Вологодский литератор

официальный сайт
2
55
Людмила Яцкевич

Людмила Яцкевич:

ЛИРИЧЕСКАЯ ПРОЗА СЕРГЕЯ БАГРОВА (О новой книге писателя «Последняя передышка»)

Когда читаешь повести и рассказы Сергея Петровича Багрова, кажется, что ты оказываешься в прибранной с любовью, чистой и светлой горнице, где веет свежий воздух, где душа чувствует особую защищённость и родство с людьми, которые в ней живут. Хозяин этой горницы добр, но и строг, в нём чувствуется уверенность, что всё доброе возрастёт, а всё недоброе  – искоренится.

Подобные произведения, эмоционально и духовно воздействующие на читателя и создающие у него особое состояние души, литературоведы называют лирической прозой.  Но, как и любой термин, это название очень ограниченно и обобщённо определяет суть подобного художественного стиля. Возникает потребность в конкретной характеристике особенностей мастерства писателя.Именно поэтому мы и начали размышления над его новой книгой с картины – символа того впечатления, которое возникло в нашей душе при чтении его рассказов и поэтических миниатюр. Причём, отметим, что лиризм писателя Багрова связан не только с изображением эмоционального состояния повествователя илиего героев. Источником этого лиризма является то собственно народное самочувствие, которое витает в его произведениях и передаётся писателем неуловимым образом. В наше тревожное и суетное время мы начали терять этот спокойный, добродушный и уверенный тон, характерный длясостояния русской души. Поэтому, читая рассказы и очерки С.П. Багрова, начинаешь напитывать своё сердце и ум спокойной духовной силой.

Эта душевная гармония возникает, когда человек чужд суеты ума. Святитель Иоанн Златоуст задавал вопрос: «Что такое суета ума?» – и отвечал: «Занятие суетными предметами». Далее он поясняет: «Послушай, возлюбленный! Не дела Божии назвал Екклезиаст суетными, отнюдь нет: не небо суетно, не земля суетна, нет! — Ни солнце, ни луна, ни звезды, ни наше тело. Ибо все это — добро зело».Златоуст называет суетой погоню за богатством, почестями, гордость, тщеславие, высокомерие.  «Почему, однако ж, это суетно? — Потому что не имеет никакой доброй цели“[2].

Нет суетности ума у героев рассказов С.П. Багрова, простых жителей северных деревень, сёл и небольших городов. Нет суетности и в самом повествовании писателя о их жизни. Отсюда возникает чувствосоучастияк их судьбе, к их миру: как будто встретил на страницах его книги своих родных и близких людей и увидел до боли сердечной знакомые пейзажи своего детства и юности.

***

В творчестве Сергея Багрова лирическая проза представлена в различных жанрах: это и лирические отступления от повествования, это и стихотворения в прозе, кроме того, лиризм пронизывает эпические сюжеты рассказов Багрова.

В данной статье мы обратимся к еголирическим миниатюрам, их в книге С.П. Багрова пятнадцать. Как поэт и философ, писатель созерцает Божий мир в самых прекрасных его проявлениях на восходе и на закате.«Вечер и утро особенно благодатны» [3: 17-23]. Его стихотворения в прозе «Божья милость»  и «Иду-у» продолжают православную традицию русских поэтов, лирические произведения которых восходят к молитве «Свете тихий» [4: 122-143]. Чистой душой писатель встречает восход солнца июльским утром и благодарит Бога за вновь воскресающую жизнь:

Божья милость

            Дивно было увидеть в ночи, как встаёт из земли, без лучей, без сиянья, огромное алое солнце. Такое бывает только в начале июля. Чёрные крыши домов, застывающая листва, пролетевший с мышью в когтях хищный филин.

            Нет. Земля не погасла. Не к смерти она подбирается – к воскресению. И спасёт её, как всегда, тихий свет, разливающийся над миром. Православный народ называет его:

– Божья милость…

Молитвенномусозерцанию заката лета и начала осени, когда, «есть в осени первоначальной короткая, но дивная пора» (Ф. Тютчёв), посвящено стихотворение С. Багрова «Иду-у!»[1: 185]. В книге оно напечатано как прозаический текст, однако в нём есть стихотворный ритм, он представляет собой поэтический период, части которого соединяются анафорическим повтором слова когда. Весь текст членится на строки, в соответствии с паузами, когда мы делаем остановку и осмысливаем предыдущие строки  и готовимся к последующим. Эти паузы при чтении стихотворения совпадают с ритмом нашего сердца и дыхания. Покажем это, записав этот текст поэтической строфой:

Иду-у!

                                    Земля прекрасна на закате лета.

                                    Но ещё прекраснее

В плену осенних дней,

                                    Когда вблизи чернеющей реки

Висят, как паруса, прохладные туманы.

Когда сторожко, как карась,

Крадётся по реке не вспугнутое солнце.

Когда, кивая хохолком,

Летит к рябине бойкий свиристель.

Когда на избяном стекле танцуют

Быстрые лучи.

Когда в просторы солнечных полей

Спускается полуденный покой.

Когда, как откровение,

Вдруг открываются ворота неба,

И в них ты видишь чистое лицо

С глазами Бога,

Который тщательно рассматривает нас,

Дабы понять,

Кому он в этот миг всего нужней.

И кто-то с колотящимся от счастья сердцем

Услышит среди сонма звуков

Негромкое, но чёткое:

Иду-у!

 

В стихотворении мастерски используетсяособый приём ритмической композиции, который обозначают музыкальным термином каденция. Во время каждой мгновенной паузы содержание текста, его смысловая вязь не прерывается, а наоборот, усиливается. Словесный текст закончен, аего смысл продолжает звучать в душе. Всё это создаёт молитвенное настроение при чтении этого произведения.

В творчестве С.П. Багроваесть не только радостные созерцания Божьего мира, как в рассмотренных выше стихотворениях в прозе,  а также в  подобных им – «Связь» [1: 197], «Лилипуты[1: 196]. Есть у писателя и горестный взгляд на печальный вид нашей родной матери -земли, брошенной и забытой её суетными детьми. Писатель пристально всматривается, чутко вслушивается и слышит её стон. Именно так называется одна из лирических миниатюр[1:197]:

СТОН

            Неубранный хлеб. Целую ночь он стоял, опрокидываемый метелью.

            Унялась непогода к утру. Светло и бело.

            По полю от окраины города к алой заре побежала лыжня торопливого человека. Манила его прогуляться по полю девственно-белая бесконечность. Идти бы по ней и идти, принимая душой чистоту и свежесть первого снега, ла мешал громкий скрип. Казалось, не снег скрипел под его ногами, а колосья поваленного ячменя, на помощь к которым никто не пришёл, и они, как наказанные, стонали.

 

Здесь нет прямой критики, как это бывает в публицистике, хотя  тема затронута очень злободневная. Но есть боль за родную землю, за уничтоженное рачительное крестьянство. И такая печаль затронет сердце любогорусского человека и вызовет ответную боль, чтогораздо сильнее и, надеюсь, действеннее публицистических обвинений и упрёков. Таков стиль нашего вологодского писателя Сергея Петровича Багрова!

С каждым годом эта печаль и нешуточная тревога за родную землю нарастает. Одно из стихотворений в прозе так и называется «Непокой» [1: 238]:

            Великое русское поле, поросшее юным лесом, чертополохом и лебедой. Здесь когда-то работали агрегаты, выращивая хлеба. А теперь тишина. Лишь глубокой осенью среди дикой травы, поднимается что-то бывшее, трудовое. Может быть, это тень забытого труженика полей, кого разбудил непокой, и он встал, чтоб понять: будем жить мы на этой грешной земле? Или – нет?

            Неспокойная тишина. Неожиданно в лоне её что-то чутко зашелестело, как от лопастей хлебной мельницы, запустил которую тот, кто опять становится хлеборобом.

            Неужели такое не сбудется?  – спрашиваем себя. И молчим, принимая действительность полным сердцем.

Размышляя над этимнебольшим, но проникновенным произведением С.П. Багрова, я подумала, что онопо духу перекликается в истории русской литературы с эпохальным романом М. А. Шолохова «Поднятая целина».  А что если эта заброшенная земля снова станет поднятой целиной?!

Да, конечно, сейчас иные времена и иные беды, но всё та же русская земля и всё тот же русский характер…Рано их проклинать и хоронить! Именно поэтому русская литература, как плодородная почва, по-прежнему рождает новых и новых писателей, верных сынов своего Отечества.

Мы внуки земли и огню родичи,

Нам радостны зори и пламя свечи,

Язвит нас железо, одежд чернота,

И в памяти нашей лишь радуг цвета.

(Николай Клюев)

Литература

  1. Багров С.П. Короткая передышка: рассказы и очерки / Сергей

Багров. –Вологда: Сад-огород, 2019. – 359 с.

2.Иоанн Златоуст. Толкование на послание к Эфесянам // Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константино-польского, в русском переводе. Издание С.-Петербургской Духовной Академии, 1905. Том 11. Книга 1. С. 5-218.

https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/tolk_67/12

  1. Флоренский, П. А. Сочинения: в 2 т. Т. 2: У водоразделов мысли / П. А. Флоренский. – Москва: Правда, 1990. – 447 с.
  2. Яцкевич Л.Г. Православное слово в творчестве вологодских

писателей.  Науч. ред. В. Н. Бараков. – Москва ; Вологда : Инфра-Инженерия, 2019. – 388 с.

avatar
1 Comment threads
1 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
2 Comment authors
Сергей БагровАлександр Recent comment authors
сначала новые сначала старые
Александр
Гость
Александр

Абсолютно органичное восприятие материала у Людмилы Григорьевны! А по Сергею Петровичу Багрову – еще и зримое; какое счастье для настоящих писателей, коих коснется Дыхание истинного ценителя русского Слова.

Сергей Багров
Гость
Сергей Багров

Сергей Багров
Все мы не только . люди, но и земля, по которой идем, дабы быть всегда вместе. Вместе -значит, не пропадем.