Вологодский литератор

официальный сайт
05.12.2019
1
64

Яна МИШУРОВА. Проблема народности в работах Ю.И. Селезнёва и в современной критике, публицистике

Юрий Иванович Селезнев понимал значение силы слова, которое несет в мир любой пишущий или говорящий человек, и ответственность за свой талант, данный Богом. Вся его творческая деятельность была направлена на созидание России и воспитание русского народа. В работах Юрия Селезнева рефреном звучит мысль о том, что главным побудителем к творчеству должны быть цели и задачи духовно-нравственные, гражданские, общенародные. Критик справедливо утверждает: «Не мир удивить, не себя показать, но «мысль разрешить» – вот суть серьезного дела серьезного народа» [16, с. 111]. Провозгласив как меру всех вещей и центр мироздания не эгоистическое «я», как это было принято в гуманистической картине мира, а народ, Ю.И. Селезнев видит возрождение России в народности. Но народ в понимании критика не равно толпа или публика. Опираясь на статью «Опыт синонимов. Публика – народ» славянофила К.С. Аксакова, он разграничивает эти понятия. Народ для Юрия Селезнева – главный деятель и творец истории, он, как и народ в оркестровом произведении М.И. Глинки «Камаринская», объединяющем в себе народный плясовой и лиричный, задумчивый мотивы, что словами А.С. Пушкина: «то разгулье удалое, то сердечная тоска», является подлинным выражением богатырской силы, неукротимой мощи и духовного богатства.

Идея народности русской литературы (а если говорить и о сегодняшнем дне, то и публицистики) выражается в способности видеть мир глазами всего народа, стать «эхом русского народа». «Но именно народа, а не той или иной личности или группы, выдающих свой взгляд за общенародный», – уточняет критик [16, с. 74]. Современная пресса (особенно либеральная) не боится громких заявлений, поэтому часто берет на себя ответственность утверждать, что она говорит от всего народа, выражает его интересы и чаяния. Так, Алексей Венедиктов в интервью Павлу Каныгину утверждает: «Это наша страна, мы «Эхо», мы эхо, мы зеркало, мы звуковое зеркало, мы отражаем весь спектр мнений, которые существуют в нашей стране» [2]. Вполне очевидный вопрос: чьи мнения они отражают? Называя себя великим и указывая на то, что он с президентом часто встречается [6], Алексей Венедиктов, вероятно, понятия не имеет о народе, даже несмотря на то, что журналисты и публицисты «Эха Москвы» так часто о нём говорят. Они игнорируют селезневское понятие народа как деятеля истории, или оно им неизвестно вообще. Радиостанция «Эхо Москвы» активно создает образ русского человека как «терпилы», готового вечно поклоняться телевизору, «стоять на коленях и воздавать хвалу своему Вождю» [13]. Для них и крестьянин был туп, груб и примитивен, «при этом еще и рабскую натуру имел, потому что бунтовать было некогда. Очень смиренный народ вышел – именно поэтому так и ценилась им аскетическая сторона христианства, в отличие от легкомысленных обитателей Запада, снимающих по три урожая в год» [7]. И главная черта русского народа вовсе не соборность, не самопожертвование, не широта души, а «рабская покорность и вера в доброго царя» [13].

Примечательно, что подобные оценки русского народа как раба – регулярное явление в государственно-либеральных СМИ. В интервью «Российской газете» актер и режиссер Армен Джигарханян называет Россию крепостной страной, она не ведет за собой, она идет следом. На это высказывание, безусловно, последовал ответ. Так, в статье «Юбилеи как проявитель системной болезни власти и СМИ» Юрий Павлов подчеркивает, что такая оценка, оскорбляющая весь русский народ, активно тиражируется в «Российской газете», сугубо правительственной. Критик дает точный комментарий, который позволяет поставить точку в вопросе о рабстве: «Крепостная по интеллекту страна и крепостной характер не способны породить великую культуру, величайшую литературу, совершить гениальные открытия практически во всех областях науки, освоить шестую часть земли, победить в самой страшной войне, победить (подчеркну, коль Джигарханян делает на этом акцент) большинство цивилизованных стран свободной Европы, которые были союзниками или пособниками фашистской Германии» [23].

Другой большой «знаток» русского народа и «акула пера», Дмитрий Быков «идет» еще дальше. Но это не по Марселю Прусту («не бойтесь зайти слишком далеко, потому что истина всегда еще дальше»), поскольку Дмитрий Быков движется вообще не в том направлении. Для него русский народ – небритый упырь, жаждущий мести и крови: «Страна мечтает о возмездиях, о линчах! Уж так размножились за двадцать сытых лет — зажрались, сволочи, и много стало лишних. <…> Народ давно уже хотел увеселенья. Пора вломить ему по первое число» [20]. Но каким же способом на мир нужно смотреть, чтобы с такой брезгливостью и неприязнью высказываться о русском человеке и видеть именно такой народ?! Вероятно, способом Андрея Вознесенского: «Принесите трубу подзорную под названием «унитаз». Если глянуть в ее окуляры, то увидишь сквозь шар земной…». Вознесенского, между прочим, Дмитрий Быков считает чудом, которому «нечего поставить в вину»: «…я как раз думаю, что он продолжает религиозную, литургическую традицию, потому что был на это ориентирован благодаря своей священной фамилии» [8]. Как можно, создавая стихотворения антихристианской направленности: «Гвозди — это пирсинг Христа», «Иконы наши спирсингованы» [1], продолжать религиозную традицию, непонятно, как непонятно и то, чем руководствуется Дмитрий Быков, когда ставит знак равенства между «священной фамилией» и духовным богатством души.

И таких кумиров, искажая историю и подменяя понятия, нам предоставляет леволиберальная пресса. Тот же Дмитрий Быков в материале, посвященном Юзу Алешковскому, громко заявляет, что у него «песни, давно ушедшие в фольклор» [14, с. 22]. Но каким же образом строки: «С кем ты, курва, любовь свою крутишь? С кем дымишь сигареткой одной?» могут стать отражением идеалов русского народа, его души, духовности и исторического развития? Алешковского Дмитрий Быков называет высоко интеллектуальным поэтом, не зря же он дружил с Бродским, да и это «не какое-нибудь там «как дай вам Бог любимой быть другим», нет – «Он Микелину ставит раком, как прежде ставил!» [14, с. 22]. Дискредитировать подлинно народного поэта А.С. Пушкина и сравнивать гениальное стихотворение с подобными «творениями» – величайшая глупость. Очевидно, что Дмитрию Быкову незнакомо христианское отношение к женщине, если он даже не способен понять слов А.С. Пушкина, в которых Юрий Селезнев видел «не проклятие и не упрек даже, но благословение; не эгоистическую, но «светлую печаль» [17, с. 182]. И в таких любовных стихотворениях Селезнев выявлял народность поэта, что никогда не сможет сделать Дмитрий Быков.

Разумеется, явление принижения русского народа, его культурного, исторического и духовного наследия не новое. Ю.И. Селезнев считал, что важнейшие задачи наших идейных неприятелей состоят в сознательном искажении смысла великих творений русского народа, толковании их в выгодном для себя свете, и, более того, они «всячески пытаются отгородить нас от нашего культурного наследия, изолировать прошлое от настоящего, отсечь нашу историческую память…» [16, с. 8]. Действительно, для них очень важно сделать Россию изгоем, навязав ей комплекс неполноценности, вины, очернив прошлое и настоящее русского народа.

Регулярно в СМИ, в учебниках истории и литературы мы можем наблюдать жуткое искажение истории и смысла литературных произведений, что затрудняет поиск правды в море лжи. На Россию выгодно обрушивать все злодеяния человечества, и даже неудивительно, когда мифы о «злой России» выдвигают другие страны, здесь, скорее, поражает бездействие нашей власти. В статье «Славян-могила: об археологах, бурении и найденных в XXI веке польских захоронениях в Катыни» Иван Чигирин и Ричард Косолапов опровергают версию о том, что на смоленской земле в Катыни, где установлен Мемориальный комплекс, захоронены жертвы тоталитаризма и сталинских репрессий. Точка зрения, что «поляков перед войной, весной 1940 года, по приказу Сталина расстреляли сотрудники НКВД» [19], в конце 1980-х стала официальной усилиями Горбачёва и Яковлева, сменив послевоенную версию о том, что в смерти поляков виновны нацисты. Но зачем приписывать нашей истории преступления, которые легко опровергаются исследованиями доктора Бутца, а также природными, физическими, временными фактами. Так, авторы статьи утверждают: «На территории «Мемориала» в разное время могли быть захоронены: а) воины и жители древнего гнёздовского городища; б) отступавшие в 1812 году солдаты армии Наполеона; в) замученные фашистскими оккупантами взрослые жители Смоленской области и их дети; г) скончавшиеся от ран красноармейцы, расстрелянные немцами пленные советские солдаты, в том числе и из концлагеря № 126, которые копали могилы для расстрелянных немцами поляков, а также бойцы Красной Армии, погибшие при освобождении Смоленщины от фашистов. И так далее» [19]. Иван Чигирин и Ричард Косолапов приводят изыскательские отчеты, в которых указано, что никаких вещественных доказательств происхождения захоронений нет, а единственное «доказательство» – обнаруженные на забое при бурении кости. Однако на территории «Мемориала» установлена гранитная доска: «Эта часть территории бывших дач УНКВД по Смоленской области в 30-е—40-е годы ХХ века стала местом тайных захоронений многих тысяч советских граждан – жертв политического произвола Сталинского режима. Вечная память безвинно погибшим» [19]. Игнорируется и то, что в 2000 году строителями было обнаружено новое захоронение польских граждан недалеко от Катынского мемориала. «Странная вырисовывается картина: на русской земле, исстари пропитанной русской кровью, на русские же деньги ведется активная антирусская агитация» [19]. И из этой ужасающей «музыки на костях» извлекают не только политическую, но и материальную выгоду.

В 1990-е годы активно расцвела мода на антисоветизм. Тогда все государственно-либеральные СМИ явили стране новых кумиров, и чаще всего активными антисоветчиками и жертвами «режима» становились те, кто не только процветал при советской власти, но и воспевал ее: Борис Пастернак, Василий Гроссман, Анатолий Рыбаков, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Булат Окуджава. «Фамилии же русских патриотов, реально боровшихся с советской властью, на телевидении и в государственно-либеральных газетах и журналах даже не упоминались» [23]: историк Игорь Огурцов, организатор ВСХСОН, отсидевший 20 лет, писатель Олег Волков, отсидевший 28 лет, издатель «Вече» Владимир Осипов, отсидевший суммарно 20 лет, писатель Леонид Бородин, «лагерный «стаж» которого – 11 лет» [23], издатель журнала «Континент» Владимир Максимов. Казалось бы, перед вами настоящие борцы с «режимом», идеальные кумиры, которых должны воспевать в прессе. Но почему-то этого не происходит. И ответ на поверхности: названные выше русские патриоты настаивали на духовно-нравственном воспитании своего народа, на обращении к традициям, они ценили и видели необходимость в принятии истории нашей страны, какой бы она ни была: легкой и светлой или кровавой и тяжелой. А это в корне противоречит взглядам леволиберальных авторов, «заточенных» на хаосе и разрушении.

Для них принципиально значимо спекулировать на проблемах (коррупция, выборы, экология, толерантность, феминизм и другие), которые актуальны и для любой другой страны мира, но об этом они стараются тщательно умалчивать. Народу пытаются внушить, что самостоятельный путь развития России, основанный на православных духовно-нравственных ценностях, бесперспективен, потому что он устаревший, далек от сегодняшних идей, поэтому нам необходимо перенять западные ценности, чтобы стать «нормальной страной». Однако полностью отказавшись от своего наследия и пересадив чужое на свою почву, мы запустим механизм уничтожения России.

На первой полосе газеты «Собеседник» без зазрения совести озвучивается чуждая русскому народу национальная идея: «Главная цель русского человека, вообще наша национальная идея – попасть за границу, любой ценой уехать отсюда» [22]. Снова блистает «мозг нации» Дмитрий Быков, ставя диагноз всей России – смысл бытия русского народа состоит в том, чтобы поскорее покинуть Родину. Плохой он доктор, раз уж не знает, что национальная идея русского народа относится к категории духовной, и никакой связи с географией не имеет: «Вообще-то русская национальная идея существовала давно: в идеале Святой Руси, в концепции Москвы – Третьего Рима, и наконец, она была в совершенной форме выражена в триаде «Православие, Самодержавие и Народность». Эта триада, заметим, опирается на христианскую трихотомию дух-душа-тело. Ибо: Православие есть дух русской жизни; Самодержавие (как исхождение земной власти от Бога и ответственность её перед Богом) – душа народного бытия; Народность же, вся полнота народной православной жизни, есть тело нации» [11]. Так высказывался о национальной идее М.М. Дунаев в статье «Ещё раз о русской национальной идее». Ничего подобного от Дмитрия Быкова мы никогда не услышим, у него попросту аллергия на слово Православие, как и у других представителей западнически настроенной интеллигенции. Ведь Православие для них – это покушение на их свободу, которая проявляется в свободе греха, в свободе делать зло и в этом зле еще и видеть добродетель.

Другую точку зрения на национальную идею высказал Юрию Дудю актер Алексей Серебряков: «До сих пор ни знание, ни сообразительность, ни предприимчивость, ни достоинство не являются национальной идеей. Национальной идеей являются сила, наглость и хамство» [18]. Что самое удивительное, большая часть аудитории Дудя это высказывание одобрила, более того, Серебрякова назвали гениальнейшим человеком и актером, да и к тому же настоящим патриотом, аргументируя это тем, что он не боится говорить правду и указывать на проблемы в стране. Но какой же патриот будет говорить о своей стране и народе с ненавистью и явным презрением? У этой «публики», видимо, потеряно понятие любви к Родине. «Черта серебряковщины – говорить о других без сострадания. Ведь червей не жалеют, потому что они черви. Но разве Пушкин, Гоголь, Достоевский, Чехов не клеймили российские беды? У них была масса претензий, но они сострадали» [21], – пишет Платон Беседин и делает вывод: «Серебряковы – это Смердяковы нового времени» [21].

Журналисту Кириллу Щелкову, проживающему в Праге, видимо, очень хорошо из тех мест судить о русской национальной идее. Указывая на то, что Россия вечно считает себя лучше всех, а Украину принимает за недоразвитую, журналист заключает, что все дело в зависти России и ее желании, чтобы у соседа все было хуже: «Лучше его дом сжечь, чем свой круче построить! Это же национальная русская идея. Говорят, что ее не могут найти. А она ведь есть. Вот она!» [9]. Перед нами открытая русофобия, даже подаваемая без соуса «это все ради блага России».

О людях, нежелающих быть русскими, Юрий Селезнев говорил так: «Сами русские начинают стыдиться того, что они русские, и ищут любые пути, как сделаться иностранцами в России» [16, с. 192]. Для них думать и жить по-русски – это дикость. Потеряна связь с русским народом, русской землей и русской почвой. Но раз потерялись вы, в чем вина народа, которому вы внушаете свои пагубные мысли?

Мы живем в поразительное время, когда само существование русского народа подвергается сомнению. Говорящая и пишущая интеллигенция всячески избегает слова «русский», отдавая предпочтение словам – «россияне», «многонациональный народ». Данная традиция уходит своими корнями в советское прошлое. Уже тогда слово «русский» имело отрицательный смысл. Юрий Павлов приводит эпизод из мемуаров Бенедикта Сарнова: «Не мифический государственный антисемитизм, а русофобия была важнейшей составляющей «советского общежития», которое воспевал В. Маяковский. Большевик, сосед Сарнова, так отреагировал на известный тост Сталина за русский народ: «Ведь я двадцать лет боялся сказать, что я русский». Бенедикт Михайлович ставит под сомнение количество лет, но соглашается с соседом в главном: слово «русский» долгое время было чуть ли не синонимом слова «белогвардеец». И действительно: «русский» означало идейно неблагонадёжный, контрреволюционер» [4]. Такое отношение к русским порождало и гонения тех, кто воспевал родную страну и боролся за русский народ, его тело и душу, поскольку власть ставила перед собой задачу уничтожить физически и духовно простонародье. А тех защитников, которые переходили черту, можно было просто «убрать со сцены», как это было с Сергеем Есениным и его единомышленниками 1920-1970-х годов.

Во многом закономерно, что и некоторые современные авторы не просто сомневаются в существовании русского народа, но еще и полностью отрицают его. Более того, в Конституции Российской Федерации, основном законе государства, ничего не сказано о русском народе, в то время, как в Конституциях национальных республик везде указано о содействии развитию национальной культуры, языка, сохранении самобытности, и это все абсолютно верно, указывать нужно. Но в таком случае получается, что у русского человека нет Родины? Никто и не отрицает тот факт, что Россия многонациональная, но ведь еще Ф.М. Достоевский в 1876 году в «Дневнике писателя» утверждал: «Хозяин земли русской – есть один лишь русский (великорус, малорус, белорус – это всё одно) – и так будет навсегда» [10, с. 196].

Действительно, государствообразующим народом являются русские, и это элементарно доказывает статистика населения. Разумеется, и речи не может быть о делении на лучшие и худшие народы, о богоизбранности русского народа, поскольку это полностью противоречит его сознанию, которое выражено, говоря словами Ю.И. Селезнева, в «собирательной единящей силе русского народа», основанной на внутреннем духовном стержне. Таким образом, необходимо уважительное и бережное отношение к другим народам и их культурам и традициям, «всемирная отзывчивость, братское сопонимание, открытость каждому народу, способность разделить с ним общую судьбу», мы должны находиться в родственном созидающем взаимодействии [16, с. 262].

Однако такая «всемирная отзывчивость», которую также Ю.И. Селезнев именует интернационализмом, может превратиться в космополитизм, когда человек, становясь гражданином всего мира, проявляет полное равнодушие к истории своей Родины, к родной культуре, к народу [15, с. 121]. Так и будут появляться Онегины, предположим, и умные, и образованные, но полностью оторванные от своей почвы, «вечные нравственные скитальцы даже и в родной земле, ибо им не на что и здесь опереться». Для России важно именно то, что видел Ф.М. Достоевский в пушкинской Татьяне – «соприкосновение с родиной, с родным народом, с его святынею». Русскому человеку нужна прививка «идеей народной» – осознание исторической важности своего народа, национальная гордость, национальное достоинство [16, с. 218]. Сознание русского народа и так самокритично, но «самоуважение нам, наконец, нужно, а не самооплевывание» [5].

Отсюда и необходимость в таком качестве, как патриотизм, который нужно взращивать и воспитывать в русском человеке. Вполне очевидно: любить Родину нужно, это качество врожденное, равносильно любви к своей матери. Но тогда почему слово «патриот» часто используется в качестве синонима к слову «неудачник»? Более того, либеральная пресса, используя выражение Самюэля Джонсона: «Патриотизм – последнее прибежище негодяя», дискредитирует любовь к Отечеству, подменяет понятия и дает неправильную трактовку: несостоявшиеся в жизни неудачники обращаются к разглагольствованию о патриотизме. Но англичанин напротив указывал на благородство слова «патриот» и писал его с большой буквы. В свое высказывание он вложил совершенно другой смысл: даже для негодяя не все потеряно, он способен совершить благое дело, если сумел сохранить в себе светлое чувство любви к своей Родине. «Воспитанные на русской классике дети будут знать, что нынешний государственный патриотизм – не что иное как признак рабства, лицемерного лакейства и поиска оправданий для отсталости и воровства» [12] – так утверждает Роман Доброхотов в своем материале «Классики о патриотизме», где он ни слова не говорит о созидающем значении патриотизма. Поскольку подлинный патриотизм – это твердая и непоколебимая почва, и это чувство не зависит от внешних обстоятельств, оно сохраняется «и в радости, и в горе, и в печали». Это не значит, что патриот не видит «болезней» своей страны, страна равна его семье, в которой если и происходят какие-то горечи, он помогает и поддерживает.

Хотя бы один из представителей либеральной интеллигенции, высказывающийся о России и ее народе как о стране рабов, кровожадных упырей, скажет то же самое публично о своей семье? Никогда. И люди, которые громко заявляют о любви к России и призывают ее стать, наконец, «нормальной страной», переняв западные ценности, потому что наши уже устарели, никакие не патриоты, поскольку они проявляют явную враждебность к родной стране, скрытую лживыми фразами заботы о ней. Да, это такой же «казенный» патриотизм (или псевдопатриотизм), которым они клеймят слепое подчинение власти. По определению А.С. Пушкина, псевдопатриоты не заботятся ни о славе, ни о бедствиях Отечества, а историю знают только со дня своего рождения, в лучшем случае – собственных родителей [16, с. 217].

В статье «Созидающая память» Ю.И. Селезнев пишет: «Человек жив, пока жива память о нем» [17, с. 51], это высказывание можно отнести и к Родине. Русская культура движется вперед путем накоплений, а не отталкиваний от прошлого. «Как мы относимся к прошлому, так будут относиться к нам последующие поколения: культура памяти будущего закладывается сегодня» [15, с. 124]. Пока мы бережно храним наше духовное наследие, историю, культуру, знаем народные сказки и классическую литературу, пока в памяти живут народные скороговорки, пословицы, народные песни и музыка – сердцебиение России будет слышно во всем мире. Но как только мы начнем перенимать «все новое только потому, что оно новое и европейское, и во имя этого нового предавать забвению свое, национальное» [16, с. 172]как только начнем смотреть на мир, на Россию «сугубо авторским оком», мы начнем и свое самоуничтожение. Скудные знания и пустота души человека позволяют любому умелому манипулятору навязать ему чуждые Родине взгляды.

И чтобы Быковы, Дуди, Венедиктовы, Серебряковы и прочие, потерянные люди без русской почвы, не перевесили чашу весов в сторону бесовства, необходимо воспитывать таких русских людей, как Василий Иванович Белов. Его Юрий Селезнев выделял как писателя с «одной из самых духовно плодоносных земель», называл нашим национальным достоянием и нашей национальной гордостью, народным писателем, интересы которого всегда соотносились с интересами всего Отечества [15, с. 7]. Его личность начиналась не с самоутверждения, а с самоотдачи, он жертвовал своим «Я» ради другого, ради своего народа. Этим жертвенно-христианским пафосом проникнуто и все творчество писателя. Так, в рассказе «Весна» Василий Белов обращается к теме подвижнического сознания крестьянина, которое является «общенародным, выработанным тысячелетиями народного трудового бытия» [15, с. 12]. Для людей такого типа, как Иван Тимофеевич важна личная ответственность перед миром, и речи не может быть об эгоистическом «я», предъявляющем претензии и мало заботящемся о своих обязанностях перед миром. «Иванам Тимофеевичам просто некогда «дорасти» до претензий к миру. Ибо кто же тогда будет творить будущее, созидать основы жизни?».

Так и созидали основы жизни и Василий Белов, и Юрий Селезнев. Они трепетно хранили и безмерно любили Россию, русский народ, историю и культуру, и нам завещали: «Человек счастлив, пока у него есть Родина. Как бы ни сурова, ни неласкова была она со своим сыном, нам никогда от неё не отречься» [3].

На фото: Василий Белов, Юрий Селезнёв

Библиографический список

  1. Андрей Вознесенский: неюбилейные заметки. Юрий Павлов [Электронный ресурс] // Русское поле. – 2013. – http://parus.ruspole.info/node/3799
  2. «Безопасность, миссия, дезертирство. Сложили — и получается пятый срок Путина» Интервью Алексея Венедиктова — Павлу Каныгину [Электронный ресурс] // Новая газета. – 2018. – № 122. – https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/11/01/78430-nasha-missiya-vnosit-smyatenie-chtoby-lyudey-zadumalis
  3. Белов В.И. Бобришный угор [Электронный ресурс] – http://www.vodb.ru/include/fckeditor/data/users/admin/File/2015/bobrishnyi%20ugor.pdf
  4. Бенедикт Сарнов: случай эстетствующего интеллигента. Юрий Павлов [Электронный ресурс] // Румянцевский Музей. – 2007. – http://www.rummuseum.ru/lib_p/pavlovum04.php
  5. Вадим Кожинов: штрихи к портрету на фоне эпохи. Юрий Павлов [Электронный ресурс] // Румянцевский Музей. – 2007. – https://www.rummuseum.ru/lib_p/pavlovum02.php
  6. Венедиктов: «Почему я великий? Потому что «потребители меня» знают, что я не фантазирую» [Электронный ресурс] // Бизнес Online. – 2019. – https://www.business-gazeta.ru/article/442081
  7. Для русского процесс важнее результата? Вячеслав Новицкий [Электронный ресурс] // Эхо Москвы. – 2019. –https://echo.msk.ru/blog/viacheslav_sn/2409875-echo/
  8. Дмитрий Быков: «Вознесенскому нечего поставить в вину» [Электронный ресурс] // Россия – Культура. – 2010. – https://tvkultura.ru/article/show/article_id/20317/
  9. Дни, когда стыдно быть русским. Кирилл Щелков [Электронный ресурс] // Колонкер. – 2013. – https://kolonker.com/own-articles/dni-kogda-stydno-byt-russkim/
  10. Достоевский Ф.М. Дневник писателя. – СПб., 2018.
  11. Еще раз о русской национальной идее. Михаил Дунаев [Электронный ресурс] // Радонеж. – 2013. – https://radonezh.ru/analytics/esch-raz-o-russkoy-natsionalnoy-idee-m-m-dunaev-48102.html
  12. Классики о патриотизме. Роман Доброхотов [Электронный ресурс] // Эхо Москвы. – 2013. – https://echo.msk.ru/blog/dobrokhotov/1029162-echo/
  13. Коллективный портрет русского народа. Геннадий Гудков [Электронный ресурс] // Эхо Москвы. – 2018. – https://echo.msk.ru/blog/gudkov/2214454-echo/
  14. Прекрасен наш so Юз. Дмитрий Быков // Новая газета. – 2019. – № 105. – С.22
  15. Селезнев Ю.И. Василий Белов. – М., 1983.
  16. Селезнев Ю.И. Глазами народа. – М., 1986.
  17. Селезнев Ю.И. Мысль чувствующая и живая. – М., 1982.
  18. Серебряков – об эмиграции и законе подлецов. Юрий Дудь [Электронный ресурс] // YouTube. – 2018. – https://www.youtube.com/watch?v=CNJL4GsSrcc
  19. Славян-могила. Иван Чигирин, Ричард Косолапов [Электронный ресурс] // Завтра. – 2019. – http://zavtra.ru/blogs/slavyan-mogila
  20. Смертное. Пора расстреливать. Никто не помешает. Народ соскучился, рассержен и небрит. Дмитрий Быков [Электронный ресурс] // Новая газета. – 2019. – № 115. – https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/10/13/82333-smertnoe
  21. Стыдно быть русским: почему Серебряков считает нас хамоватыми лентяями. Платон Беседин [Электронный ресурс] // Ruposters. – 2018. – https://ruposters.ru/news/21-02-2018/stidno-bit-russkim
  22. Чего не может Путин. Дмитрий Быков // Собеседник. – 2019. – № 38.
  23. Юбилеи как проявитель системной болезни власти и СМИ. Юрий Павлов [Электронный ресурс] // День Литературы. – 2016. – http://denlit.ru/index.php?view=articles&articles_id=1728 (http://moloko.ruspole.info/node/11255)
avatar
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Comment authors
Людмила Яцкевич Recent comment authors
сначала новые сначала старые
Людмила Яцкевич
Гость
Людмила Яцкевич

Виктор Николаевич, благодарю за публикацию статьи Яны Мишуровой. Появилась надежда, что Россия и её культура не пропадут, если появилось новое покление молодых, но мудрых литераторов, сохраняющих и преумножающих достояние русской литературы. Теперь, в наше время информационных войн, особенно важно помнить: “В начале было Слово!”