Вологодский литератор

официальный сайт
22.09.2018
2
69

Владимир Крупин: “Мы – люди, но вятские” Протокол собрания вятских мудрецов …

Как мы были не поняты

 

– Братья, приветствую! Все живы, все выкарабкались из развалин страны, из своих надежд на скорое возрождение России? Поседели, постарели, но живы, «та же удаль, тот же блеск в ваших глазах»…

– Не цитируй. Говори, зачем собрал.

– А всё то же, братья, всё то же. Тем же концом по тому же месту. Ничего нового. Те же темы: Россия в мире. Мир в России. Мы в России и судьба России. Что Россия для нас, что мы для России. Но прежде всего кланяюсь за то, что откликнулись, пришли.

– Так куда мы денемся. И мы никуда без России, надеемся, что и Россия никуда без нас.

– Да и диктовать стенографистке – не глину копать. Настоящий умственный труд – труд самый тяжёлый. Настоящий. С любовью к России. Это тебе не тэвэшная бодяга для дебилов.

– Что ж, диктую. Как всегда: царь-батюшка хорош, бояре плохи. Болтуны у власти, их трепачи у микрофонов. Или иначе – прикормленная либеральная свора поддержки демократии. Оболтают, переболтают и заболтают что угодно. Это у них специальная такая трепотня – делать из людей дебилов, из народа толпу. Конечно, телезрители изначально дебилиссимо, хотя много их осознало это в девяностые, и из телезрителей вышло. Но их тут же заглотил и доселе ими питается интернет.

– Друзья, а мы сами не встаём на дорожку болтовни? Давайте к порядку заседания. О чём говорим, что обсуждаем? Ты собрал, ты и предлагай.

– Спасибо. Наша ошибка была в том, что мы не учли характера твердолобых, упёртых, зомбированных даже, наших землячков. Уж куда, казалось, проще было – понять необходимость возврата городу исторического имени, а? По-хамски отобранное в тридцатые годы. И что? Заело, забуксовало, не захотели.

– От жадности. Запугали, что дорого будет.

– Но им же доказали, что никаких затрат. И все равно.

– Мы привыкли, говорят. И я уже привык, что ничего кировским не докажешь.

 

Как назвать новую работу?

 

– Мы назвали ту нашу работу «Мы не люди, мы – вятские». Прекрасное название. И точное, и с улыбкой. Разве оно хоть чем-то обижало национальные чувства вятчан-вятичей? Трижды нет! Более того, выделяло, подчёркивало особинку нашего характера. Да тут даже и гордость есть своим рождением и воспитанием именно на этой земле.

– Ну и гордись. Ещё и тем, что вятские самые партийные, самые революционные. Большевистское наследие в Вятке процветает. То есть не процветает, ибо процветание означает конец цветения, а постоянно и махрово расцветает. Где ещё зубами держатся за улицы имени палачей русского народа? Всякие урицкие, володарские, либкнехты, люксембурги. Центральную Николаевскую Ленину отдали, разве он не начальник палачей?

– Да за них не вятские держатся, а чиновники над ними. У нас всегда не вятские командовали, а варяги.

-Я и Сталиным не обольщаюсь. Выпил за русских, назвал себя русским грузинского происхождения и готово дело: в святые идёт.

– Порядок при нём был, по порядку тоска. И сам не воровал.

– Не сбивай пока с мысли. Предлагаю для начала объяснить фразу «Мы не люди, мы – вятские». Объясняем, что людская – это место, где живёт прислуга и обслуга. Кушают господа, не доеденный пирог отправляют «в людскую». Точно как сегодня: живоглоты демократии, обожравшись, чего-то и нам обещают отщипнуть. А мы подачками никогда не жили, мы лучше голодали. Господь спасал. Разве не видно? Читайте историков: Вятка – единственное, самое чистое место России, значит, мира. Крепостного права не было, ордынского ига не видывали, это же влияло на умы и сердца. На души. Богу молились. Всё умели: что по дереву, что по железу, что по глине. Грамотность была повсеместная. Одних журналов по пчеловодству издавалось больше десяти. Кстати, первым с Америкой стал торговать вятский купец Анфилатов. Легко проверить.

– Что журналы! На Афоне монахов всех больше было вятских! Знамя Победы над рейхстагом поднял именно вятский. А фамилия какая – Булатов!

– Тогда назовём новую работу: «Мы – люди, но вятские».

– А почему так? Может, так: «Мы тоже люди, но мы ещё и вятские».

– Ещё и? Слабо! Надо крепче: «Мы русские вятского разлива». Стоградусного.

– Это-то при чём?

– Для стенограммы. Да хоть бы и для юмора. А чем плохо?

– Давайте оставим как рабочее название: «Мы из народа, но из вятского», а? И поедем. Расставим по приоритету темы обсуждении. Самые кипящие, неотложные. Ребята, ведь не смешно – Россия гибнет!

– А как не гибнуть – насквозь прожидовлена.

– И это обсудим.

– Может, вначале осудим?

– О, снова да ладом! Кого зацепит наше осуждение? Да и грешно осуждать. Вот, друзья-братья-товарищи, добавлю о самом тяжелом труде: самый тяжелый труд – молитва. И только молитвой спасена будет Россия. Силуан Афонский сказал: «Молиться за мир – кровь проливать». А мы готовы кровь проливать? Если в любви России клянёмся. Это же то же самое измерение, как вера во Христа. Что измеряет эту веру? Только готовность умереть за Христа. Вот на таком уровне надо понимать проблему спасения Отечества. Нам Господь дал его и больше такого не получим.

– Председатель, веди собрание.

 

Кто русский?

 

– Братья, конечно, всё так. Любовь и молитва – основа всего! Предлагаю назвать заседание: «Жить в России и не верить в Бога – это добровольное безумие». И второе: «Не верящий в Бога не может быть русским».

– А если он по паспорту русский?

– А что паспорт? Пропуск в рай? Бумажка! И эти, всякие карточки, мусор этот электронный, всё это для управления дураками, быдлом, толпой, электоратом…

– Давай без ругани. Повторяю: это добровольное безумие – жить в России и быть безбожником.

– Это ещё и от Суворова: «Мы – русские, с нами Бог!». И, добавлю к Суворову: до тех пор русские, пока с нами Бог.

– Он и так всё время с нами. Это мы не с Ним.

– Тогда нечего и жаловаться, некого винить.

– Я и не жалуюсь, я и не виню. Я просто думаю, куда можно по твоему мнению большинство народа, населения отнести? Большинство-то неверующих.

– Ну нет, как раз большинство верующих. Да и остальные -прижмёт и поверят. Дед говорил: «На фронте неверующих нет. Идёт артподготовка. Сейчас ракета взлетит и нам в атаку. Гляжу – политрук присел в окопе и крестится». А сейчас именно война. Конечно, есть и окаменённые сердца. И не холодные и не горячие – ранодушно-тёпленькие. Будем на Бога надеяться. Он создал нас, мы Ему дороги, Он нас не оставит.

– Красиво. А ты и, пальцем не пошевеливши, на правый бок в горизонталку? Самим-то надо как-то шевелиться.

– Мы и шевелимся. Мы правду о врагах России говорим. Правды они боятся.

– Кто? Банкиры, власти? Они уже гордятся наворованным.

– Слушайте, у меня ощущение: а мы не запоздали с нашим собранием? Народ уже в таком чёрном квадрате, что привык к этому. И нам поднять его не удастся.

– Стоп! А как ты поднять хотел? К топору зовите Русь? Это преступно – разжигать недовольство. Оно приведёт к крови. А там на голову сядут ещё более изощрённые гниды. Надо всячески говорить о терпении. А то я говорю о терпении, а мне: ты, братец, трус. Нет, терпение ведёт к победе. А оно от молитвы. Бог терпел, и нам велел. Этим спасёмся.

– Ну, тогда мне тут делать нечего. Видеть, как гибнет Россия и терпеть? Вот спасибо. Чай дадут сегодня, кофе-пауза предусмотрена? Чаю-чаю накачаю, кофе нагрохаю. Я отсюда уезжаю, даже и не взохаю.

– Не уезжай ты, наш голубчик. Столик с чайником, чашками, пряниками видишь стоит, пользуйся. После собрания и мы присоединимся. Итак. Надо, ребята, начать нам с просвещения. От Сотворения мира. Да-да. Нам кажется, что все грамотные, а доселе верят в дикости, что мир произошёл от живой клетки, а откуда клетка взялась? Или того чудней: Вселенная произошла от первичного взрыва. А кто взрыв устроил? Откуда человек и его из его ребра спутница? А душа-то откуда взялась? Тоже от взрыва? С теми, кто верит в это, говорить пока бесполезно.

– Да уж. Пробовал я. Ощущение, что ты среди дикарей. Они же ещё и в наколках. Меченые.

 

Ценная мысль

 

А знаете что, давайте не будем чего-то придумывать, давайте использовать проверенное. Предлагаю взять за основу «Протоколы сионских мудрецов».

– Ничего себе!

– Дослушай. Их только ленивый не читал. И читал, и понимал: всё, что мудрецы намечали, то и выполнено. У них всё чётко: кратко называется проблема, анализируется, делается вывод, даются указания, что ещё делать для захвата мира и для убивания России. Но им, братья, этим мудрецам, было легко. Они, думаю, и протоколы писали похохатывая, арсенал оружия у них огромный. Как человека покорить, сломать, повернуть, заставить работать на себя? Элементарно: купить, сунуть должность, дать поворовать, держать в страхе, в общем, на крючке. А кого и споить, развратить, оболгать, опорочить. Не получается – замолчать, залечить, отравить, предать забвению.

– Конечно, легко, ставили на низменные чувства: зависти, корысти, жадности, похоти, мы же ставим на спасение души состраданием, жертвенностью, молитвой, ограничением себя во всём, терпением опять же.

– Ну да! А как без этого Россию спасти?

– То-то и оно-то. То есть нам труднее стократно. Но у нас есть аккумулятор силы – любовь к Богу. Награда велика – Царство Небесное. И у них есть награды: учат людей низменному и сами вниз катятся. А в самом низу преисподняя, пожалте в адский пламень.

– Что, и своих мучают?

– Не знаю, не был, не видел. Но о протоколах. Хочу поправить: в этих протоколах, в их основе не борьба с Россией, борьба с Россией – это у Даллеса-Бжезинского-Тэтчер, а в протоколах ненависть ко Христу, к тем, кто его любит. Защита Христа до последней капли крови – наше главное дело, смысл жизни земной. А главное счастье земной жизни – быть рабом Божиим. Помните, у Лермонтова: «Я раб, но раб Царя Вселенной». И наша задача – убедить в этом современников. Не убедим, получится, что мы – вообще последние современники в России. Останется от нас территория с полезными ископаемыми.

– Мы уже и сами как ископаемые. У меня внуки меня считают за ненормального. Называют тюфяком, нет, ватником. Да эти ватники, телогрейки – величайшая одежда. Лёгкая, практичная. Шофера, трактористы так вымажут её в солидоле, машинном масле, что она уже и непромокаема.

– Не отвлекайся.

– Молчу, молчу, характер мягкий. Другой бы спорил, глаза выворотил, я молчу.

Но спросить можно?

– Если по существу.

– А как иначе, да.

– Спрашивай.

 

Мы побеждены?

 

– Дети, и это вопрос вятского мудреца, который собрался спасать Россию А сам не знаешь? Конечно, побеждены. По всем статьям. Всё у нас отобрано, над всем мы не хозяева. Господь такие наши пространства именно России подарил, обогатил их нефтью и золотом, усадил лесами, наполнил зверями, запустил рыбу в реки, моря и озёра и всё уже не наше. Всё прихватизировано. Идёшь к реке – забор, к лесу – забор, земля у реки и леса за заборами. Заборное время. А кто хозяева? Сколько я и по нашей области ездил и по другим и везде, где какое хозяйство, предприятие, торговля, пилорама какая, кто владелец? Кто угодно: грузин, азербайджанец, украинец, чеченец, молдаван… Только не русский.

– И что скулить теперь: сами же всё отдали.

– Так по рукам и ногам оплели. Нам же ещё надо было домом своим заниматься, а у них одно дело – грабёж, присвоение. Толя Чуб лозунг им дал: больше наглости! Русский, какой ни подлец, а остатки совести все равно есть. Эти приехали с пачками денег, Подкупы, взятки, интриги. Не вам рассказывать. Всё у них.

– И сопротивление безполезно?

Наступило молчание.

 

После молчания

 

– Давайте рассмотрим способы и виды сопротивления. Хотя это одно и то же. Вооруженное отпадает, перестреляют только так.

– Как только так? С чего ты про стрельбу?

– И почему сопротивления, а не нападения?

– Оставьте пороть глупости. Друзья! Братья! История даёт нам время…

– Про какое ты время? Его уже нет у нас. И время отнято.

– Дай договорю. Сейчас возможна борьба идей, интеллектов, выборности, в конце концов.

– «Ах, оставьте, ах, оставьте, всё слова, слова, слова». Помнишь оперетку? И Гамлета про слова. И философа русского: «Мы обросли словами». Добавлю: как звери шерстью.

– Ну да, язык будущего века – молчание.

– Но мы-то в настоящем. И в нём как раз слова воюют. Что такое информационная война? Вас не изумляет лёгкость, с которой либералы нас побеждают? Да потому что хитрее нас, изворотливее, расчётливее. Богаче. Вначале захватили средства массовой информации: телекомпании, газеты, журналы, радио, сайты. Купили болтунов эфира, циников прессы. Они всегда были и есть циничны, и продажны. Всё бумажное: журналы, газеты и эфирное: теле, радио пространство, всё почти компьютерное заполнилось только тем , что отвлекает от спасения души и России: сплошные сенсации, разоблачения, сплетни, тяжбы из-за наследства, измены, курсы валют, рецепты обжорства, лекарства и всякие другие способы продления жизни. А зачем её продлевать, если она будет продлеваться только для поглощения всей этой пошлости печати и эфира? Но накатом шла волна за волной. Гадили на прошлое, пугали будущим. Эти накаты я называю прожидовленностью средств массовой информации. Наше простодушие, наша доверчивость очень им помогали. Найдите непрожидовленное издание.

– Есть, есть, не преувеличивай.

– Есть, ещё бы не было. Но тиражи, но охват вещания.

 

Мрут не от поста, от обжорства

 

– Итак, если мы задались целью понять, как Россия дошла до жизни такой, что её уже ни во что не ставят, надо задавать три вопроса. Первое: Почему это случилось? Второе: Чья вина? Третье: Что делать?

– Отвечаю сразу на все три вопроса. Которые, поддержу тебя, очень правильны. Ответ единственный: Бога забыли. Чья вина? Вина всех и каждого. Что делать? Поддерживаю высказанное уже: каяться, молиться. Не считать, что кто-то больше виноват, чем ты.

– Согласен. Но Всевидящий нас не забыл! Не забыл?

– Ты ещё Бога будешь упрекать!

– Но Он же видит наши беды, несчастия, страдания.

– Но если мы не обращаемся к Нему, значит, нам и так хорошо. Значит, без Него обходимся. Он же нам дал свободу воли. Вот с этой свободой мы всего достигли: и унижения, и нищеты, и поглупения. И никто не виноват? Адам зачем ел запретный плод? Ева уговорила? А её змий соблазнил, так? А вот змия никто не уговаривал, сам действовал. Злоба и зависть им двигали. Он – главный виновник всех бед. А что делать? Не поддаваться ему. Не бежать за богатством, за чинами, наградами. Молиться! Это и есть борьба и главное дело. Пост идёт, а ты на шашлыки поехал. Они тебе в пользу пойдут?

– Ладно, не поеду.

 

Монолог о политиках

 

– О Хрущёве говорить надоело, вроде как последний самодур на русском престоле. Той же Украине сколько зла принёс. Потом извинился: простите меня, громадяне, вот вам Крым. Давайте вспомним прямое продолжение его самодурства в образе пьяного свердловца. Или свердловчанина? Может, это город такой, никого другого дать не мог, грех в нём великий свершён, цареубийство. Так и Ленинград. Вывалил в демократию кучу политиков и все воспитаны как большевики. Все дров наломали. Такой менталитет. Нет, ребята, надо в политику привести Вятских людей. Вятка – место мира, которое не заражено ни ордынцами, ни большевиками. Не знавшее крепостного права, давшее России характер сильный, спокойный, не корыстный. Ещё важно то, что самые лучшие жены именно вятские. «О, Гименей, красоту и терпенье, и верность вятчанок воспеть и Гомера не хватит».

– Ура, товарищи. Как хорошо, что мы такие хорошие.

– Я серьёзно. Вятка в веках не знала чужеродного влияния. Не закрыты её небеса для прямого общения с Богом. И её герб вспомните: рука Господня из облака указует, указывает именно на Вятку.

О политиках, о руководителях не нами сказано: народ настолько верит руководителю, насколько тот верит в Бога. Сейчас вера в начальников во всём мире никакая: все ворьё, все подлецы, все под себя гребут. И это понятно. Так оно и есть. Ещё и мало того, есть ещё такие идиотские правительства, которые защищают педерастов, содержат средства массовой информации, которые льют грязь на государство, которым они руководят. Это как? Но есть же, есть, чудом прошедшие во власть, радетели за народ. Есть! Есть?

 

Говорить о главном

– Мы договорились в начале собрания говорить о единственном, о том, что спасёт Россию. И так или иначе все говорим о вере в Бога. Давайте сразу отбросим всю болтовню о научном познании религии. Наука столетиями доказывает, что Бога нет, и она доказала только то, что такая наука только тратит деньги да смешит небеса. Мало того, на совести науки атеизма реки, моря крови! Бога нет? Так с кем ты борешься? Как ты можешь доказать отсутствие того, чего, по-твоему, нет? Ах, Бога никто не видел? Так это ещё апостол Павел сказал. А зачем Бога видеть? Он-то тебя наверняка видит, тебе мало этого? Ты просто защищаешь своё неверие, то есть обидно тебе, что зря живёшь. Это я условному неверующему, говорю. Здесь-то таких нет. Вот как им ещё бы понять, что вера в Бога не требует доказательств. Наше доказательство – наша вера. Наука требует и теории и практики, вере достаточно опыта. Наука конечна, Бог вечен и безконечен. Наука вне человека, вера внутри него. Разница! Наука – игрушка для тех, кому делать нечего. От жажды ума заполнить его пустоту. Даже и философия – это попытка заменить веру интеллектом. Вера в невидимое прочнее веры в видимое. Видимое временно, невидимое вечно.

– Ну, ты крепко.

– Это не я, это святые Отцы. Только обращение к Господу спасёт Россию. Это пишем, как вывод всех рассуждений, как многотысячный опыт истории России. Извне её никогда не победить, враги взялись заражать её изнутри. Вот опасность!

 

И в конце ещё раз о главном

 

– Я добавлю и подытожу. Что нам дала наука атеизма? Ноль в чёрном квадрате. А религия дала уверенность в безсмертии души. Дала радость готовности умереть за Христа. У Бога нет смерти, вот смысл Голгофы.

О России. Её не только извне, но и изнутри не взять. Заразы, болезней много, но не смертельные, смею уверить. Раковой опухоли нет. Бывало хуже. Бывало и рвотное приходилось глотать. Для очистки. Спасение придёт от Бога, это да, но в случае нашего обращения к Нему. Не обращаемся, значит, не хотим спасения. Нам же дана свобода воли. Сейчас время личного спасения. Это плюсом к общей молитве. Кто мешает читать Писание, Послания, Псалтирь. Некогда? Читай на ходу Иисусову молитву: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». Это всё прижигания врагу спасения, нечистому. От наших молитв он слабеет, от Креста отпрыгивает. Да если они будут повсеместны! Зачахнет. Вот, мы же, многие, ходили на вятский Великорецкий Крестный ход. Он один такой в стране и мире. Мы идём – ад трепещет!

Вообще, в спасении ничего сложного. Хочешь счастья? А высшее счастье – это причастие, выше нет ничего. Хочешь спокойствия – молись. Только и всего. Ни о ком плохо не думай: всем тяжело. Будь сам хорошим – все хорошими будут.

Вот и все рецепты.

 

На этом собрание заканчивается. Молимся и идём пить чай. Всем спасибо.

(http://ruskline.ru/analitika/2018/09/2018-09-22/my_lyudi_no_vyatskie/)

avatar
2 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
2 Comment authors
Ваня ПоповВаня Попов Recent comment authors
сначала новые сначала старые
Ваня Попов
Гость
Ваня Попов

Вятские – ребята хватские, семеро одного Крупина не боятся, если сонный да связанный!!

Ваня Попов
Гость
Ваня Попов

Скрябин да Костриков – не вятские, не большевики? По сту грамм им и по яичку! А Крупин – облизнись…