришло, когда мы о бесплодных проститутках говорим больше, чем о многодетных матерях. И герои у нас чаще бандиты, а не сталевары.

Вековая обязанность мужчин оберегать женщин от зверья, трудностей и исполнять их самые изысканные капризы должна бы надоесть самому терпеливому гражданину земли. Но этого не происходит, потому что с женщинами тяжело, а и без них не рай. Вот вам исторический пример: было бы время Сизифу толкать эту дурацкую бочку на гору, если бы у него была жена? Не смешите меня. Она немедленно нашла бы замену его общественно бесполезному труду. Я уж не говорю о выстиранных рубашках, пришитых пуговицах и ласках. Есть, конечно, особи, стремящиеся и это перевести на рельсы рыночной экономики, но, вспомнив о конкуренции, теряют купеческую хватку.

Семейные ценности, это антиквариат, чем старше, тем дороже.

В одной из пожилых, как я песен, есть слова Игоря Шаферана: « Ты запомни, что сидишь сегодня парень. Рядом с младшею сестрёнкою моей». В них наставление и забота, нежность и уважение. Нельзя по – другому. Идущим рядом с нами девочкам, женщинам, сестрёнкам, внучкам труднее. Но они матери, продолжательницы жизней и родов. Это они, та семейная ценность, дороже которой пока ещё ничего нет. Отодвинув занавес прошлых лет, признаемся, что не из одних признаний в любви складывалась жизнь, но судя по тому, что на кухне что – то кипит и слышно не громкое ворчание, понимаешь: есть женщины в русских селеньях! Слава Богу, есть!

avatar