Вологодский литератор

официальный сайт
3
60
Борис Орлов

Борис Орлов:

ПИСАТЕЛЬ – НАРОД – ВЛАСТЬ

– Может ли современный русский писатель, искусственно, умышленно оторванный от своего читателя, не имеющий доступа ни к телевидению, ни к центральной прессе, издающий свои книги ничтожными тиражами, – может ли он хоть как-то повлиять на ситуацию в стране? Ведь в прежние времена голос писателей нередко становился решающим при принятии тех или иных государственных решений…

Борис Александрович ответил так:

– Да, мы можем повлиять на страну, на наш народ. Я хочу сейчас рассказать вам только об одном способе такого влияния: нужно почаще приезжать на свою малую родину, побольше общаться со своими земляками. Только на своей малой родине, сравнивая её нынешнее состояние с той картиной, которую вы помните по своим детским, юношеским годам, вы поймёте, что происходит с Россией, куда она движется и как ей можно помочь. Пусть русский писатель почаще посещает свою малую родину: здесь его знают с детства, помнят его родителей, здесь земляки слушают его со вниманием, здесь его взгляды всем интересны. Я это говорю по собственному опыту: я не раз за последние годы ездил в свои родные Ярославские земли, в Брейтовский район, и недавно снова вернулся из такой поездки. Это мой долг – встречаться с земляками, говорить с ними о наших нынешних бедах, о судьбах России, о русской культуре: ведь я думаю также, как думают они, у нас один склад души, – но только я, как писатель, могу лучше выразить те мысли, которые всеми нами владеют. Писатель в данном случае становится голосом народа, и пусть же народные думы в нашем изложении – через радио, через ТВ – услышит губернатор области, услышит президент…

Но мы можем не только говорить за народ, – мы можем и учить людей, и влиять на их душевный настрой, хоть нас и не всегда допускают говорить с народом. А надо прорываться к людям, надо! Это наш долг! Нам важно прорываться именно на традиционные СМИ – в газеты, на телевидение, на радио, ибо они по-прежнему наиболее востребованы народом. Интернет – это хорошо, но тот, кто поездил по России, тот знает, что Интернетом владеет едва ли половина населения страны. Сейчас растёт количество деревень и посёлков, которые вообще отрезаны от цивилизации, как известная в прошлом семья Агафьи Лыковой. К ним и общественный транспорт не ходит – о каком Интернете тут речь?

Я провёл несколько встреч с земляками – и что же мне стало ясно после этих встреч? Во-первых, я ещё раз убедился, что люди по-прежнему любят читать художественную литературу, причём классику читают больше, чем навязываемых им со всех сторон марининых и донцовых. Да, этих коммерсантов от литературы, конечно, тоже читают, но и отношение к ним соответствующее. А вот уж кого точно не читают, так это тех авторов, что ныне назначены классиками (у нас ведь сейчас классиками назначают сверху, в соответствии с политическим интересом и не заботясь о подлинной художественной ценности книг такого «классика»). Я ещё раз убедился в том, что народ наш чрезвычайно талантлив, – впрочем, я всегда вижу это, работая в приёмной комиссии Союза писателей России.

Посмотрел я, что у нас происходит, побывал в деревнях и сёлах нашего района… Помню я, как наша земля выглядела в советское время, в эпоху колхозов и совхозов… Колхоз и совхоз – самая русская форма сельского хозяйствования, наш народ привык к общинному труду… Наш климат не терпит одиночек, у нас можно выживать только сообща, заботясь друг о друге. И колхоз такую возможность давал! Мне повезло: я видел расцвет советской колхозной системы, хотя потом это время и обозвали застоем. Нет, это был именно расцвет социалистической экономики: люди были востребованы, выращивали рожь, пшеницу, занимались животноводством… Строились огромные животноводческие комплексы и для крупного рогатого скота, для свиней, для овец… И в те застойные времена механизаторы и доярки получали неплохо! На курорты и в дома отдыха имело возможность ездить не только колхозное руководство, но и любая доярка, любой механизатор – даже сторожа. А колхозы вкладывали деньги в инфраструктуру, строили дома, – каменные дома со своими котельными… Строили больницы, детские сады… Библиотеки строили! Заботились о повышении культурного уровня сельских жителей, чтобы тем не приходилось искать культуры в городах, бежать из села. Да, была такая проблема: село пустело, люди тянулись в город. Но в последние годы советской власти по стране прошёл такой почин: выпускники сельских школ целыми классами решали остаться в своих родных деревнях. Замечательное было начинание, теперь можно только гадать, сколько пользы оно принесло бы Родине. Вот только не дали ему развиться: советское село было безжалостно разрушено нашими «реформаторами». И когда я недавно ехал по брошенным деревням и видел развалины огромных животноводческих комплексов, едва успевших в 1985 году начать работу, развалины жилых домов, детских садов, – у меня сердце кровью обливалось.

Когда наши враги решили всё это разрушить, они в первую голову постарались привить нашему народу индивидуализм – отсюда же и попытка ввести на русском селе фермерство. И, разумеется, фермерство рухнуло: оно было не в традициях народа, как и индивидуализм не был основой нашего сознания.

Я сейчас говорил о сельском хозяйстве, но если вспомнить моих городских ровесников, которые поступали в ПТУ, становились токарями, слесарями, приобретали другие рабочие специальности, девчонки учились на медработников, библиотекарей… Люди гордились тем, что работают на таком-то прославленном заводе, что выполняют и перевыполняют нормы. Они вливались каждый в свой трудовой коллектив – и коллектив их воспитывал! Был такой институт, как наставничество: по-доброму, по-отцовски относились к ребятам их наставники на заводах и фабриках. Теперь это полностью утрачено. Теперь подобные братские коллективы можно встретить только на приходах православных храмов: лишь Церковь в современной России сплачивает людей, борется с психологией индивидуализма. И нужно всемерно поддерживать её в этом! Ведь это беда, что человек сейчас сидит, забившись в свою норку, никуда не высовывается и видит только тех, кто побогаче, потому что завидует им.

Сейчас в России сложилась поразительная ситуация: власть живёт сама по себе, народ живёт сам по себе. И народ не спешит сблизиться с этой властью: он видит, что если в СССР был один большой железный занавес, отделявший страну от капиталистического Запада, то сейчас наши отечественные капиталисты и чиновники разобрали этот занавес на части и растащили по своим усадьбам, чтобы отгородиться им от народа, – чем богаче особняк, тем выше забор.

Страна сейчас чётко разделена на два противоположных лагеря. Об этом говорят и те, кто находится в лагере наших противников. Ксюша Собчак недавно писала в открытом письме президенту: «Режим, который установился в начале 2000-­х годов, по-­научному называется элитарной автократией. В этой конструкции авторитарное государство с элитами – экономической, интеллектуальной, творческой – противостоит дремучему народу нашей страны». Несмотря на крайне враждебный для России тон этих слов, Собчак по сути совершенно права: у нас есть две России, два народа, а вернее, есть русский народ – и есть «российская элита», есть Россия – и есть страшный в своей вседозволенности чиновничье-криминальный аппарат. Интересы двух этих противостоящих друг другу сторон никогда не смогут примириться. Да и как им примириться, если народ по-прежнему жаждет жить по правде, а власть становится всё более преступной? Ведь тот рэкет, который мы помним по 90-м годам, переместился сегодня с городских улиц в министерские кабинеты: сейчас Следственный комитет то министром начинает интересоваться, то заместителем министра… Уголовники лезут во власть! Нынешнюю властную систему я бы назвал рэкетирско-ростовщической.

…О чём спрашивали меня мои читатели, мои земляки? Если подвести общий итог, то все их вопросы сводятся к одному: неужели нельзя создать в России иную систему управления? Надо менять государственную систему: надо её ужесточать, но надо и тщательней выбирать людей. Сейчас народу кричат: «Во времена Сталина были страшные репрессии!..» Но люди-то помнят, что Сталин своими репрессиями зачастую пресекал те чиновничьи репрессии, что были направлены против народа. И люди видят, что нынешние чиновники не боятся уже ничего: ни народа, ни тех, кто стоит выше их по служебной лестнице, – они связаны друг с другом совместным бизнесом и знают, что в случае чего партнёры приготовят для них запасной аэродром. Всё это народ видит и понимает: систему управления надо менять, – и я могу свидетельствовать, что в этом сегодня заключены основные чаяния наших сограждан.

И в конце выступления хочу задать вам философский вопрос: «Что такое личность?» В европейском понимании личность – это то, что противостоит коллективу, народу; если хочешь стать личностью – живи за счёт коллектива. Так именно и поступает наша «элита», которая в своё время цинично обманула народ: из того, что они обещали в начале 90-х, не выполнено даже ни одного процента. А в русском традиционном понимании личность должна служить народу! И служа своему народу, она служит Богу! Так было у нас во все времена – и в Древней Руси, и в эпоху Российской империи, и во времена Советского Союза. На этом принципе Россия стояла всегда, и если мы хотим возродить её могущество, то должны этим принципом руководствоваться – все мы, от крестьянина, рабочего до министра и президента.

Борис ОРЛОВ, председатель СПб отделения Союза писателей России

Впервые опубликовано в газете «Православный Санкт-Петербург»

avatar
2 Comment threads
1 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
3 Comment authors
Ваня ПоповЛюдмила ЯцкевичВиктор Бараков Recent comment authors
сначала новые сначала старые
Виктор Бараков
Гость
Виктор Бараков

“На курорты и в дома отдыха имело возможность ездить не только колхозное руководство, но и любая доярка, любой механизатор – даже сторожа”. Значит, всё-таки отпуск был… В лучшие времена.

Людмила Яцкевич
Гость
Людмила Яцкевич

Борис Орлов выразил боль многих. Боль народа. Спасибо ему. Все, что касается современности и 60-80 годов верно. Но то, как обижали народ в 30-50 тоже забывать нельзя. Я помню нашу северную деревню 50-х, беспаспортную, не имеющую возможности накосить на собственную корову, жившую в старых домах. Да,начиная с 60 годов стало легче, деревня стала меняться, люди ожили, колхозные дела пошли хорошо. Многие сейчас только это и помнят. Но и тут вопрос: КТО начал перестройку? КТО предал народ?

Ваня Попов
Гость
Ваня Попов

Орлова и крыть нечем – всё правильно прокричал. И то – капитан первого ранга! А Людмилу Яцкевич есть чем крыть, есть. Благодаря рабскому состоянию деревни, благодаря ножницам цен СССР накопил сил, перестал смущаться вражеского окружения, которое теперь снова сомкнулось кольцом. Многовековая борьба окончилась пердимоноклем. Деревню, “не имеющую возможности накосить на собственную корову”, воспел Белов, и если не отрицать воспитательной роли книги, заронил “гроздья гнева”. И получились у него ладушки с номенклатурой, которая не хуже его видела, что бесплатными образованием, лечением и прочим бесплатным народ крайне недоволен, зубами скрежещет. Хочет за всё платить сам. На Западе вон платят и – ничего,… Читать далее »