Вологодский литератор

официальный сайт
17.10.2019
0
16

Виктор Алкснис о разгроме промышленности: «Путь наш во мраке»

Виктор Алкснис дал интервью газете “Военно-промышленный курьер”, но публикация не состоялась. Он разместил ответы на заданные вопросы в открытом доступе.

ВОПРОС: Впервые за последнее время Гособоронзаказ на 2020-й и последующие два-три года будет снижаться. Более того, президентом поставлен вопрос о переводе предприятий ОПК на гражданскую продукцию: к 2025 году – 30 %, к 2030 – 50 %. Но мы это (конверсию) уже проходили в 90-е годы. К чему привело – известно. Ракеты и утюги – все-таки разные вещи. Насколько оправданна такая политика? Зачем опять «ломать предприятия через колено»?

ОТВЕТ: Связано это с большими проблемами федерального бюджета. Невзирая на заявления высокопоставленных российских лиц о блестящем состоянии российской экономики, на самом деле это не так и наши финансы поют романсы. Ведь неспроста премьер-министр Д.Медведев заявил: «Денег нет, но вы держитесь!». Мы пустили по ветру неожиданно свалившиеся на нас в начале двухтысячных нефтедоллары и вместо вложения их в модернизацию страны поделили их между олигархами, организовали самые дорогостоящие в истории олимпиады, универсиады, чемпионаты мира и прочие PR-мероприятия. И в результате оказались в положении крыловской стрекозы, которая лето красное пропела. А когда цены на нефть упали, то имевшиеся накопления быстро проели. Именно поэтому началось сокращение расходов, включая таких важных, как оборонные. А конверсия в нынешнем состоянии российской промышленности невозможна. Мы уже не в состоянии выпускать конкурентоспособные товары, особенно высокотехнологичные, даже для внутреннего рынка. Для того чтобы в этом убедиться достаточно зайти в любой гипермаркет и попытаться там найти российский товар непродовольственного ряда.

Попробуйте купить российский мобильный телефон или компьютер. Можно долго критиковать советскую систему, но она была способна обеспечить выпуск ста процентов образцов мировой промышленной продукции, пусть и уступавших зачастую лучшим мировым образцам по надежности и потребительским свойствам. Но эта была отечественная промышленная продукция и как правило изготовленная из отечественных материалов и комплектующих. Например, еще тридцать лет назад в 1990 году наша промышленность выпустила более двухсот тысяч советских персональных компьютеров семейства ДВК, за 1985 – 1990 гг. было выпущено более 160 тысяч бытовых персональных компьютеров БК-0010. О какой конверсии можно вести речь, если любой промышленный товар российского производства сегодня будет стоить дороже, чем произведенный в Китае, во Вьетнаме или в Малайзии и соответственно будет неконкурентоспособным на российском рынке?

ВОПРОС Что вы можете сказать о Су-57. Почему до сих пор у нас нет двигателя для него?

ОТВЕТ: Как известно, Президент России Владимир Путин назвал Су-57 лучшим военным самолетом в мире. Как отметил российский лидер, новейший российский комплекс фронтовой авиации опережает всех конкурентов по тактико-техническим характеристикам. Но если это так, то почему этот самолет не поставляется в ВКС России? Су-57 впервые поднялся в воздух в 2010 году. Но невзирая на победные реляции о начале серийного выпуска планируется поставить в войска в 2019 году ОДИН Су-57, в 2020 году еще ОДИН.
О чем можно вести речь, если запланирована поставка в авиационные части до 2028 года всего 76 таких самолетов? При этом у нашего вероятного противника и его союзников на вооружении находятся уже сотни самолетов пятого поколения F-22 и F-35.

Крайне настораживает годичной давности отказ Индии от участия в совместном российско-индийском проекте создания истребителя пятого поколения FGFA (Fifth Generation Fighter Aircraft). Он предполагал создание на основе Су-57 первого индийского истребителя пятого поколения. В Индии пришли к выводу, что российский истребитель не отвечает заявленным требованиям по малозаметности, а ведь это один из самых главных параметров самолетов пятого поколения. Крупнейшим недостатком Су-57 по мнению индийцев является отсутствие соответствующего самолетам пятого поколения авиадвигателя. Не устроила Индию и авионика, радары и датчики российской разработки, которые по мнению индийской стороны не соответствуют современным требованиям.

Можно конечно предположить, что просто Индия не нашла денег на проект FGFA и поэтому излишне драматизирует ситуацию, чтобы сохранить лицо. Но дыма без огня не бывает и, судя по всему, с Су-57 существуют серьезные проблемы. Косвенно это подтверждают некоторые заявления высокопоставленных российских военных о том, что малозаметность самолета пятого поколения не является столь важной характеристикой, зато Су-57 значительно превосходит самолеты США и их союзников по маневренности. По их мнению, и с двигателем предыдущего поколения Су-57 может великолепно летать. И они утверждают, что так называемый «двигатель второго этапа» для Су-57 («изделие 30») несомненно будут устанавливать на серийные самолеты к 2025-2027 гг.

Но есть основания полагать, что с двигателем «изделие 30» не все так просто и что с ним будет в 2025 году неизвестно. У нас всегда были проблемы с авиационными двигателями, даже в период расцвета советской авиации в 70-80-е годы. А учитывая нынешнее состояние российской промышленности, особенно машиностроения, а также разгром под флагом реформ нашей фундаментальной и прикладной науки возникает сомнения в появлении нового российского авиадвигателя, соответствующего лучшим мировым образцам.

ВОПРОС: Судя по всему, у нас продолжается деиндустриализация страны, а Россия в целом превращается в государство-симулякр, где все или фальшиво или является контрафактом – от продуктов питания и лекарств до запчастей для самолетов и дипломов некоторых летчиков. Каков выход из ситуации?

ОТВЕТ: За последние 30 лет в нашей стране были закрыты и ликвидированы десятки тысяч производств и предприятий. Самое удивительное в том, что, казалось бы, эпоха «проклятых 90-х» закончилась в 2000-м году, но темпы деиндустриализации страны за эти последние 20 лет только ускорились.

О чем можно вести речь, если за эти годы были уничтожены многие отрасли, являющиеся основой машиностроения. Я веду в первую очередь речь о станкостроительной и подшипниковой промышленности.

Вот жуткие цифры статистики: в 1990 году в РСФСР было произведено 74 тысячи металлорежущих станков, из них 17 тысяч станков с цифровым программным управлением. В 2017 году в Российской Федерации было произведено 4200 металлорежущих станков, из них всего 650 станков с числовым программным управлением. А между тем руководитель Роскосмоса Д.Рогозин в ноябре прошлого года заявил, что доля современного оборудования на предприятиях «Роскосмоса» составляет не более 13%, т.е. 87 процентов станочного парка Роскосмоса является устаревшим. Мне своими глазами довелось видеть на одном из ведущих предприятий Роскосмоса станки, полученные по репарациям из побежденной Германии в 1945 году. Как можно при таком станочном парке обеспечить производство космической техники 21 века? Не в этом ли заключается одна из главных причин неудач российской космонавтики за последние годы?

В 1990 году в РСФСР было произведено около 800 млн. штук подшипников. В 2017 году в РФ было произведено всего 47 млн. штук подшипников. Но ведь подшипники являются основой машиностроения и именно со строительства подшипниковых заводов началась гигантская программа индустриализации страны в 30-е годы.
Сейчас в Интернете появилось достаточно много пропагандистских сайтов, рассказывающих, как Россия поднимается с колен, как чуть ли ни каждый день открываются новые заводы и производства. Но когда начинаешь разбираться в сути, размещенной на них информации, то приходишь к выводу, что в основном это просто «навешивание лапши на уши». Вот, например на днях на сайте «Сделано у нас.РУ» появился хвалебный материал об акционерном обществе «Завод «Самарский Подшипник», который добился невиданных успехов в развитии производства подшипников и производит их аж 300 тысяч в год и на нем работает более 150 человек.

Но позвольте! Куйбышев (ныне Самара) всегда считался подшипниковой столицей Советского Союза и в нем успешно работало одно из крупнейших в мире производственное объединение «Четвёртый государственный подшипниковый завод (ГПЗ-4)», выпускавшее в том числе уникальные подшипники, диаметром от одного миллиметра до четырех с половиной тысяч миллиметров. К 1990-му году ГПЗ-4 выпускал 20% всех советских подшипников по количеству и 40% – по номенклатуре (250 млн. подшипников в год), которыми комплектовали изделия 4000 предприятий страны. ГПЗ-4 поставлял 70% подшипников для оборонной промышленности СССР. Экспорт осуществляли в 40 стран мира. В 1990 году на 4 ГПЗ было 28 тысяч работающих, в 2005 году – уже всего 2300. С 1 апреля 2007 года – производство продукции на заводе прекратилось.

И теперь еще раз взгляните на эти цифры и оцените масштабы разгрома подшипниковой промышленности нашей страны на примере ГПЗ-4. В 1990 году 250 млн. подшипников в год – в 2019 году 300 тысяч подшипников в год. Произошло не только падение объемов производства, но и номенклатуры выпускаемых подшипников. В 1990 году в Куйбышеве диаметр выпускаемых подшипников был от 1 до 4500 мм, в 2019 году в Самаре – от 200 до 2000 мм.

А вот еще примеры «вставания России с колен» с этого же сайта за сентябрь этого года. Вас не удивляют эти примеры? Это похоже на “вставание с колен”?
В Калужской области состоялась открытие швейной фабрики «Мануфактуры Боско», в Ульяновской области открылось производство детских игрушек, в Кирове открылось производство противопожарных дверей, в Псковской области открыт цех по производству древесных топливных гранул, в Пензенской области открыт завод по производству модифицированных строительных смесей, в Ленинградской области открылся завод строительных смесей «Хенкель», состоялся официальный запуск новых производственных мощностей фанерного завода UPM Чудово, завод напольных ПВХ-покрытий заработал в Орле, «Архангельский фанерный завод» запустил новое производство большеформатной фанеры, австрийская Doka запустила производство опалубки в ОЭЗ «Липецк». И т.д., и т.п… А где новые заводы масштаба «Атоммаш», «Камаз» и т.д.?

За прошедшие годы мы утратили тысячи и тысячи технологий. В июле этого года вице-премьер правительства РФ, отвечающий за оборонно-промышленный комплекс, Юрий Борисов заявил о серьезных проблемах с производством новейшего российского авиалайнера МС-21 в связи с введением западных санкций против РФ: «Наложен запрет на поставку композиционных материалов, используемых при производстве крыла для самолета МС-21. Кроме того, заблокированы поставки титанового крепежа, машин для выкладки сухой углеродной ленты и другого оборудования. Сохраняются риски введения новых санкций». Читая эти высказывания вице-премьера, волосы встают дыбом – неужели мы не в состоянии производить даже титановый крепеж, то есть болты и гайки из титана? Как же мы дошли до такой жизни? Кто ответственен за утрату технологий производства композиционных материалов? Кто ответственен за то, что до 70-80 процентов электронных комплектующих, используемых при производстве оборонной техники, импортного происхождения.

Ведь дело дошло, что в результате этого срываются важнейшие оборонные программы. Например, в июне этого года Счетная палата направила в Госдуму РФ заключение на проект поправок к федеральному бюджету на 2019 год. Согласно документу, на 12,9 млрд руб. в текущем году сокращаются бюджетные расходы в рамках федеральной целевой программы (ФЦП) «Поддержание, развитие и использование системы ГЛОНАСС на 2012–2020 годы». Это объясняется невозможностью изготовления серийных космических аппаратов ГЛОНАСС-К, а также создания наземного комплекса управления спутниками ГЛОНАСС «из-за ограничений на поставку электронной компонентной базы иностранного производства и невозможности ее оперативного замещения». И Госдума была вынуждена эту поправку принять. Но ведь ГЛОНАСС нужен не только для использования в Яндекс Навигаторе личных автомобилей граждан. В первую очередь он жизненно необходим для наших Вооруженных Сил, без него не могут применяться новейшие виды нашего высокоточного оружия и боевой техники, включая крылатые ракеты «Калибр», планирующие авиабомбы «Дрель» и многое другое.

15 лет назад, будучи депутатом Госдумы РФ, на «Правительственном часе» я задавал вопрос тогдашнему министру обороны Сергею Иванову – как можно было допустить использование при производстве новейших стратегических ракет «Булава» микросхем, поставляемых из Латвии и производимых на бывшем рижском производственном объединении «Альфа»? Ведь Латвия является членом НАТО, т.е. является нашим вероятным противником и неизвестно, какие «закладки» могут присутствовать во вражеских микросхемах. В ответ министра обороны РФ лишь разводил руками…

Единственный выход из создавшейся ситуации – кардинальная смена социально-экономического курса. В том числе переход к мобилизационной экономике. В первую очередь – пересмотр итогов приватизации, особенно в части частной собственности на природные ресурсы. Возврат в госсобственность тяжелой промышленности, большей части машиностроения, всех оборонных предприятий. В частной собственности остается торговля, производство средств потребления, пищевая промышленность, бытовое обслуживание население и некоторые другие отрасли. Частичное восстановление элементов плановой экономики в госсекторе. И многое, многое другое…

Но к горькому сожалению все это относится к области благих пожеланий. Нынешняя власть никогда этого не допустит. Кроме того, необходима кадровая революция и изгнание из экономики «эффективных менеджеров». Жесточайшая ответственность за коррупцию, откаты и прочие «шалости». И строгая персональная ответственность руководителей за невыполнение поставленных задач. Но сразу возникнет вопрос: «Где взять новых руководителей? Где взять новых руководителей типа «сталинских наркомов» периода Великой Отечественной войны?».

Так что «путь наш во мраке». Основные беды и трагедии у нас еще впереди.

avatar