Вологодский литератор

официальный сайт
06.01.2019
0
76

Геннадий Сазонов СВЕРИМ ЧАСЫ Новогодний фельетон

Мы все живём по разному времени. А это, сами понимаете, непорядок!

Верхушка смотрит на вашингтонско-нью-йорское время, вздрагивает от всякого движения стрелок на часах, что тикают   на Капитолийском холме. А уж если Сам-Хам изречёт какой-нибудь  пассаж, то сразу в палатах кремлёвских начинается суета сует: беготня, возня, заверения, оправдания…

Обслуга  верхушки  —  министры, депутаты,  «лучшие друзья» и орущие во всё горло «телеведущие» —  поглядывают совершенно в другую сторону — на Израиль,  на Кувейт, на  Кипр,  на Виргинские острова, на  Грецию, а вот на днях  нацелились прямо   на Японию — у обслуги тоже  «свое время».

Грешным  «дорогим  россиянам»  куда податься? Только на «московское время» остаётся  ориентироваться. Уезжать некуда, а главное — не на что. Лекторат, чего с него возьмёшь!? Но я против  иностранной наклейки — лекторат. Я к  народу со  всей душой  и хочу помочь гражданам разного калибра  «сверить часы». Хотя  понимаю  —  ноша  непосильная.

— Не трусь! — хлопнул по плечу кто-то сзади. — Я помогу!

Оборачиваюсь — дед Мороз! Ну, ёлки-палки!

— Из Великого Устюга  явился? — спрашиваю.

— Пошто из Устюга! — обиделся персонаж.  — Там  — официальный дед Мороз, со своей резиденцией, со своим штатом, со своими планами. А я — прямо из глухого лесу…

Ба! Точно!  «Бренд» на груди  не висит,  одет в тулупчик  потёртый,  борода  своя,  настоящая,  не из пакли.  Да и посох не за  десятки тысяч долларов купленный, а обычная черёмуховая палка.

— Внушаешь доверие,  — протянул  ему руку. — А как поможешь?

— Это не твоя печаль, — строго посмотрел Дед.

— Ладно, не моя — так  не моя! Пойдём  гулять по городу.

Идём мы, значит, по Окружному шоссе, где ни днём, ни ночью не смолкает гул моторов. Смотрю по обочинам: ё-моё!  Вывешены огромные плакаты, где нарисованы поясные  портреты суперменов из США — ядрёные, с загорелыми, мужественными лицами. Ну, ковбои — ни дать, ни взять!  Подписи гласят: «Джон умный», «Джобс великолепный», «Робертс внушительный» научат вас, как быть счастливыми и сразу стать миллионером.

Внизу адрес: приезжайте на их  выступления в Кремлёвский дворец, в саму Москву!

— Вот до чего  дожили! — не вытерпел  я. — Учителей нашли! Окажись они тут, я бы им…

И что же? Сходят супермены  прямо с плакатов  на обочину  — ну, Дед Мороз из  лесной  чащи подсуетился, так я понял.

— Чего вам  надо, господа хорошие? — спрашиваю. —  Валите в свои Штаты от греха подальше.

— Мы  вас, русских изведём, как  когда-то у себя индейцев уничтожили, — скривил  рожу «Джобс великолепный», — всех под корень, до одного последнего.

— Вот вы где у нас! — начал хлопать  по многим  карманам  «Джон умный», — «Газпром» — акции вот здесь, «Сбербанк « — акции вот туточки,  «Торговые сети»  — вот видишь; все у меня в кулаке. Попробуйте  пикнуть!

— По ушам захотели? — выхватил  я у Деда черёмуховый посох и замахнулся.

Вжиг — и они  опять  превратились в плакаты-зазывалки.

Ну, новогодние чудеса, да и только.

— Успокойся, — пожалел меня  Дед Мороз. — Прославление американизма — суровая повседневность. Даже у нас  в лесу сороки, когда слетятся на одно дерево, трещат: «Трамп, трамп, трамп…».

Да уж! Дерзайте, Трамп  вам поможет!

— Ни одно совещание, а их по стране за год проводят миллионы, — шёпотом говорил  Дед, — не проходит, чтобы важное государственное лицо не поучало: «А в Америке, знаете, делают по-другому». Намёк понятный: делайте и вы так! А если нет, то извините: мест рабочих  у нас мало, а желающих много.

Тут забрякал сотовый, и знакомый голос с Новгородчины поздравил с наступающим Новым годом.

— А вам привет от Деда Мороза, он рядом стоит, — послал я в телефон. — Вы всё ещё работаете, или вышли на великий  пенсион  в 14 000 рублей?

— Работаю, если это можно назвать работой, — ответил знакомый. — Всё стоит на месте! Инициативы у людей  — нуль!  Ну, я а, вы же знаете, привык: лучше что-то делать, чем не делать ничего. А они, эти сотрудники без инициативы, поступают наоборот: лучше ничего не делать, чем делать что-то. Их  за это очень поощряют! Квартальные премии дают,  выписывают парашюты всякие.  Да, и Вы  передавай привет своему  Морозу. Он хоть живой или сказочный?

Ответить я  не успел: любимый мой «Мегафон» сразу снял за 2 минуты 500 рублей со счёта, и разговор  прервался.

Сотовая связь у нас очень любит клиентов! Просто обожает!

Но  всё же я передал  привет Деду некоторые подробности о знакомом.

Он трудится в администрации, скажем, района. И не только у него, а и по всей стране, кто бы ни пришёл в орган управления с какой-либо инициативой, ответ один: «У нас нет денег! Ищите спонсора!».  Этот ответ постоянно звучит и от самой Верхушки. Правда, там ещё бросают народу надежду: «К нам скоро придут иностранные инвесторы!».

Идут, идут, идут…

Когда же всё-таки они  придут?

Не знает никто, даже сама  Верхушка!

В Самарскую губернию заглянули благодетели из Франции, прикупили в собственность «Автоваз» в Тольятти,  который они не строили, а построили  наши родители  по инициативе Леонида Брежнева, и владеют теперь, стригут «купоны».

Приедут из Парижа, получат деньги в Тольятти по мешку или по два, и — опять в Париж, проживать красиво.

Таких-то «спонсоров» пришло в Русь-матушку видимо-невидимо.

А толку от них, как от козла молока!

— Всё дело  в том, кто держит в руках финансы, — говорил  знакомый глава  района . — Мы в 2005 году составили  бюджет в пределах 10 процентов от оборота всех  финансов. Знаете, что произошло?  За один год мы сделали больше, чем за 15 лет, — строили дороги, новые предприятия, ремонтировали школы и детские сады… На следующий год опять хотели также, но нам ударили по рукам…

Явился даже сам губернатор. Узнал, что в районе возвели новое предприятие, что оно отчисляет налоги в бюджет района, прямо-таки взвился: «Кто разрешил? Что такое? Я вам не позволю! Растопчу, уволю!».

«Мы же не преступление совершили!», — заикнулся  было глава района

Но губернатор и слушать его не стал.

Как писал Фёдор Достоевский про одного губернатора в романе «Бесы»: «…был несколько похож на бабу, но хорошей фамилии и со связями, — чем и объясняется, что он просидел у нас несколько лет ПОСТОЯННО ОТМАХИВАЯСЬ  РУКАМИ ОТ ВСЯКОГО ДЕЛА»  (разрядка — Г.С.).

   И нынешние отмахиваются под  риторику о «патриотизме» и «любви к великой России».

Проще говоря,  ЗАПРЕЩЕНО  развиваться деревне, посёлку, малому городу. Лишь областным центрам дана «некоторая фора». Запрещено, разумеется, негласно, но очень строго.

У этого района, о котором я упомянул, где инициативный глава, на следующий год отобрали всё финансирование. И он, бойко строивший и ремонтировавший, уныло покатил в достославную Вологду  «клянчить рубли». А куда денешься?

Иначе ликвидируют район. Кстати, некоторые либералы, близкие к самой Верхушке, уже носятся с проектами о ликвидации многих районов в Центральной  России. Сначала они их обезлюдили — отобрали у населения работу и возможность жить, а теперь говорят: «Посмотрите, народу нет, производства нет. Зачем  «держать районы»?

Не по указке ли плакатных ковбоев действуют?

— Дорогой Дед Мороз, — обратился я к  спутнику, который заскучал. — Ты вот даришь всем подарки. А тебе хоть кто-то подарил что-то?

— Как же! Премного благодарен, — ответил он. — Вышел «Царский указ» о сборе валежника  в лесах. Сам понимаешь, печку-то надо топить осенью, зимой и весной, а лето у нас — два месяца. Вот я и заготавливаю валежник, будь он неладен.

— Вот я валежник таскаю и таскаю, — стал изображать руками Дед. — Опять — таскаю и таскаю. А он  качает и качает газ и нефть на Запад. Я валежник таскаю, а он качает и качает…

— Да кто он — не пойму? — остановил я Деда.

— Да тот, кто подписал Указ, — пояснил он. — Я с ним даже по скайпу говорил, поблагодарил, значит.

-Ну, ты даёшь! — поразился я. — Я мне-то нельзя устроить!

— Без проблем! — ответил Дед.

В  один миг я оказался в «царских покоях».

— Ну, что ещё? — недовольно буркнул  тот, кто  подписывает  Указы.

— Уважаемый и любимый, — начал я. — Тут  русским писателям исполнилось 60 лет, то есть  их  Союзу.  И 30 лет из этого срока  они ждут, чтобы Вы, уважаемый и любимый, подписали Указ «о творческих организациях», а то получается, что писатели  существуют как бы вне закона.

— Интересно, — отвечает он.  — Ещё не наступил Новый год, а Вы, господин писатель, уже изрядно приняли на грудь. Я же два дня назад подписал такой Указ.

— Извините, не слышал, — опешил я. — Извините, и на грудь я ещё не принимал.

Он махнул рукой, принесли Указ, дали мне в руки.

Читаю: «Об ответственном и милосердном отношении к животным разным домашним и диким: кошкам, собакам, крокодилам, волкам, медведям, лосям и дальневосточным тиграм» и так далее.

— Ну, это же совсем другое! — изумился я. — Причем здесь творческий Союз?

— Я сделал Вам замечание,  — пояснил  хозяин покоев. — Нельзя же столько принимать, ступайте,  проспитесь, а потом поговорим.  А то  даже читать не можете: написано одно, а Вы читаете  другое.

Я развёл руками.  Поговорили по душам, что называется?

И с помощью Деда Мороза  я оказался опять возле обочины на Окружном шоссе, рядом с плакатами  суперменов из США.

Да, время у нас очень разное.

Но всё-таки, пока ещё не поздно, сверим часы.

Должно быть время одно — наше, московское!

 

ВОЛОГДА,  6 января 2019 г.

guest

0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments