Вологодский литератор

официальный сайт
27.06.2019
0
45

Геннадий Сазонов: ТЁМНЫЕ «ИГРЫ» С ЗЕМЛЁЮ

Уже четверть века хозяин пытается вернуть  «кусок» земли, который  чиновники   «случайно приписали»  соседям.

 

 

                ХОТЬ ХВАТАЙСЯ  ЗА РУЖЬЁ

 

Собственность на землю, казалось бы,  должна  нести  благо  для человека  и общества.  Ведь  по закону,  смысл владения ею  заключён  в лучшем использовании  поля, луга или пастбища, чем это было, скажем, у хозяина коллективного. Но, как часто у нас бывает, закон  законом, а практика практикой.

Так вот, на практике  очень часто собственность на землю оборачивается скандалами, ссорами, конфликтами, которые, порой, никто не может разрешить не то что годами, а десятилетиями.

Разного рода  примеров – пруд пруди.

В одной из деревень под Вологдой «крутой предприниматель» купил в собственность землю, а после взял да и  проложил дорогу прямо под окнами дома моего знакомого,  заодно оттяпал  у него  «кусочек» земли.  Знакомый,  назовём его Павел Сергеев, естественно, возмутился поведением новоявленного соседа.

«А, ты ещё возмущаешься! –  пригрозил  «крутой». –  Я  тебе покажу  «кузькину мать».

Ночью возле дома кто-то под корень спилил вековой клён, который сажал ещё отец Сергеева. Откуда такое самоуправство? Хоть хватайся за ружьё и наводи порядок. Сергеева поддержали другие жители деревни. Но что их мнение для власти, если у «крутого»  большие деньги? Не люди что-то решают, а деньги.

«Я сказал, здесь будет дорога – и всё!», – отрезал крутой.

И по деревне, ломая прежнюю дорогу, двинулись  мощные  машины, гружённые песком и гравием.  Мало того, что «крутой»  добился  своей цели, но он ещё и приказал  засыпать песком  большой общедеревенский  пруд, где летом купались ребятишки и взрослые.

Видимо,  сделал это назло Павлу Сергееву.

Хотя  пожарные  слабо  протестовали насчёт пруда   – всё-таки  для жилой деревни  он  является и противопожарным водоёмом. А  потом, видимо, получив «откат» от «крутого», замолчали,  так  что  теперь, в случае  беды, тушить огонь нечем.

Если называть  инстанции, куда  обращались  Сергеев  и другие жители деревни за справедливостью, то никакой бумаги не хватит.

А результат их челобитных  –  нуль!

В деревне Мальгино, где я живу и работаю летом,  все окружные поля, то есть пахотные массивы, на которых  ещё недавно сеяли рожь, ячмень, пшеницу, отдали под застройку дачных коттеджей. Кто перевёл пашню в земли застройки? Узнать это  невозможно!  Хотя ясно, что данные   «игры» с землёй являются незаконными.

По одному из полей шла тропинка к роднику. Жители слёзно просили Администрацию  Подлессного поселения оставить тропинку, не продавать её застройщикам. «Ни в коем случае, – заверили, – этого не допустим!». И что же?  Продали и тропинку! На пути к роднику встали высокие заборы  – символы благополучия обывателя ХХI – го века. Теперь, чтобы набрать живой воды, надо огибать заборы примерно с километр…

А  ещё  случаются  «чудные» незримые «игры с землёй». Причём, они происходят не только в сельской местности, но и в городе.

Когда община храма священномученника Власия Севастийского, что в центре Вологды,  учреждённая писателями-вологжанами, решила взять в собственность церковь, то, естественно, встал вопрос о земельном участке. По документу, который был утверждён в городском земельном отделе,  граница  проходила  в двух метрах от стен храма, а основная часть захватывала  дорогу,  оживлённый перекрёсток  улиц Кирова и Челюскинцев.

Так что? Забирать этот перекресток, не имеющий отношения к храму? А где же земля, которая должна принадлежать именно храму?

Она была куплена в личную собственность предпринимателем.

Кто, когда и почему это сделал?

Ясно одно, что  «большой специалист» в земельном отделе, очевидно, даже не выходя на место, мерил землю на бумаге так, как  ему захотелось.

 

 

«ОТЧЕРКНУЛИ    УГОЛОЧЕК…»

 

       История, в чём-то  похожая на ту, что была выше  рассказана  про  храм, произошла в заречной части Вологды, на улице Горького.

Не поверите, но факт.

Уже целых   25 лет (!!!) владелец  здания и относящегося к нему земельного участка «воюет» за кусок земли, который по  неизвестной причине  городские  власти  изъяли  и передали  соседям.  На каком основании они  это  сделали  и по какой причине, никто не способен точно объяснить, а также исправить недоразумение.

Главный герой  данной  истории, Пётр Николаевич Шапошников,  уже сбился за счёта от получаемых из разных инстанций бумаг.  Но разрешение  «конфликта»  не просматривается даже в перспективе.

– Я столкнулся с тем, что законы, оказывается, можно не выполнять, – с горечью  рассказывал  Шапошников. –  Вся проблема, к сожалению,   заключена в этом.  Считаю, что я  принципиально прав,   и не ухожу на пенсию, надо же как-то восстановить справедливость.

Собеседник – опытный профессиональный строитель, за его плечами –  многие  вологодские  стройки.  С началом «рыночных реформ»  Петру Николаевичу пришлось забыть о возведении  больших  объектов.  Но он категорически не  захотел отказываться от  любимой  профессии. Вместе с друзьями  создал предприятие, которое занималось проектированием и  возведением различных  зданий и сооружений.

К тому времени на улице Горького находился большой учебно-производственный комплекс «Облпотребсоюза»,  а в его составе – незавершённая  пристройка.  Предприятие, возглавляемое Шапошниковым, приобрело   «долгострой» вместе с проектной документацией и начало доводить  до ума двухэтажное здание. Власти города оформили документы, которые разрешали достраивать объект.

Обычная производственная ситуация, не предвещавшая каких-либо неожиданностей. В 1995 году здание  сдали  в эксплуатацию без каких-либо замечаний со стороны госкомиссии. Акт  фиксировал, что здание построено в соответствии  с проектом, без отклонений.

А  чуть раньше  оформили  «межевое дело», здание, согласно закону,  должно иметь землю под собой и вокруг.

–  В том «межевом деле» получилась  накладка, – продолжал Пётр Николаевич.  – Чисто условно отчеркнули  «уголочек»  земли на плане.

       – Кто отчеркнул-то?  – прошу  уточнить. – На каком основании?

– Кто конкретно?  Не знаю!  Межевание проводил  департамент  земельных отношений  городской администрации, – пояснял Шапошников. – В заявке на участок для построенного здания  было указано 2100 квадратных метров. Бывший начальник  департамента  Ефимов   подписал эти  2100 квадратных метров. Но на каком-то этапе прохождения документа, какой-то чиновник, не ставя никого в известность, отчеркнул  997 квадратных метров от общего участка. Кто он, этот чиновник? История не установила! И в результате такого «отчёркивания» граница участка прошла по самому зданию.

– Маразм  какой-то получается, Пётр Николаевич! Землемеры должны были приехать на место, сверить границы заявленного участка, а уж потом принимать решение.

     – Никто не приезжал, никто ничего не согласовывал,  отметили на чертеже – и всё, – продолжал он.

– В пользу  кого «отчеркнули»?

       – В пользу  комплекса зданий «Облпотребсоюза»,  на его базе позднее  возникла организация «Содружество»,  а затем и  Вологодский кооперативный колледж, который тоже является правопреемником кооператоров.

Отчеркнули!

Увы, подобное случается  довольно часто.

Знакомый показал мне  в своём гараже два ящика документов (!!!)  – это ответы из разных инстанций. Пять лет идёт  у него спор  в деревне на даче. Землемеры намерили одно, а аэросъёмка показала другое, сосед перенёс забор «по-другому», и вот началось  бесконечное выяснение отношений.

Эпизод  – в деревне Мальгино. За баней –  пруд,  его жители выкопали давным-давно.  Мы  с соседом пруд  чистили, нанимали экскаватор, расширяли, углубляли. Попросили прирезать пруд к участку (разрешалось приплюсовать бесплатно четыре сотки), а в «Кадастровой палате»  заявили: «Опоздали! Земля  уже продана в собственность, никакого пруда там нет, там проходит по плану… дорога».

Вот чудеса-то!

 

 

 

ВСЕ  ПОНИМАЮТ,

                                НО НИКТО НЕ РЕШАЕТ…

 

       Теперь мы подошли  в нашей истории к странной  тенденции, она   уже более тридцати лет господствует в обществе. Суть её в том, что какой-то очевидный вопрос в силу непонятных обстоятельств неожиданно  вдруг   становится «неразрешимым».

Возьмём, для пояснения нашей мысли, современную   русскую  деревню. Её нынешнее состояние весьма неприглядное, идёт вымирание,  разорение сел и деревень, о чём  говорили  и писали очень многие, деградация  повсюду, особенно в Центре и на Северо-Западе России.

Все понимают, что положение на селе ненормальное,  все соглашаются.

И что же?

Ничего!

Ситуация лишь усугубляется.

Либералы кивают на баснословные сборы зерна, на торговлю российским зерном даже за границей, на обилие еды на  прилавках  магазинов.  Это так, конечно, никто не спорит. Но никогда  они не говорят, какой ценой создано изобилие в торговле. Молчат о том, сколько и каких продуктов покупают за границей. Если уж выставят на прилавок свой товар, то зачастую он изготовлен из заморского сырья, в том числе  – колбасные изделия, сливочное масло  и сыры.

Или вот, к примеру, яблоки. Круглый год ими торгуют от Владивостока до Калининграда. Откуда их только не привозят! Из Аргентины, из Турции, из Испании, из Молдавии, из Англии,  из Израиля,  из Польши и  США.

Когда-нибудь  вы  видели  на прилавках  яблоки, доставлены  из Курской, Тамбовской, Липецкой областей, из Краснодарского края и Оренбуржья, из Башкирии?

В том-то и дело! Их нет!

Эти исконно «яблочные места» России как бы «ликвидированы», садоводам из этих регионов  не дают   ходу на рынок.

Сколько могут храниться яблоки? Никто в торговле не скажет, какого года урожая яблоки привезены  из Аргентины или из Турции.

Простой вопрос!

А попробуй  его реши!

Точно так же и с «кусочком» отчёркнутой земли.

Ну, казалось бы, чего витийствовать? В департаменте земельных отношений взяли бы да исправили ошибку в плане – и вся  недолга.

Не тут-то было.

Власти  областного центра  и слышать не хотели об исправлении допущенной ошибки.

Их поведением Шапошников и люди,  работающие с ним,  возмутились, стали искать  справедливости.

– Поскольку государство у нас считается правовым, где  должен главенствовать  закон, – рассуждал Пётр Николаевич, – то мы обратились, естественно,  в суд. Суд указал, что  городской департамент  не согласовал «земельный вопрос» и обязал это сделать. Следом прошли ещё два арбитражных суда, они приняли решения не в нашу пользу. Однако кассационная инстанция  Арбитражного  суда  Северо-Западного Федерального округа предложила  отменить решения  двух Вологодских судов как «несоответствующие обстоятельствам дела и не имеющих достаточных  доказательств».  Дело  из Петербурга возвратили в Вологду.

–  После состоялся Вологодский арбитражный суд, он отменил  границы участка, «отчёркнутого»  неизвестным чиновником.  Этим же  решением суд    обязал   Администрацию  г. Вологды  «устранить  допущенные нарушения прав и законных интересов» общества «Окор», которое я возглавляю.

 

 – Значит, всё-таки можно найти в нашем суде справедливость?

   

      – По форме – да, всё вроде бы закончилось благополучно. Однако на самом деле ситуация не изменилась, – тяжело вздохнул собеседник. –  Я возвращаюсь  к началу разговора. Оказывается, решение суда можно не выполнять.

–  Администрация города по поводу отмена границ участка выпустила  постановление (хотя этого не надо было делать  – есть же решение суда!), и на том всё закончилось. К тому же этот документ город никуда не направил, в том числе  – и в «Кадастровую палату»  Вологодской области. Якобы поэтому её сотрудники и не стали ничего делать: мол, суд же не написал, что они должны были исполнить отмену, хотя это тоже маразм,

ведь решение судов для всех является обязательным. Замечу, кстати,  суд длился почти три года, в течение этого времени  шла перепродажа основного здания  бывшего комплекса  Облпотребсоюза, в результате оно оказалось у  торговой организации «Содружество». По окончанию сделки «Содружество», со своей стороны, обратилось в суд о проведении «новой границы» – два метра от центрального входа в здание.  Судебная экспертиза рекомендовала определить земельные участки всем участникам спора  –  организации «Содружество», кооперативному колледжу и нашему предприятию.  Но  соседи не согласились с такой рекомендацией, подали  апелляцию, и город снова согласовал им те «границы», которые хотели именно они,  но ведь там  – заведомо ложные сведения.

Что же получается?

А получается так, как в  круговой побасенке: «У попа была собака, он её любил…».

Многочисленные бумаги, разложенные на столе у Шапошникова,  подтверждают, что власти города поставили себя выше прочих инстанций.

С земельным спором Пётр Николаевич обратился к губернатору, который в одном из выступлений  пообещал разбирать каждый случай «рейдерского захвата земли».

23 апреля 2019 года  у  заместителя  губернатора В.В.Тушинова   прошло совещание, оно рекомендовало администрации  Вологды  урегулировать  данный вопрос. Но  представители города  позже, когда надо было решать вопрос конкретно,  не пришли на встречу. И тогда Шапошников понял, что областные инстанции не имеют никакого воздействия на власти города.

– Они нам не подчиняются, – развели руками в правительстве области, – мы не имеем права по закону на них воздействовать, это – муниципальное образование.

Интересная «вертикаль власти»  сложилась!

«Мы им  – про кровати, а они нам –  про болты», – досадовал профессиональный строитель.

Невольно всплыла  в памяти  реплика  классика сатирического жанра М.Е. Салтыкова-Щедрина о том, что каждый в России хочет Конституцию для себя!

Примерно так получается и тут.

Правительство области – «одно государство».

Администрация областного центра – «другое государство».

Шапошников, его сотрудники, да и все горожане – «третье государство».

Поэтому и происходит странное  «затмение зрения»: чёрное называют белом, белое – чёрным, простое – сложным и  неразрешимым…

Два года назад, на очередном витке   «борьбы за межевое дело»,  сотрудники «Окор»  через управление  Росреестра по Вологодской области установили  грубое нарушение в действиях кадастрового инженера, она  внесла в документы ложные данные. Из Росреестра  информацию передали в прокуратуру Вологды, чтобы привлечь специалиста к ответственности. Перечислив множество статей разных законов, как это принято в РФ повсеместно, зампрокурора прекратил дело  «в связи с истечением срока давности», хотя именно правоохранители и затягивали эти самые сроки.

 

 

 

 УСТРОИЛИ  «БЛОКАДУ»

 

         У гениального русского писателя Льва Николаевича Толстого  написан  небольшой рассказ «Много ли человеку земли нужно». Образно и ярко автор показал крестьянина Пахома,  ему постоянно не хватало  земли, хотя он купил угодья у  помещицы, а после  и сам стал помещиком. Но ему, даже после того, как  Пахом заимел  полный достаток, земли всё было мало. И он, соблазненный  мужиком с отходов, поехал срочно в Башкирию, где можно было «взять» земли «сколько хочешь».

С раннего утра и весь день Пахом бегал и мерил участок, чтобы был больше, больше, а в конце дня испустил дух от переутомления и жадности.

Оказалось,  Пахому потребовалось  всего три аршина земли!

То есть, столько, чтобы выкопать  ему могилу и похоронить.

О конце этой истории, рассказанной Л.Н.Толстым,  наши нувориши почему-то не помнят. Им тоже почему-то земли «всё мало»  – и в сёлах, и в городах, и в лесах, и  на водах…

И они всё прикупают, прирезают, перерегистрируют…

Мне недавно  рассказывали, что председатель большого колхоза под Вологдой, куда государство когда-то вложило огромные средства, тайком взял и переписал в личную собственность  пашни, сенокосы, фермы, технику вместе с крестьянами, а также вместе с квартирами учителей, врачей, которые стали как бы … его личными рабами.

И не придерешься: всё по закону:  подписи, печати.

«А где же справедливость?» – зашумели жители деревень и сёл  прославленного хозяйства, обращаясь к власти.

«А что такое справедливость? – в свою очередь спросила их   власть. – В законах про неё ничего не написано!».

Ну, если в законе про справедливость ничего не написано, значит, её и не должно быть…

И вот подумалось про злополучные девятьсот с лишним квадратных метров. Да плюнуть бы на всё! Сколько  нервов, времени, денег и бумаг потрачено!? Пусть, как говорится, их  проглотят  противники.

У Шапошникова иное  мнение.

– Я уже не проектирую и не строю, как раньше, силы  уже не те, – пояснил Пётр Николаевич, – а только содержу  вот это здание, которое сам и построил в 1995 году. В нём на правах арендаторов находятся гостиница, столовая, магазин, другие учреждения. И вот, в один прекрасный день, выйдя из центрального входа, я увидел каменные надолбы, которые фактически перекрыли подъезд служебного автотранспорта. А как же, например, подвозить продукты в  столовую?

 – Выходит, вам устроили своего рода «блокаду»?

   – Получается, так. Да, вот на этот счёт имеется и акт, составленный в том числе и начальником отдела  землепользования  Департамента градостроительства Вологды А.Н.Лебедевой.

«Работа столовой, гостиницы и других организаций в здании по улице Горького, дом  91 ограничивается из-за  отсутствия свободного доступа, ограниченного со стороны ПО «Содружество» и ЧПОУ «Вологодский кооперативный колледж», – отмечено в акте. – Здание изолировано. Центральный выход располагается в 1 метре от установленной границы участка, что не даёт возможности подъезда в случае наступления аварий и чрезвычайных ситуаций, снижает уровень противопожарной защиты объекта…».

У собеседника есть и ещё один довод.

– Мы ни у кого ничего не отбирали, отобрали у нас, наше же! Так почему мы должны с таким произволом мириться?

В конце  2018 года  ситуацию рассмотрел Уполномоченный при президенте РФ  по защите прав потребителей Б.Ю.Титов.  Он полностью поддержал требования П.Н.Шапошникова и признал действия Администрации Вологды незаконными, предложил понудить её к исправлению ошибки через суд.

Вмешательство ещё каких  инстанций нужно?

К президенту США, что ли, обращаться?

avatar