Слово писателя Поэзия Проза Тема Новости
Тема
21.11.2017
Виктор Бараков
0
15
Алексей Иванов: Коля-пацифист, его учителя и защитнички

История школьника из Нового Уренгоя Коли Десятниченко, который в бундестаге выступил с де-факто оправдательной речью в адрес немецко-фашистских захватчиков, вскрываетнеожиданные подробности из жизни окружения школьника. Судя по всему, двухминутное выступление “прекраснодушного мальчика” оказалось не ошибкой из-за неверного “сжатия” текста, а системной проблемой.

Колина учительница истории Элла Яворская (Мищенко) родом с Украины. Её муж Олег Яворский, работающий преподавателем истории в новоуренгойском техникуме – оттуда же.

Сын преподавательницы Анатолий Яворский живёт в Киеве, поддерживает “правосеков” и карательные батальоны.

Украинское происхождение имеет и колина учительница немецкого языка Людмила Кононенко, выступившая в защиту гимназиста-“пацифиста” (“Хватит травить ребёнка!”).

Мать школьника – адвокат? xkt Оксана Десятниченко – отмечала, что речь Коли (призёра региональной олимпиады по истории и участника олимпиады всероссийской) пришлось существенно сокращать из-за регламента для выступления.

Кроме того, в соцсетях пишут, что мэр Нового Уренгоя Иван Костогриз, который активно призывает не обращать внимание на “детский лепет” о “невинно убиенных фашистах” и руководствоваться здравым смыслом, скрывает, что в действительности он (якобы) внук немецкого полицая. Родился Костогриз в Полтавской области. По образованию он учитель истории. Бывший комсомольский и партийный функционер. 10 лет возглавляет Новый Уренгой.

Украинское происхождение имеет большинство работников администрации Нового Уренгоя. В том числе сразу три заместителя Ивана Костогриза: Геннадий Сердюк, Андрей Коваль, Надежда Бондарь.

Также украинское происхождение имеет большинство сотрудников Департамента образования Ямало-Ненецкого автономного округа, возглавляемого Мариной Кравец, Сергеем Бойченко и Людмилой Кононенко (полная тёзка колиной преподавательницы немецкого языка). О Департаменте образования Нового Уренгоя (руководитель – Михаил Терещенко) и говорить не приходится…

МБОУ Гимназия г. Новый Уренгой на протяжении десяти лет участвует в международном проекте по обмену школьниками с гимназией им. Фридриха (г. Кассель, Германия). Финансирует гимназию компания “Газпром”. Спонсором программ по “историческому примирению” (в рамках одного из которых состоялось мероприятие в бундестаге), является компания Wintershall, давний партнёр “Газпрома”. В Новом Уренгое сосредоточены совместные проекты “Газпрома” и Wintershall, где последняя имеет блокирующий пакет акций в проекте по разработке и освоению участков нескольких ачимовских отложений Уренгойского нефтегазоконденсатного месторождения.

Новоуренгойская гимназия “возмущена контекстом обсуждения доклада школьника в соцсетях”.

Мэр Костогриз и директор гимназии Екатерина Кашникова (учитель биологии и педагог-психолог, депутат городской думы, председатель контрольно-ревизионной комиссии местного отделения ВПП “Единая Россия”)

Блогеры отмечают странное построение фраз и акцент, с которым Десятниченко зачитывал своё обращение в поддержку “невинных солдат вермахта”. Они, по мнению пользователей Рунета, не свойственны типичному русскоязычному школьнику. Возможно, записку для воспитанника новоуренгойской гимназии подготовил кто-то другой.

Сразу после выступления Десятниченко в бундестаге, вся информация с его страницы “ВКонтакте” была оперативно удалена. Те, кто видел страницу прежде, рассказывают, что молодой человек – ярый поклонник Алексея Навального.

Напомним: Государственная Дума РФ ранее направила запрос в прокуратуру с требованием проверить школу, учителей, а также общественные организации в связи с выступлением в парламенте Германии ямальского школьника.

Защищать Десятниченко ожидаемо ринулись либеральные СМИ вроде “Новой газеты”, “Медузы”, “Дождя”, Znak.com. Странным выглядит комментарий Дмитрия Пескова, которому “непонятна экзальтированная травля”. По его мнению, школьник не имел в виду ничего плохого. Он считает “неверным обвинять его в злом умысле”. Также Песков добавил, что присоединяется к мнению бывшего министра образования и науки Андрея Фурсенко, который призвал не наказывать Колю, быть “терпимее”. Председатель Общественного совета при Министерстве образования и науки, заслуженный учитель Евгений Ямбург посетовал на “страшную реакцию” общественности и “возгонку ненависти”.

А это пишет член Общественной палаты РФ, руководитель движения “СтопХам”, один из бывших “нашистских” комиссаров и экс-кандидат в депутаты Госдумы от партии “Гражданская сила” Дмитрий Чугунов:

Выводы делайте сами…

 

(http://zavtra.ru/blogs/kolya-patcifist_ego_uchitelya_i_zashitnichki)

16.11.2017
Виктор Бараков
1
21
Евгения Белова (9 “б” класс Грязовецкой средней школы № 2) «Проблемы коллективизации в романе В. И. Белова «Час шестый» и в истории Грязовецкого района»

Оглавление

Введение ……………………………………………………………………………………С. 3

Основное содержание:

Часть 1. Изображение драматичных явлений в жизни русского крестьянства в период коллективизации романе В. И. Белова и в высказываниях очевидцев событий………..С. 5

Часть 2. Процесс руководства колхозами в романе В.И.Белова и в жизни Грязовецкого района………………………………………………………………..……..С. 7

Часть 3. «Гигантомания» как один из «перегибов» в процессе коллективизации…С. 9

Послесловие автора…………………………………………………………………….С. 10

Заключение ………………………………………………………………………………С. 11

Список использованной литературы ………………………………………………..….С. 13

Приложение 1 …………………………………………………………………………….С. 14

Приложение 2…………………………………………………………………………….С. 15

Приложение 3…………………………………………………………………………….С. 17

 


Введение

 

Я очень люблю деревню, поэтому часто провожу каникулы у бабушки , в селе Юрово Грязовецкого района.

Мне нравится добросердечие местных жителей, их неспешный уклад жизни, занятие сельским трудом, окружающая природа. Но, становясь взрослее, я начинаю задаваться вопросами: почему так много усилий прилагает житель деревни для выживания?

Почему никто не поможет старым людям отремонтировать их покосившиеся от времени дома? Почему первозданные луга изрыты глубокими колеями гусеничных колес? Почему зарастают некогда плодородные  поля ивняком и сорными травами? Почему исчезают с лица земли многие деревни?

Почему пустеют крестьянские подворья? Жители села не стремятся завести в хозяйстве корову-кормилицу, коз, овец, как это было раньше ?  Почему выпускники сельских школ спешат уехать в город?

Тысячи «почему» беспокоят меня… И я ищу ответы на них на страницах литературы и истории.

В одной из монографий Виктора Баракова, профессора Вологодского государственного  университета, есть интересное суждение, которое позволяет мне найти ответы на некоторые вопросы о проблемах русской деревни:

«Коллективизация — самое жестокое, чудовищное потрясение в нашей истории, потрясение, от которого мы до сих пор не смогли оправиться и которое волна за волной набегает на русскую землю. Не революция, не война переворачивают жизнь нации, а смена уклада. До 1917 года, да и в 20-х годах, 80% населения России составляло крестьянство, а 20% жили в городах. После коллективизации и последовавшей за ней индустриализации (с учетом миллионов погибших) все изменилось с точностью до наоборот — уже к 60–70-м годам 80% народа оказались горожанами, а 20% остались в деревне. Ничего страшного в этом не было бы, если бы процесс шел постепенно, но резкая, насильственная смена уклада сказалась даже на национальном характере»

Нас заинтересовали проблемы, связанные с эпохой коллективизации. Действительно ли именно это явление сыграло роковую роль в судьбах русской деревни? Наше поколение достаточно поверхностно знакомо с этим процессом в истории Страны Советов.

 

Мы поставили цель:

-выяснить, как изображает В.И.Белов это социально–политическое явление в своем романе и сопоставить с реальными фактами, связанными с этим периодом в истории Грязовецкого района.

Для реализации поставленной цели мы выполнили ряд задач:

-прочитали и проанализировали роман В.И.Белова «Час шестый», акцентируя внимание на вопросах жизни крестьян в период коллективизации;

-познакомились с документами по вопросам коллективизации в Грязовецком районе;

-изучили информацию периодической печати о периоде коллективизации в Грязовецком  районе и в стране в целом;

-взяли интервью у жителей деревни, которые помнят период коллективизации.

 

Выдвигаемая гипотеза: период коллективизации – сложное время в истории России, нельзя судить об этом явлении однозначно. Были успехи в жизни страны, но были и серьезные трудности. Объективную картину судьбы вологодского крестьянства представил В. И. Белов в своем романе «Час шестый».

 

Часть 1.

Изображение драматичных явлений в жизни русского крестьянства в период коллективизации романе В. И. Белова и в высказываниях очевидцев событий.

 

Два года отсидел ни за что в вологодской тюрьме Евграф Миронов. Выйдя из тюремных застенков, заторопился он в родную деревню, где ждала его жена, дочка и, как он предполагал, внучек Виталька.

Но все изменилось в Шибанихе. Дом его родной, который он своими руками по бревнышку выстругал, занят теперь под колхозную контору. Семья живет в приживалках на чужом подворье, и ему придется ютиться вместе с родней у чужих людей.

На селе новые порядки. Всех загоняют в колхозы, то есть в коллективные хозяйства. Крупный рогатый скот и лошадей нужно сдать на колхозный двор, а самим жить, как придется. Об этом пишет на первых страницах своего романа В. И. Белов:

 

«…Приближаясь к шибановской пустоши, Иван Нечаев рассказывал про остальные новости. Главная новость была в том, что Самовариха (в чьей избе жило семейство Евграфа) ни в какую не хотела вступать в колхоз. Одна единоличница осталась на всю Шибаниху! Носопырь и тот перед смертью подал заявление в колхоз. Киндя будто бы говорил на собрании, что Носопыря в колхоз принимать нельзя, потому что он холостяк. Мол, когда женится, тогда сразу и примем, но и Носопыря приняли единогласно, без всякого пая. В Ольховице было будто бы еще два подворья, которые никак не хотели вступать, но их приглашали всякими способами. То налогами, то в потребкооперации не отпускали товар, то обзывали буржуйским охвостьем и пропечатывали в районной газете. Но Самовариха, по словам Нечаева, и в ус не дула. Ванюха вроде бы завидовал ей. Лошадь была у нее хорошая, весь навоз из хлева за один день с Палашкой вывезли. Самовариха и паренину свою вспахала первая, а косить будто бы не спешила, ждала, когда созреет трава, а сама ходила к осеку…» (В. И. Белов. «Час шестый»)

 

Строки произведения В. И. Белова перекликаются с реальными событиями, происходившими в 30-е годы и в Грязовецком районе.

 

Рассказывает Белова Надежда Николаевна (моя бабушка, родилась в 1941году), по воспоминаниям Марии Михайловны Богдановой (прабабушки, родившейся в 1914году:

 

«В каждой деревне организовывался свой колхоз .Многие сильные хозяйства не хотели вступать в него , поэтому их записывали в кулаки.

Прабабушка вспоминала семью Разумовых из деревни Кобяково: « Это была зажиточная семья и к тому же староверы. У них была лошадь, корова, большой дом. Семью предупредили о том , что их собираются раскулачивать. Ночью они собрали самые необходимые вещи, на лошади доехали до станции Бакланка и уехали в неизвестном направлении, оставив лошадь на станции. Только спустя годы односельчане узнали , что они обосновались под Ленинградом (их дом в родной деревне стал использоваться как колхозная контора)»

Воспоминания дедушки – Ливерия Лотовича Белова (родился в 1941), который помнит рассказы своей мамы – Беловой Марии Александровны, 1911года рождения:

«Родная сестра матери – Екатерина – вышла замуж в богатую семью. Семья была работящая, имела много овец и занималась выделкой шкур . В колхоз вступать не хотели. Их постигла учесть многих: пришлось покидать родной дом и хозяйство. Эта семья уехала на Дальний Восток  и остров Сахалин».

По материалам газеты « Сельская правда» от 6 августа 1996 года

«До 1929 года в Грязовецком уезде начали создаваться коммуны, членами которых были преимущественно бедняки и батраки. Коммуна « Бортниково», «Пчела» , « Луч-Гари».

В деревне Пирогово  один из первых в уезде был создан колхоз под названием «Советский актив».

 

С точностью документалиста В. И. Белов в своем произведении приводит сведения с заседания Политбюро по вопросам раскулачивания, то есть причисления зажиточных крестьян к врагам народа и переселения их в дальние края.  В этом эпизоде действуют реальные лица, члены Советского Политбюро:

«Речь шла о спецпереселенцах в Севкрай. Калинин долго объяснял сложности раскулачивания и зачитывал цифры: сколько арестовано, сколько вывезено кулаков из Киевской области, сколько из ставропольских мест и других областей. На среднеазиатских республиках он кончил докладывать. Молотов спросил, сколько семей принято лесопромышленными поселками Вологды и Архангельска и каков процент из их общего числа сбежавших и умерших. Когда Калинин дошел до детской смертности, прибывший к этому времени заместитель больного Менжинского Ягода с ходу перебил Калинина, оспаривая статистику…»

 

По воспоминаниям грязовчанки Тамары  Анатольевны Трофимовой, 1937 года рождения:

«Дед и дядя имели крепкое  хозяйство: большой дом , стадо коров  и свою кузницу . Они  часто оказывали услуги односельчанам по кузнечным работам, а оплату брали не деньгами, а договаривались, что их дети будут помогать пасти скот. В результате  чего  семью обвинили в использовании наёмного труда. Её отца, Анатолия  Афанасьева, который был одним из первых комсомольцев и коммунистов Грязовецкого района, предупредили, что его семью хотят «верхушить». Чтобы предупредить отца и брата, ему пришлось добираться до них  на лошади ночью. Они собрали вещи и уехали в Грязовец, где поселились в домике на улице Обнорского».

 

Часть 2.

Процесс руководства колхозами в романе В.И.Белова и в жизни Грязовецкого района

 

Казалось бы, новая политика Коммунистической партии о развертывании коллективизации способствовала пробуждению активности и инициативы народных масс. Крестьяне сами стали выбирать своих лидеров- председателей колхозов и бригадиров, руководствуясь их личностными качествами: обостренным чувством справедливости, честностью, трудолюбием, бескорыстием.

Так был выбран всеобщим голосованием односельчан Евграф Миронов на должность председателя колхоза. Но эти избранники народа были не подготовлены к управленческой деятельности, боялись ответственности, не могли пока справиться с собственным хозяйством и яростно отказывались от руководящей должности. Вот как описывает этот процесс В. И. Белов:

«…Не торопил Евграф свои ноги, обутые в дырявые сапоги вологодского золотаря! Некуда было ему спешить… Перед самым крылечком зимней избы хотел даже повернуть обратно, но вспомнил слова Ванюхи Нечаева: «С предрикой шутки худые».

Да, так оно и есть. С властью и раньше не больно-то спорили, что скажут, то, бывало, и делай. А нынешняя власть еще собачливей… Упекут не за понюх табаку обратно в тюрьму, только тебя и видели.

Евграф с тяжелым сердцем ступил на родное крыльцо, открыл в сенях отцовские сосновые двери.

На лавках по двум углам столешницы сидело начальство: предрик Микулин и председатель колхоза Куземкин.

Евграф встал у родного порога.

— Не стой столбом, Евграф Анфимович! Проходи вперед! — сказал Куземкин. — В ногах правды нету…

Предрик молча потер пальцем сучок на столешнице. Стол на точеных ножках был крашеный, а саму столешницу никогда не красили. Бабы на Пасху до желтизны скоблили ее хлебным ножиком. Теперь она была вся в чернильных пятнах. У Евграфа что-то прихлынуло к горлу, обросшему сивой щетиной. Брился третьего дня к свадьбе племянника нечаевской бритвой, да опять наросло. Верно, в ногах правды не было. Не врет пословица, а ведь нет правды и в головах. Сидят как два сыча…

Оба начальника ждали, когда Евграф поздоровается за руку, а Евграф и садиться не собирался, не то что здороваться. Он крутил в руках записку Микулина.

— Евграф Анфимович, это я тебя вызывал, — сказал наконец Микулёнок. — Ответь на вопрос: ты почему не идешь дела принимать?

— У меня делов хватает своих. Вон помочи собраны. Люди пришли печь бить.

Куземкин взбеленился:

— Тебя поставили в председатели, а ты печь бить?

— Никуда я, Митрей Митревич, не вставал и вставать не собираюсь, ведь я не Жучок. Да и тот не вовсе свихнулся-то…

— Будешь, Евграф Анфимович, раз выбрали, голосование было единогласное! — перебил Микулин и смачно всею ладонью шлепнул по чернильной столешнице. — Сейчас же принять дела! Печать, документацию и ключи от амбаров под расписку! Где счетовод? Пусть составит акт передачи!»

Волевым усилием районного начальства все-таки был избран Евграф Миронов председателем колхоза, хоть и не обучался этому нигде и никогда. Служил верой и правдой своим односельчанам, радел за народное добро, но опять поплатился не по своей вине, очевидно, за свою доверчивость и недальновидность, а также за неумение правильно отчитываться:

«… Сам же Евграф, хотя и ненадолго, побывал в заключении еще раз. Его судили в 1935 за крупный падеж колхозных телят».

Порой попадали в начальственные круги пьяницы и бездельники, крикуны и критиканы, которые не любили работать, но командовать другими жаждали страстно. И эту прослойку бюрократического руководства представил в своем романе В.И.Белов: «…От Володи нельзя было убегать сразу, с начальством требовалось хоть как-то перемолвиться, и Евграф спросил, какова жизнь.

— Мы-то почти все вверх головой. Один Митя Куземкин третий день на карачках, — хохотнул Зырин.

— Неужто пьет? — удивился Евграф. — Ведь начальникам-то вроде нельзя.

Володя засмеялся:

— А мы с ним потому и веселые, что начальники! Сено косить нам некогды, надо руководить Шибанихой.»

Единоличникам, которые не желали вступать в колхоз, уготовано было незавидное существование:

— Правильно говорит товарищ председатель! Обрежем… И сено нынешнее конфискуем. И тебя как единоличницу государство жалеть не станет! Учтите это на первый случай. Можете идти! На собрании вам сидеть не положено. Нельзя!

— Это как, батюшко, нельзя? Льзя. Сроду такого не было, чтобы на общем сходе да нельзя…

— А ты иди и не обсуждай! — сказал Кеша Фотиев. — Людям виднее».

По материалам Грязовецкой печати мы узнаем, что в нашем районе к отбору кадров подходили очень серьезно, вдумчиво, основательно. Избранные народом руководители колхозов были грамотными людьми и отдавали колхозному делу душу и  разум. Как пишет «Сельская правда» от 5 декабря 1951 года,  «с 1 марта1934 года колхоз «Аврора» Грязовецкого района возглавлял Федор Андреевич Шевелев. На протяжении 17 лет колхозники избирали его своим председателем.

Год за годом колхоз набирал силу, пополнялась численность работающих, в основном за счет молодежи. К 1935 году были созданы 3 полеводческие бригады, построена кузница, ветряная мельница, молочно-товарная ферма, возросло поголовье лошадей и коров. В двух деревнях открыли ясли для детей, построили клуб.

В 1948 году Указом Президиума Верховного Совета за получение высоких урожаев были награждены орденом Ленина 7 работников колхоза «Аврора», орденом «трудового Красного знамени – 17, медалью «За трудовую доблесть» – 20 человек.

 

Часть 3.

«Гигантомания» как один из «перегибов» в процессе коллективизации

 

«В отрицательном плане на настроения крестьян действовала «гигантомания» (Большевистская мысль, 1930, №6, С. 10). 20 июня 1930 года бюро Грязовецкого райкома ВКП(б) приняло решение: «Дальнейшая работа по сплошной коллективизации должна быть направлена на создание в районе молочного колхоза-гиганта».

«Наш колхоз, – рассказывает председатель передового в Грязовецком районе колхоза «Завет Ильича» Я. И. Кабаков, – организовался осенью 1929 г. Сначала в него вступило 7 хозяйств, через месяц состояло 30 хозяйств, в январе 1930 г. он вырос до 300 хозяйств». Но к весне 1930 г. в колхозе осталось только 33 хозяйства.

Колхозники д. Красново писали: «Ввиду того, что нет правильного руководства и всюду свирепствует бесхозяйственность, мы постановили отколоться от вас» (Правда Севера, 1933, 20 марта).

В романе В. И. Белов иронично замечает по этому поводу:

«Однажды, кажется при Хрущеве, «Первую пятилетку» так укрупнили, что ее размеры превысили площадь такого государства, как княжество Лихтенштейн».

 

Послесловие автора

 

«Шибаниха исчезла из нашего мира. Исчезли и все сорок два председателя, за шестьдесят лет побывавшие на этом отнюдь не сладком посту. Колхоз трижды менял свое название. …При Брежневе стараниями демократических академиков деревня стала неперспективной. У последних колхозников обрезали электропровода. А ведь совсем незадолго до этого шибановцев понуждали всем миром строить коммунизм. На реке вместо «рендовой» мельницы колхозники действительно героическими усилиями выстроили собственную электростанцию. И вдруг Шибаниха становится неперспективной. Не стало ни электростанции, ни Шибанихи. Десяток оставшихся в живых старушонок демократы усиленно потчуют землею и фермерством.

История деревни смахивает на дурной сон. Трагична, безжалостна судьба буквально каждого крестьянского двора, каждой семьи. Из этого правила исключений не существует».

Вот такую картину жизни вологодского крестьянства нарисовал в своем произведении болеющий душой за свою родину наш земляк-Василий Иванович Белов.

 

Заключение

 

К какому выводу приходим мы, современные девятиклассники, познакомившись с романом В.Белова, документами периодической печати, воспоминаниями очевидцев  об эпохе 30-х, которая, как эхо, отзывается и сегодня на судьбе деревенских жителей?

  1. Во-первых, идею коллективизации, которая призвана была сплотить крестьянство, объединить усилия народных масс в борьбе с голодом и бесхозяйственностью накануне Великой Отечественной войны, нельзя считать бесперспективной. Возможно, период коллективизации в жизни деревни позволил крестьянам стать более сплоченными в атмосфере всеобщих преобразований и ощутить себя частью большой силы под названием «русский народ».

 

  1. Во-вторых, невозможно однозначно относиться к неудачам и промахам в колхозном строительстве: на разных территориях страны все происходило по-своему. Заведующая архивным отделом администрации Грязовецкого района А. Березкина в статье «Пройден большой путь» обобщила данные о процессе коллективизации в Грязовецком районе: « Именно с началом создания колхозов в Грязовецкий район стала поступать техника, готовились кадры механизаторов, специалистов… Увеличился урожай озимой ржи, ячменя, овса, льносемян.

Большую роль в социалистическом преобразовании сыграло строительство машино-тракторных станций. В 1931 году была создана Грязовецкая МТС – первая в северном крае» (Сельская правда, 1996, 16 августа).

 

  1. Книга В. И. Белова «Час шестый» (и другие произведения на эту тему), представляет объективную картину жизни русского крестьянства на данном этапе истории государства.

 

  1. Документальные материалы, информация печати, а в особенности, беседы с очевидцами событий позволяют молодому поколению лучше знать и понимать историю своего государства, проблемы современности и задуматься о перспективном будущем, которое потребует от сегодняшних учеников возможности стать хозяевами страны, не повторяя ошибок прошлого.

 

Удивительно точно определил В. Бараков значение В. И. Белова в русской литературе:

«Русский писатель оправдал надежды, возлагавшиеся на него Александром Яшиным. Незадолго до смерти Яшин предсказал, что Василию Белову суждено совершить творческий подвиг в русской литературе. Это предсказание, к счастью, сбылось.

Сейчас в критике стала довольно распространенной точка зрения о том, что современная деревня перестает быть основой преемственности, формирования национального характера, хранительницей народных традиций. Но, во-первых, национальный характер и народные традиции — слишком устойчивые во времени явления, которые сохраняются, пусть в видоизмененных формах, на столетия.

Во-вторых, львиная доля этнографических признаков деревни и основа так называемого «менталитета» переместились сегодня в провинциальную Россию в целом. С одной стороны — враждебный мегаполис Москва, с другой — бескрайняя Россия — по сути, большая деревня.

И, в-третьих, самое важное: своей «гибелью» старая деревня способствовала не только подъему «деревенской» прозы, «тихой» лирики и «вологодской литературной школы», главными читателями которой были и остаются горожане, — она помогла возрождению православного миропонимания, духовной опоры нынешнего национального бытия, и, соответственно, воссозданию этической основы русской литературы, которая в лучшей своей части вернулась к классическим традициям.

Зерно, брошенное в землю, умерло, но принесло много плода…» [7].

 

 

Литература

 

  1. Белов В. И. Час шестый : трилогия / Василий Белов. – Вологда, 2002. – 951, [6] с.
  2. Большевистская мысль. – 1930. – № 6. – С. 10.
  3. Некрасов К. В. Борьба коммунистической партии за победу колхозного строя в северном крае (1929-1937гг.) / К. В. Некрасов. – Вологда: Северо-Западное Книжное издательство, 1973. – С. 72-73.
  4. Правда Севера. – 1933. – 20 марта.
  5. Сельская правда. – 1996. – 16 августа.
  6. Сельская правда. – 1951. – 5 декабря.
  7. Бараков В. Рубежная проза Василия Белова. К 80-летию со дня рождения Василия Белова [Электронный ресурс] / Виктор Бараков // Русское поле. Содружество литературных проектов [сайт]. URL: http://parus.ruspole.info/node/3308
12.11.2017
Виктор Бараков
1
13
Полина Иванова (9 класс Огарковской средней школы) КАК ВСЕ ЭТО СЛУЧИЛОСЬ? Эссе

«Чем столетье …интересней для историка, тем для современника печальней»,- это мудрое высказывание поэта Николая Глазкова пришлось мне по душе, потому что оно сродни моим размышлениям о том, какой след оставили Февральская и Великая Октябрьская социалистическая революция, а также коллективизация в судьбе нашей многострадальной Родины в целом и родной Вологодчины в частности. Эпоха войн и революций для историков, описывающих эти события, несомненно, представляла огромный интерес, потому что во время революции рушились устои большой многонациональной страны, где был царь-батюшка, где русские офицеры, солдаты и матросы сражались за веру, царя и Отечество, где высоко ценился труд учителя, доктора, инженера. В начале двадцатого века наша Родина находилась на подъёме, в лучшей поре своего развития. И наше крестьянство было сильно трудом и терпением своим, традициями семейными, привязанностью к земле-матушке, которую нельзя покинуть, ведь никто другой не сбережёт её, не сохранит…

Россия была оплотом православия, вера в народе была сильна, по воскресеньям люди ходили в церковь, молились, исповедовались, причащались. Причём дорогу к храму знали все: и представители русской интеллигенции, и крестьянство, и рабочие. Эти рабочие и крестьяне, которые до революции были, в основном, законопослушны, потому что, как говорится, под Богом ходили, царя-батюшку почитали, как отца родного, служили верой и правдой и ему, и Отечеству во время русско-японской, Первой Мировой войны, вдруг подняли бунт, «бессмысленный и беспощадный», запели «Интернационал», взяли в руки оружие и повернули его против царского режима с лозунгом: «Мы наш, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем!» Только одно непонятно: как тот, кто «был ничем», вдруг стал «всем», причём за такой короткий срок! Немыслимо! Спустя столетие после этих исторических событий мы можем лучше понять их причину, их суть, их последствия, не только читая труды историков, но и изучая художественные произведения на эту тему, просматривая и обсуждая документальные и художественные фильмы, знакомясь с произведениями изобразительного искусства. Именно разные виды искусства и исторические документы помогают нашим современникам ответить на вопрос: «Как всё это случилось?» Случились две революции, Гражданская война, а век двадцатый стал «веком-волкодавом», потому что унёс жизни миллионов русских людей, смелых, мужественных, трудолюбивых, умеющих постоять за своё Отечество.

Об этом рассуждает Василий Иванович Белов в своей трилогии «Час шестый». Автор не раз говорил с высоких трибун партийных съездов о геноциде русского народа, и не всем нравилось то, как он это говорил, особенно сильным мира сего. Это был крик души сильного духом и мужественного писателя, поднявшего свой голос в защиту русского народа, а особенно- нашего крестьянства. Ведь именно крестьянство кормило и поило всю Россию плодами трудов своих и представляло собой большую часть населения. В романах-хрониках «Кануны», «Год великого перелома» и «Час шестый» Белов правдиво и точно описывает жизнь вологодских крестьян из деревни Ольховица и Шибаниха в двадцатые-тридцатые годы прошлого века.

В «Канунах» мы видим вечных тружеников, которых власть ещё не успела поделить на кулаков, середняков и бедняков. Все эти люди живут дружно, во всём помогая друг другу. Это у них называется «помочи». Как жаль, что это явление сейчас редко можно встретить, а ведь всем миром всё делать легче: и строить мельницу, и обрабатывать землю, и собирать урожай. Недаром все земляки с готовностью откликнулись на просьбу Павла Рогова сообща построить мельницу и молоть зерно в своей деревне, у своего мельника. Хотя и не в урочный час задумал Павел благое дело («всё равно ведь отберут»), люди стали помогать ему.

Не забывали односельчане и о том, что среди них есть такие, как старик Носопырь и нищенка Таня. Носопырь побирается, христарадничает и поэтому без куска хлеба не остаётся, а Таня водится с чужими ребятишками, тем и кормится. За общим столом и им находится место, причём земляки устраивают так, чтобы «ухажёр» Носопырь всегда оказывался поближе к Тане и мог уделить ей внимание. Так односельчане помогают им создать свою семью на склоне лет, справедливо смекая своим крестьянским умом, что вдвоём-то веселее будет.

Особой теплотой и любовью наполнены эпизоды, в которых рассказывается о женитьбе Павла Рогова на Вере Ивановне, которую автор так и величает на протяжении всего повествования. Писатель любуется их отношениями, где о любви много не говорят, а показывают её заботой, уважением и вниманием друг к другу. Молодые много трудятся, Вера Ивановна во всём поддерживает мужа, а когда его раскулачивают и отправляют на спецпоселение на Печору, верно ждёт его. Павлу удалось бежать, он рвался к себе на родину, которой его несправедливо лишили, он хотел увидеть свою семью. В деревне открыто показаться он не мог, поэтому стал прятаться у деда Никиты, в лесной избушке, где тот приютил его, зная, что это небезопасно, что Павла ищут и рано или поздно найдут. Так и случилось. Павла Рогова выследили, но ему опять удалось уйти, а на пути преследователей оказался дед Никита, который был убит. Как всё жестоко и несправедливо! Людям не дают спокойно жить и работать на своей земле, их преследуют, облагают налогами, их выселяют, обрекая на смерть в пути или от непосильного труда, им не дают вернуться домой.

Помимо трудолюбивых и порядочных Роговых, автор рассказывает нам и о семье Евграфа Миронова, которого незаконно поместили в вологодскую тюрьму, выгнав из собственного дома. Пока он отбывал наказание, с его дочерью Палашкой случилось то, чего, возможно, не произошло бы при муже и отце: Микулёнок, который, казалось бы, должен своим добропорядочным поведением олицетворять справедливость Советской власти, интересы которой он представляет, обманул влюблённую в него девушку, бросил беременную, зная о том, что живёт она с матерью у Самоварихи, что отец её в тюрьме. Так Микулину было спокойнее, чем разделить трудную судьбу Палагии, которой односельчане за «блуд» то и дело мажут ворота дёгтем. Так автор показывает разрушение крестьянской семьи, её устоев, а всё это произошло потому, что народ потерял веру в Бога, его лишили этого.

Отец Палашки после освобождения из тюрьмы был на всё готов, лишь бы быстрее вернуться домой, где, чуяло его сердце, не всё ладно и складно. Евграф даже устроился работать золотарём, чтобы скопить денег на дорогу в деревню и на гостинец внуку «Витальке». Он идёт домой босой, оборванный, пропахший нечистотами, но с гостинцем. С возвращением отца и мужа жизнь семьи наладилась, но в родной дом их не пустили: там уже жили люди, которые служили Советской власти. Так была поругана честь дочери Евграфа Миронова, честь его семьи, его честь. Нет в людях веры и милосердия, а есть слепое следование идеям Советской власти, которая даёт дорогу тем, кто «был ничем».

Белов объясняет это и в эпизоде, когда люди по приказу свыше пытаются сбросить крест с колокольни и у них ничего не получается. Нельзя народу без веры в Бога, нельзя церковному куполу без креста. Вот тогда и начнётся мракобесие, которое описывает автор в заключительной части трилогии, где рассказывается, как местный священник, «поп Рыжко» был сослан на спецпоселение в Прилуки, в монастырь, где занимался тем, что вывозил тела погибших от холода, голода и болезней людей, с которыми разделил горькую судьбу «выселенца». Вера в Бога дала ему силы душевные не сломаться и остаться человеком, помогать людям, которым было ещё хуже, чем ему, с его дополнительным пайком.

Василий Иванович Белов поведал нам эту горькую правду о становлении Советской власти на русском Севере, о красном терроре, о беззаконии, о том, как жестоко и безрассудно обошлись с лучшим, что у нас было до революции- с православным крестьянством, его бессмертной душой. А на вопрос: «Как всё это случилось?» нет нам ответа…

Но русский народ сохранил свои силы, ценой ужасных лишений и жертв восстановил разрушенную революциями и Гражданской войной страну. И даже, невзирая на жесточайшие антицерковные и антихристианские гонения, сохранил веру, показав миру своих новомучеников и исповедников пред лицом богоборческой власти.

Сейчас, в современной нам России, всё вернулось на круги своя: восстановлены монастыри и храмы, работают воскресные школы, в воинских частях и в местах лишения свободы построены церкви, во время праздничных богослужений присутствуют президент страны и премьер-министр, наша русская армия и флот сильны и могущественны, большим уважением и почётом окружены люди труда. Но той России начала двадцатого века, которая напоминает о себе в трудах историков и произведениях литературы, нет и никогда уже не будет. О безвозвратности минувшего очень проникновенно написал поэт Геннадий Шпаликов:

По несчастью или к счастью,

Истина проста:

Никогда не возвращайся

В прежние места.

Даже если пепелище

Выглядит вполне,

Не найти того, что ищем,

Ни тебе, ни мне…

 

Работу выполнила ученица

9 «а» класса

Иванова Полина Андревна

Научный руководитель

Зеленина Ольга Александровна

 

Огарково

2017

05.11.2017
Виктор Бараков
0
9
Максим Калашников: РФ В СЕДЫХ СУМЕРКАХ

Демографическая катастрофа уже тянет экономику на дно

Кто сказал, что федеральный бюджет РФ – 16 триллионов рублей? На самом деле, федеральные расходы в РФ намного больше – свыше 22 триллионов в год. И самая крупная статья расходов государства РФ – выплата нищенских пенсий старикам.
Демографическая катастрофа, низкая рождаемость русских и нехватка сильных молодых людей уже тянут экономику на дно. Пенсионеры РФ обречены на повышение пенсионного возраста и на нищенские пенсии.
Что делать?

СЕДЫЕ СУМЕРКИ НАРОДА
Максим Калашников давно писал в своих книгах, что белый мир погружается в «седые сумерки». Из-за низкой рождаемости и частого распада семей дело идет к тому, что белые страны столкнутся с катастрофическим нарастанием доли стариков в населении. Выплата им пенсий и их медицинское обслуживание объективно съест те средства, что могли бы пойти на поддержку рождаемости в молодых семьях, на помощь молодежи, на детей, на науку и образование, на оборону и передовую промышленность. И страны ЕС, и – хотя и не так быстро – Соединенные Штаты превращаются в мегадома престарелых. Все идет к ожесточенной «войне поколений», к озлоблению молодежи, чувствующей себя обездоленной, к актам насилия над пожилыми. В итоге пенсионная система рухнет, все будут обязаны трудиться до смерти и жить на сбережения. Государственные же пенсии сведутся к минимальным пособиям по старости.
Но беда – в том, что гораздо раньше, чем на Западе, «седые сумерки» наступили в РФ, на Украине и в Белоруссии. Там, где рождаемость – такая же низкая, как и на Западе, а нищета экономики – как в Африке. Именно здесь пенсионная система быстрее всего истощает те средства, что могли бы пойти на поддержание науки, техники, образования, самой жизнеспособности народа.
Не верите? Привожу цифры.

САМАЯ БОЛЬШАЯ СТАТЬЯ РАСХОДОВ
Расходы на оборону в ФБ-2017 – 2,9 трлн. рублей. По проекту федерального бюджета на 2018-2020 гг. оборонные расходы таковы: в 2018 году составят 2,771 трлн рублей, в 2019 году — 2,798 трлн рублей и в 2020 году — 2,807 трлн рублей. Подробности: https://regnum.ru/news/2328541.html
Расходы на выплаты даже нищенских пенсий в РФ: «грязными» – 8, 23 трлн. рублей в 2017 г. Это все расходы Пенсфонда РФ. Как мы уже говорили, сей фонд – половина от федерального бюджета Росфедерации по объему. Но здесь надо учесть помощь в 3,4 трлн. рублей из федерального бюджета, ибо ПФ РФ – давно банкрот. То есть, вчистую государство (не считая пенсионные отчисления налогами, а ПФ – частью бюджета) собирает с нас в год еще примерно 4,8 трлн. рублей. Всего же на выплату пенсий, по официальным данным, идет 8,1 трлн. рублей. То есть, на пенсии старикам государство реально тратит в два с половиной раза больше, чем на оборону.
Отсюда мы можем рассчитать и размер реальных бюджетных трат РФ. Итак, помимо 16-триллионых расходов есть Пенсионный фонд – это еще плюс реально собранных в него 4,8 трлн. рублей. Есть еще не считающиеся формально бюджетными ФОМС и ФСС. В них собирается примерно 1,6 триллиона в год. Складываем все воедино и получаем истинный размер федеральных ежегодных расходов – 22,4 трлн. рублей.
Таким образом, самые крупные годовые расходы РФ – на пенсии (свыше 8 трлн. рублей в год, 2017-й).
Нацоборона (реально в 2017-м) – 2,9 трлн.
Поддержка национальной экономики – 2,1 трлн.
Внутренняя безопасность – 1,27 трлн.
Общегосударственные вопросы – 1,1 трлн.
Трансферты регионам – 0,768 трлн.
Обслуживание госдолга – 0,729 трлн.
Образование – 0,549 трлн.
Здравоохранение – 0,363 трлн.
Культура – 0,093 трлн.
На Украине – та же самая картина. Необходимость содержать пенсионеров поглощает огромную массу денег. РФ, как и Украина, и Белоруссия, превращаются в гигантские дома престарелых. Да, как и страны Европы, как и США. При гораздо более скромных возможностях экономики.
То есть, помимо воровства начальства (поглощающего как минимум четверть бюджетных расходов) есть еще и огромная пенсионная нагрузка. Доля-то пожилых пенсионного возраста в населении РФ – треть. А будет еще больше. Подчеркну – на Украине и в Белоруссии происходит то же самое.

КАК БУДУТ «РЕШАТЬ ПРОБЛЕМУ»?
Collapse )

В рамках нынешнего шизофренического курса государства (внешняя политика и оборона – почти по Сталину, экономика – по Чубайсу и Вашингтонскому согласию) пожилых заставят выходить на пенсию как минимум в 65 лет. При том, что новых рабочих мест в стране при монетаристском маразме Москвы не добавится. Пойдет фактическое принуждение подданных к выходу на пенсию под самую кончину. Сами пенсии останутся такими же мизерными, ибо их удвоение раздует расходы как минимум до 16 трлн. рублей. По сути дела, у РФ окажутся два бюджета: собственно федеральный и ПФ. Причем равновеликие. То есть, работать заставят до смерти, и сами пенсии останутся грошовыми.
Иного выхода – при нынешнем шизокурсе – у государства просто нет. Ибо увеличение налогов зарежет экономику РФ окончательно. А бороться с воровством начальства и угоном валюты за рубеж Кремль упорно не желает. Ибо ворье в крупных чинах есть главнейшая социальная опора власти. Как видите, он даже «священную корову» (оборонные расходы) предпочитает резать, лишь бы чистками и конфискациями не заниматься.
Однако при сохранении низкой рождаемости и дальнейшем старении коренного населения в РФ (превращение русских в народ пожилых и дряхлых) катастрофа лишь оттягивается, но не предотвращается. Думать над решением этой проблемы при Ельцине не желали. Но с приходом Путина все пустили на самотек. С 2000 года нужно было вкладывать огромные деньги в поддержку рождаемости, в кредиты молодым семьям, в жилищное строительство для них, в создание рабочих мест. Что требовало новой индустриализации, нового протекционизма (а не вступления в ВТО), огромного инфраструктурного строительства, снижения ставок по кредитам для реального сектора. Как и суровой, кровавой борьбы с воровством «элиты».
Кремль времен «вставаниясколен» поступил в точности наоборот. Коррупцию довел до баснословных высот. Деньги от нефти и газа пропил, вогнал в бесполезные мундиали-олимпиады, дал в долг экономике США и ЕС (покупка долговых бумаг западных стран), перевел триллион долларов в оффшоры. Вляпал РФ в ВТО и отказался от протекционизма. Держал ставки по кредитам запредельно высокими. В итоге он потерял для исправления ситуации семнадцать (!) лет и довел страну до нынешних «седых сумерек». Когда пенсионная система потянула нас на дно.

ЧТО ПРИДЕТСЯ ДЕЛАТЬ НАМ?
Понятно, что нынешняя власть ни черта не предпримет, и действовать после нее придется нам. Пункты спасательной программы очевидны.
Первое. К чертовой маме затраты на Сирию! Нам не нужны авантюристические и дорогие, но абсолютно бессмысленные, «театральные» войны. Донбасс и Крым – это наше, святое. Там русские живут.
Второе: к черту на полвека – всякие олимпиады и мундиали, от коих лишь одни убытки. Те стадионы и дворцы, что остались от прежней власти и которые только поедают деньги на свое содержание – разобрать на стройматериалы. Все средства – на создание новых промышленности, умного сельского хозяйства, сильной прикладной науки, отличного образования, новых рабочих мест.
Третье: беспощадные конфискации у ворья, новый 1937-й для «илитки». Все отобранное – в развитие страны!
Четвертое. Направление огромных средств в программы «Беспроцентный кредит молодым семьям, его полное списание – при рождении троих детей», в строительство жилья для молодых.
Пятое. ПФ РФ (как полностью утративший свой смысл фонд-банкрот с оравой бездельников в управленческом аппарате) распускается, выплаты пенсий теперь – из госбюджета. На них идут средства не только из зарплат работающих, а из ВСЕХ источников. Пенсии скромны, как в СССР, но людям дают возможность самостоятельно откладывать на старость. Как откладывали на сберкнижки в Союзе. Повышение зарплат обеспечивается за счет протекционизма и строительства новой индустрии, нового (умного) агропрома.
Пресекается ввоз дешевой рабсилы из Средней Азии.
Такая политика споспешествует ударной роботизации производства. Ибо роботехника есть подлинное спасение страны в условиях дикой нехватки молодых работников, при дефиците людей.
Шестое. Чтобы обеспечить такую политику возрождения средствами, мы переходим к политике разумного протекционизма, выходим из ВТО, задействуем продуктивную рублевую эмиссию по Глазьеву (кредитование реального сектора). Мы ликвидируем налог на добычу полезных ископаемых (он раздувает цены на топливо внутри страны), но вводим повышенные пошлины на вывоз сырья из РФ. Большими пошлинами облагается и ввоз в РФ готовых товаров.
Седьмое. Мобилизуются все валютные доходы, все крупные нефтегазовые и сырьевые структуры национализируются по-настоящему. Без компенсаций их владельцам. Никаких вложений госсредств в ценные бумаги США и стран ЕС! Все деньги – в Дело!
Сбережения населения привлекаются в инфраструктурные облигации под 10-процентные купоны. Выплата по купонам – за счет эмиссии. Подробнее –
http://www.apn-spb.ru/publications/article11273.htm
Восьмое. Бюрократический аппарат радикально сокращается за счет роботизации его низовых звеньев, за счет развития местного самоуправления (при ослаблении регионального звена).
Девятое. Стандарты достойной заработной платы устанавливаются государством, профсоюзы – только отраслевые, с ними – обязательное заключение коллективных договоров. Протекционизм и активная промышленная политика позволяют выдерживать высокий уровень заработков. Плюс помощь малому бизнесу. Мы же деньги на непроизводительную «имиджевую» чушь более не тратим.
Десятое. Вводится строжайший контроль за тарифами естественных монополий, их затраты – под контроль законодателей. С валютной биржи изгоняются спекулянты с иностранцами. Покупка валюты – лишь под реальные контракты, возвращается обязательная продажа половины валвыручки экспортерами.
Одиннадцатое. Решительное освобождение частной инициативы от бюрократической регламентации. При одновременном запуске и государственных проектов развития, и субсидирования успешного частного производства.
Двенадцатое: реальный налоговый маневр. Введение прогрессивной шкалы обложения личных доходов (не только зарплат) при введении налоговых льгот для предприятий. При повышении вывозных пошлин на сырье и ввозных – на готовые изделия. (Не хочешь платить – вкладывай деньги в предприятия, в переработку сырья в стране, ввози в РФ сырье и комплектующие для производства всего на месте).
Тринадцатое… Это выношу в отдельный раздел.

ГРАЖДАНЕ ПУСТЬ САМИ ПЛАТЯТ НАЛОГИ!

Кто сказал, что в РФ подоходный налог – всего лишь 13%? С любой своей зарплаты вы (а вернее, ваш работодатель) уплатите 43%. Сами считайте: НДФЛ – 13%, да еще отчисления в Пенсфонд – 22%, в Фонд соцстраха – 2,9%, в Фонд обязательного медстрахования – еще 5,1%. Итого получается, что твердая ставка подоходного налога в РФ – 43%. И если бы не затюканные бизнесмены и не директоры предприятий платили бы эти деньги в казну, а сами миллионы работников в РФ, то, поверьте, они бы к Кремлю и «Единой России» относились бы совершенно иначе. Психологически-то почти половину своей зарплаты отдавать ой как тяжело! А если отдашь – то и с государства требовать станешь совсем иного. И поневоле интересоваться экономикой и тем, как бюджетные деньги «отцы-благодетели» тратят станешь, а не Сирией и не Малаховым.
Введи принцип «Гражданин сам уплачивает налоги» – и ты получишь нацию, а не глупый, стадный электорат. А нацию на туфту не купишь. Она бы в ответ на планы Кремля проводить олимпиаду в Сочи или футбольное первенство мира массой вышла бы на улицы. Мол, нечего наши деньги палить на распильную и бесполезную ерунду! И война в Сирии нам не нужна!
Однако пока расеяне не чувствуют, что содержат власть. Их потому и водят за нос. Особенно легковерны пенсионеры. Нет аудитории более податливой на самую грубую пропаганду Кремля, нежели они.
Вводя принцип уплаты личных налогов самими гражданами (чтобы работодатель этого за них не делал), мы резко «разпенсионериваем» выборы и политику вообще. И побуждаем граждан к собственно гражданскому поведению, останавливаем процесс их дебилизации и возрождаем нацию. Такова моя позиция как члена Федерального совета Партии Дела.
Альтернатива? Крах. Окончательный. Ибо «седые сумерки» для русских уже настали…

(http://m-kalashnikov.livejournal.com)
31.10.2017
Виктор Бараков
1
17
Виталий Даренский Русофобия – самый опасный и самый коварный вид экстремизма в России

События, связанные с фильмом «Матильда», подтверждают это …

События, связанные с появлением лживого, кощунственного и художественно бездарного фильма «Матильда» лишь в очередной раз ярко подтверждают тот факт, что даже не внешние «заклятые партнеры», но именно внутренняя русофобия является главной опасностью для существования России как государства. Ненависть к России, ставшая у определенного типа людей не просто проявлением извращенной психики, но мировоззрением и даже их «религией» – это столь мощный разрушительный фактор для народа и государства, который ни в коем случае нельзя недооценивать.

Как известно, в России русофобия чаще всего маскируется под видом так называемого «русского либерализма». С подлинным либерализмом это дегенеративное явление не имеет ничего общего ни по своему внутреннему содержанию, ни по своим историческим «достижениям». Единственными «достижениями» так называемого «русского либерализма» являются два самых катастрофических развала и разграбления России – в 1917 году после февральского государственного переворота и в 1990-е – в период диктатуры американских марионеток и криминальных олигархов. И если в последнем случае каким-то чудом Россия удержалась на грани окончательного развала и с 2000-х начала стремительное возрождение, то в 1917-м именно либералы открыли путь к власти самой варварской и жестокой из всех политических сил – богоборцам-большевикам. Только вследствие сознательного развала страны либералами под руководством их кукловодов с Уолл-Стрит и лондонского Сити, в состоянии уже полного хаоса приход к власти большевиков стал неизбежным – им явно расчищали дорогу очень умелой рукой. Поэтому все страшные трагедии России в ХХ веке – полностью лежат именно на совести тогдашних либералов, разрушивших Российскую Империю, и их западных хозяев. В ХХ веке Россия только благодаря Сталину – ценой огромных жертв – смогла «переварить» большевиков и восстановиться как великая держава. Но в 1991 катастрофа снова повторилась. А третьего такого же испытания уже в ХХI веке Россия может уже не вынести – слишком истощены ее силы. Поэтому ее жизнеспособность сейчас полностью зависит от того, насколько народу и государству удается противостоять заразе русофобского псевдолиберализма, и ныне сохраняющего большое влияние на государственную власть.

После того как у них не удался «болотный» вариант государственного переворота, а после событий 2014 года массовый патриотизм и поддержка народом действующей власти стали высокими, как никогда, русофобы резко поменяли свою стратегию. Теперь их задача – внутреннее разложение и разобщение патриотических сил, поддерживающих действующую власть и ее политику возрождения России как великой державы. И в недавних событиях очень хорошо видны грязные методы, которыми они пытаются это сделать.

Во-первых, это попытка оболгания национальных святынь, разрушение русского исторического самосознания. Либеральное лобби во власти нагло «продавило» создание «Ельцин-центра», деятельность которого сводится к зомбированию молодежи по известным методикам А. Даллеса. Точно таким же образом готовились боевики «майдана» на Украине еще с 1990-х годов. Уже давно, хотя и все менее успешно, действуют в том же направлении и русофобские СМИ, такие как «Эхо Москвы», «Дождь» и др. В этот же ряд встраивается и появление «Матильды», особенно кощунственное в год 100-летия русской Катастрофы, поставившей Россию на грань гибели.

Характерно, что сценаристом «Матильды» является сектант-саентолог Александр Терехов – обладатель различных наград за сценарии в жанре так называемого «мокьюментари». Это очень странный, мягко говоря, жанр псевдокументалистики, в котором сознательно фальсифицируются или грубо искажаются исторические события, и делается все это якобы с целью иронии (от mockumentary; to mock – «насмехаться», «издеваться», documentary – «документальный»). На самом же деле, за этой якобы «иронией» скрыта абсолютно прагматичная, подлая и циничная цель – разрушение исторической памяти целых наций и цивилизаций, чтобы сделать их беззащитными против экспансии «нового мирового порядка» антихристианских сил. То есть, на этот раз Терехов вполне заслужил в качестве «награды» второй экземпляр ордена Иуды, в свое время специально отлитого для Мазепы по указу Петра Великого.

Этот фильм в художественном отношении настолько же бездарен, как и лжив в историческом. Самая низкопробная бульварная мерзость, рассчитанная на соответствующую публику. Он изначально создавался как сознательная провокация, чтобы вызвать протесты православных, а потом обвинить их в «экстремизме». Однако его результат противоположный: 1) фильм опозорился еще до проката, а после проката отвращение к нему станет еще большим; 2) православные показали свою сплоченность и разоблачили все махинации русофобов; 3) более пассивная часть народа заинтересовалась святым царем и теперь начала читать о нем литературу – и не болтуна и пошляка Радзинского (ныне почти забытого предтечи Учителя), а С. Ольденбурга и О. Платонова.

Во-вторых, русофобы пытаются дискредитировать наиболее активную патриотическую часть народа, представить их в качестве «экстремистов». Но делают это настолько лживо, топорно и неуклюже, что в конце концов достигают прямо противоположного результата. И на примере «Матильды» очень хорошо видно, как это происходит – вся «схема» легко просматривается.

Либеральное лобби во власти по-прежнему очень сильно в «сфере культуры», где оно традиционно очень цепко присосалось к госбюджетным деньгам. Назначение министром блестящего автора серии книг «Мифы о России» В. Мединского привело ко многим позитивным изменениям, однако не изменило положение дел радикально. Околокультурная мафия, которая сформировалась в этой сфере на протяжении десятилетий, по-прежнему здесь господствует. Знаковый арест К. Серебренникова обнаружил, что только через него одного прошел «распил» 1 миллиарда бюджетных рублей. Для сравнения: на Год Литературы было отпущено средств в 5 раз меньше, а на переиздание полного собрания сочинений Пушкина их вообще не нашлось, хотя хватило бы и одного процента от того, что было украдено через К. Серебренникова. Сам В. Мединский явно оказался лишь пассивным заложником ситуации.

Однако, как вскоре выяснилось, создание «Матильды» само по себе еще не было самоцелью (хотя и просто плюнуть в душу миллионам православных людей для любого русофоба – одна из высших радостей в жизни). Выпуск этой мерзости в прокат должен был стать только началом целой операции по дискредитации русских патриотов и самой России как государства. Непонятно откуда появилась какая-то ранее никому не известная, хотя и формально зарегистрированная организация «Христианское государство», от имени которой поступили угрозы кинотеатрам по поводу показа «Матильда».

Но уже в самом начале эта провокация, организованная русофобами, дала прокол и обнаружила явный подлог. Оказалось, что в Церкви о такой организации никто никогда не слышал, и реакция со стороны абсолютно всех церковных людей на поджоги была резко негативной – и Владимир Легойда, и митрополит Иларион, и сама Н. Поклонская недвусмысленно осудили противоправные действия. Ни в каких церковных СМИ об этом «ХГ» никогда не было никаких материалов, не говоря уже о каких-либо материалах в их защиту – но, наоборот, только статьи с резкой критикой в их адрес.

Но зато, как и следовало ожидать, пространные интервью с главой «ХГ» Александром Калининым очень оперативно разместили у себя либеральная «Медуза» и принадлежащая М. Б. Ходорковскому «Открытая Россия». В этих интервью Калинин старательно озвучивает принятые в русофобских кругах антицерковные «страшилки», придуманные еще в 1920-х годах в ведомстве Емельяна Ярославского (Губельмана). (Вообще, удивляться такому точному совпадению антицерковных мифов большевиков и либералов не нужно, поскольку большевизм и либерализм – это две квазирелигии, которые воюют с христианством. Это две головы одного монстра. Все остальное – это уже исторические детали, которые ничего не меняют по существу).

Характерно, что уже сама речь этого Калинина в интервью сразу же обнаруживает в нем человека абсолютно нецерковного – он очень старается изображать из себя какого-то глубокого, исконно-посконного православного, но совершенно не умеет это делать и говорит явно какой-то заранее заученный текст. Но самое интересное выяснилось чуть позже – оказалось, что этот Александр Калинин имеет судимость за убийство своей соседки в Норильске в 2002 году и разбой. А другой участник «ХГ», Мирон Кравченко – один из участников «Учредительной конференции по созданию Антипутинского информационного фронта» и хорошо смотрится на фото, вскидывая руку в гитлеровском «Хайль!» на фоне красно-черного знамени «Правого сектора» – радикальных украинских неонацистов, ненавистников России и «москалей». Впрочем, нежную симпатию к этой неонацистской организации, запрещенной в России, испытывают все российские «либералы». Хорошо известно фото, на котором в майках «Правого сектора» позирует вся редакция «Эха Москвы» во главе с Венедиктовым. Но этот перфоманс почему-то не вызвал вполне законного интереса у правоохранительных органов.

Тем не менее, «либералы» здесь, как и на позорном и лицемерном «Марше мира» в поддержку киевской хунты, очень хорошо показывают, кто они на самом деле. Если понятием «фашизм» обозначается самая радикальная русофобия, то и украинские бандеровцы, и российские «либералы» подпадают под это понятие в равной степени и без всяких оговорок.

Еще более интересно то, что никаких других реальных членов этого так называемого «ХГ» обнаружить не удалось. Но и этих двоих провокаторов явно подбирали наспех и очень непрофессионально. Даже удивительно, насколько деградировали русофобы по сравнению с 1990-ми – тогда ведь им удавалось с помощью еще более масштабных провокаций устраивать побоища в Москве в 1993 году и ловко изображать это как «победу демократических сил». Теперь же они действуют настолько примитивно и топорно, что разоблачают сами себя. Тем не менее, антицерковная русофобская история в СМИ уже заранее проплачена и запущена, даже не смотря на свой откровенно лживый и топорный характер. «Логика» ее проста, как валенок: если православные, как назло, противостоят поделке Учителя исключительно в правовом поле – через заявления, прошения, ходатайства в органы власти, через молитвенные стояния и крестные ходы, и никаких противоправных действий не совершают, то чтобы начать их травлю, нужно искусственно создать некое «православное ИГИЛ» как пугало для народа. А затем уже через либеральные СМИ усиленно распространять «красивый» миф о поддержке этих «экстремистов» Кремлем и самим ФСБ. Кто-нибудь да поверит, не зря же деньги на все это потрачены.

Но даже и здесь допущены явные проколы. Так, например, 20 сентября 2017 г. на русофобском сайте www.vedomosti.ru был опубликован материал под названием «Политический дневник: Рамки в пустоте», автор которого с детской невинностью задается совершено естественным вопросом: «разворот внутренней и внешней политики России в сторону пресловутых «традиционных ценностей» произошел уже давно, и… ранее руководство страны не нуждалось в одобрении уже принятых решений какими-то радикальными силами и нет никаких разумных объяснений, зачем все это понадобилось сейчас?». Данный пассаж редакторы сайта пропустили явно по недосмотру, поскольку сей риторический вопрос элементарно ломает всю неуклюже выстроенную ими мифологию о «кремлевском следе» и ФСБ.

Кроме того, оказалось, что «Матильда» задумывалась и как команда «Фас!» для наступления на патриотические силы самым широким фронтом, а отнюдь не только к провокациям фэйкового «ХГ». 13 сентября 2017 г. сотрудниками Следственного комитета РФ проведены обыски в служебных помещениях Института русской цивилизации и на квартире его директора, главного редактора газеты «Русский вестник», председателя Всеславянского союза Олега Анатольевича Платонова, которому было предъявлено обвинение по статье 282 УК РФ Возбуждение ненависти либо вражды – «по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе». Поводом к обвинению послужило переиздание работы О.А. Платонова «Сионские протоколы в мировой политике», написанной еще 20 лет назад. Обвинение вскоре развалилось, поскольку это историческое исследование не является просто публикацией «Протоколов», ныне отнесенных к «экстремистской литературе», однако некоторое время сайт Института русской цивилизации http://www.rusinst.ru/, откуда можно было совершенно бесплатно скачать десятки наинужнейших книг, не работал. Тем не менее, здесь очевидны двойные стандарты, поскольку некоторое время назад группа активистов требовала запретить за экстремизм и ксенофобию иудейский кодекс «Шулхан Арух», но в государственных органах им отвечали, что это книга историческая и не имеет отношения к современной практике иудаизма.

Для сравнения с мастерами «распиливать» государственные деньги типа Серебренникова и всей околокультурной либерально-мафиозной тусовки, стоит отметить подвижническую работу Института русской цивилизации. Им были изданы сотни книг в сериях по истории мысли и русской этнографии, огромные энциклопедии по всем областям русской культуры. Это все издавалось на частные деньги православных людей. Не взяв у государства ни копейки, О. Платонов издал сотни книг, которые без него никто не издал бы, но которые составляют подлинный золотой фонд русской мысли и истории русской культуры. Совершенно очевидны русофобские заказчики этой полицейской акции, имеющие «своих людей» в государственных органах.

То же самое следует сказать и о претензиях О. Пушкиной к «Русской народной линии». И встречное требование сайта возбудить в отношении нее уголовное дело за клевету является совершенно правильным ходом, тем более, что эта О. Пушкина, проходившая в 1993 году некую «стажировку» в США, однозначно является «агентом влияния» заокеанских хозяев – как известно, именно для этой цели подбирают и приглашают людей на эти «стажировки».

В этот раз провокация, организованная с помощью «Матильды» и имевшая целью последующее обвинение патриотических сил в «экстремизме» и натравливание на них государственных органов, полностью провалилась и дала обратный результат. Но не стоит обольщаться – русофобы учтут свои ошибки и в следующий раз будут действовать хитрее, подлее и коварнее. И Запад уже не пожалеет средств на их поддержку – и финансовую, и информационную. Как пишет Н. А. Нарочницкая, «современная пресса Запада демонстрирует такой антирусский накал, которого не было даже в период “холодной войны”… Запад будет всегда демонизировать лидера, который хочет сильной и самостоятельной России… как только Россия начинает “сосредоточиваться” и искать формы самовосстановления и укрепления, восстанавливать контроль за своими ресурсами, ее обвиняют в фашизме и отступлении от демократии… Сопротивление – это возврат к “тоталитаризму”, а любая защита национального достоинства и истории – это “русский фашизм”» [Нарочницкая Н.А. За что и с кем мы воевали. – М.: Минувшее, 2005. С. 69]. Эта обычная стратегия Запада на современном околонаучном жаргоне именуется «войной дискурсов», в нравственных человеческих понятиях – лицемерной ложью, а на языке геополитики – борьбой с очагами возрождения обманутой и ограбленной им страны.

Стратегия Запада понятна и естественна – он всегда так относился и будет относиться ко всему остальному миру, и за счет этого некоторое время «процветал». Цивилизация, в которой «высшими» (псевдо)ценностями стали корысть, нажива и эгоизм, – никакой другой быть и не может, поэтому здесь экзистенциальный анализ излишен. Но он очень нужен там, где точно так же, как и Запад, без всякого принуждения начинают мыслить и сами русские.

Хороший анализ аморальных истоков русофобии, замаскированной  под «либерализм», дает донецкий автор Евгений Чернышев: «Такая позиция очень удобна – я хороший, а страна плохая; вот на Западе живут “как люди”, поэтому Отечество можно хаять – все равно не жалко. В основе этого лежит малодушие. В самом деле, как много людей нашли себе хорошую нишу – обливать грязью Родину, оправдываясь ее “отсталостью”, и потихоньку паразитировать на ее богатствах… урвать для себя, пока в “этой стране” есть возможность… Вот почему “демократы” всех мастей боятся настоящего улучшения – они потеряют свой ресурс паразитирования на трудностях, свою легитимность, ибо их ложь и намерения станут явными. И они всеми силами пытаются внушить нам ненависть к самим себе, к нашей истории, к нашим предкам, к нашей культуре, распространяя химеру “нормальных европейских стран” и заражая ею всех, кого удастся заразить» [Химера «европейского выбора» // Эл. ресурс. Режим доступа: http://vk.com/e_chernyshev].

Как показывает большой опыт общения с этим типом людей, это их стандартный психологический ход: почувствовать себя «очень хорошим», особо культурным и даже «избранным» – не за счет собственных личных качеств, а за счет сознательного унижения своей страны. «Логика» здесь самая подлейшая: раз я так ругаю свою страну, то значит, сам я совсем не такой, а наоборот, особо далекий от всей этой мерзости и потому с «праведным гневом» ее осуждаю. И как показывает тот же опыт, обычно здесь бывает еще и особое лицемерие: так, самые наглые взяточники больше всех кричат о коррупции в «этой стране»; самые отъявленные хамы – соответственно, о ее «хамстве»; полные невежды в русской истории – о «невежестве России»; а «российскую власть» большего всего не любят как раз самые жестокие и беспринципные властолюбцы и т. д. Этот феномен вообще известен давно. Известный театральный деятель князь С. Волконский в своих известных «Воспоминаниях» сделал такой вывод: «именно те люди, которые больше всего о свободе и равенстве говорят, те менее всего внутренне свободны и больше всего против равенства грешат» [Волконский С. Мои воспоминания. В 2-х томах. Т. 2. М.: Искусство, 1992. С. 199]. Автор имел в виду именно этот тип людей, распространенный уже среди интеллигенции начала XX века. Именно этот тип людей разрушил страну в феврале 1917-го и сделал уже неизбежными все последующие страшные события ХХ века. Нынешние русофобы еще более примитивны и еще более разрушительны.

Великий философ ХХ века А.Ф. Лосев в «Диалектика мифа» по поводу этой публики выразился очень определенно: «это идеология… мелких, серых, черствых, скупых, бездарных душонок, всего этого тошнотворного марева мелких и холодных эгоистов, относительно которых поневоле признаешь русскую революцию не только справедливой, но еще и мало достаточной».

Откуда берутся такие люди, чья недоформированность и ущербность становится основой для ненависти к собственной стране? Изначально такой тип человека формируется извращенным воспитанием, когда ребенка с детства приучают считать себя центром мира, а всех остальных людей – лишь «инструментами» для удовлетворения собственных прихотей. Потом во взрослом возрасте человек с таким извращенным воспитанием, естественно, и становится «либералом». То, что сейчас в России называется «либерализмом» – это, строго говоря, идеология взрослых инфантилов. В. Бибихин, ученик А.Ф. Лосева, в статье «Общение без индивида» очень точно сформулировал жуткую суть инфантильного мировоззрения – это желание «ощущать себя распорядителем мира». Как пишет этот автор, «смоделированный ребенком шутовской «другой» не самостоятельная личность, а стандартный реквизит персонального детского мира… и детский солипсизм, необходимый и чарующий в полуторагодовалом возрасте, может быстро перерасти во взрослый нигилистический и безнравственный солипсизм, очень способствующий развитию умственных, например, математических навыков и подсекающий в корне развитие настоящей личности. Он работает со взрослым не как личность с личностью, а как мало сознающая свои пределы самость с частями мира, который ей отдан и внутри которого эта самость расправляет плечи. Для нее тут были бы только помехой другие как своевольные независимые агенты» (http://bibikhin.ru/obshenie_bes_individa).

Потому-то инфантилу-«либералу» так всегда и не нравится «власть», что она не дает ему «ощущать себя распорядителем мира». И поэтому бесполезны любые свободы – такой человеку их всегда будет мало, ему всегда будет казаться, что «в этой стране жить невозможно». И ему никогда даже не придет в голову, что, значит, дело вовсе не в стране, а в нем самом. Такому человеку всегда и везде будет плохо, независимо от страны – это то самое «негативное мироощущение», которое и отличает человека «антисистемы» (Л. Гумилев). Эти люди восхваляют Запад, но почему-то очень редко едут туда жить – по двум причинам: во-первых, там придется работать, а они не привыкли, ибо в России всегда были паразитами; во-вторых, они с ужасом обнаруживают, что там им тоже плохо, но сказать об этом уже нельзя – там ведь не Россия, где все можно, и за «диссидентство» быстро оставят без работы. Мало кто знает, что очень многие из советских диссидентов, оказавшись на Западе, покончили жизнь самоубийством – и случай барда-наркомана А. Галича, столь жестко описанный писателем Ю. Нагибиным – это лишь «верхушка айсберга».

(К этому типажу, кстати говоря, относится и ведущая «Эха Москвы» Татьяна Фельгенгауэр, недавно раненая душевно больным израильским математиком. В ее записях в Facebook’е обнаружились очень характерные суицидальные наклонности (http://general-ivanoff.livejournal.com/)).

По своему образу жизни русофоб всегда относится к типу социального паразита – как правило, он занят таким видом деятельности, который позволяет максимально жить за счет труда других или за счет богатых покровителей. Из этого контингента формируются «грантоеды» из НКО, готовые делать и говорить любую гадость о России даже за мизерные подачки своих западных хозяев. Если же такую деятельность ему найти не удается, то естественно, в этом будет всегда виновата «эта проклятая страна рабов». А тех, кто привык честно трудиться и любить свою Родину, они ненавидят и презирают, называя «быдлом» и «совками». Или «нерукопожатными» – тех, кто не относится к их грантоедской мафии. Причем они вовсе не считают это хамством со своей стороны – а как раз наоборот, считают признаком особой «избранности». То, что они называют их «моралью», у них распространяется только на «своих» – точь-в-точь как у «блатных». Главным психологическим признаком социального паразита является то, что ему всегда «не хватает свободы» – но именно потому, что он сам не хочет и не способен заниматься реальным и полезным для общества трудом, считая его уделом «совков».

Изо всех сил стараясь изображать из себя интеллектуалов, русофобы, как правило, отличаются какой-то органической тупостью во всем, что выходит за рамки их убогого мировоззрения. Можно до бесконечности приводить примеры, но остановимся только на самых характерных.

Например, для демонстрации «преимуществ» западной цивилизации русофобы обычно используют один стандартный аргумент сравнивания так называемого «уровня жизни», основанный на полном непонимании того, как устроен современный мир. По своему невежеству они вообще не понимают, что Запад достиг своего так называемого «благосостояния» за счет прямого грабежа и эксплуатации всего остального мира. В свою очередь, из всех стран мира Россия в ХХ веке в наибольшей степени подвергалась грабежу и агрессии со стороны Запада. После 1991 года Россия была в очередной раз разграблена и выброшена в болото стран «третьего мира», которые не могут развиваться в принципе, поскольку их экономика полностью контролируема Западом, высасывающим из них всю реальную прибыль и ресурсы через глобальную банковскую систему. Совершенно абсурдно сравнивать «благосостояние» грабителя (Запад) и ограбленных им людей (весь остальной мир). (А когда Россия стала возрождаться и выходить из «третьего мира», Запад вновь, естественно, всячески старается этому помешать). Однако это, казалось бы, элементарное знание миросистемного анализа, оказывается совершенно недоступным уму русофобов, мнящих себя «интеллектуалами». Именно на этом уровне уже крайне необходимы просветительские усилия, без которых люди остаются дезориентированными собственным невежеством.

Русофоб обычно себя не считает русофобом – иногда вполне искренне и наивно, а иногда лицемерно делая вид, что не понимает, о чем идет речь. Свои хамские высказывания в адрес России, ее истории и народа он считает всего лишь проявлением «критического мышления». Если же ему ответить точно таким же «критическим мышлением», но о нем самом, он сразу же устроит истерику по поводу «русского фашизма», абсолютно не догадываясь, что этот термин относится как раз к нему самому и к русофобам всех мастей.

Эта непроходимая глупость и пошлость вообще является «визитной карточкой» русофобского «дискурса». Из новейших примеров приведем такой: 23 октября на русофобском сайте www.vedomosti.ru некий Александр Рубцов, представленный как «философ», пишет в статье «об опасностях новой модернизационной риторики»: «в 2012 г. проект развернули к прошлому и «духу» – к традициям, скрепам и культурному коду с лишней хромосомой». Автор, видимо, думает, что «лишняя хромосома» здесь – что-то вроде шутки и даже иронии. Придется его огорчить – это не шутка и не ирония, а просто пошлость, тупость и невежество, которых сам автор вообще не замечает.

Другой пример касается уже «Матильды». 18 октября на том же сайте некий Олег Зинцов изрек: «трудно найти картину более верноподданническую и благолепную, чем мелодрама Алексея Учителя… Трудно даже сказать, чего в несчастном, несправедливо гонимом фильме Учителя больше – красоты или скорби о судьбах царя и отечества. Красота его десертная, парфюмерная, кондитерская». Хорошо хоть этого автора не назвали «философом», иначе за философию было бы совсем обидно. Какой вообще уровень мышления у этого человека? Пятиклассника или еще младше? Все нравственные, исторические и тем более религиозные вопросы, возникшие по поводу этого фильма, этому автору, судя по всему, вообще в принципе непонятны. Просто не дорос. У него мышление на уровне конфет и немножко мелодрамы. Но, очевидно, есть аудитория, которая мыслит на таком же уровне, иначе такое просто не стали бы публиковать. Поэтому уже многими высказывалась правильная мысль о том, что у многих людей русофобия наивно-детская – не от злонамеренности, а просто от их примитивности, неразвитости и невежества.

Похоже, что и сам А. Учитель относится именно к этому типу. Во всяком случае, то, что он говорит в своих интервью – это уровень мышления какого-то закомплексованного подростка, который действительно искренне не понимает, откуда взялись все эти протесты против его фильма. По его понятиям, в фильме о Царе не показано ничего плохого, скорее наоборот, он показан как «живой человек». Историческая ложь для него является пустяком, не стоящим даже и упоминания, поскольку режиссер ведь имеет право на художественный вымысел. А религиозные и нравственные аргументы ему не понятны в принципе – видимо, такие категории вообще отсутствуют в его сознании. Но особенно откровенно этот подростково-инфантильный уровень мышления у него проявляется в его высказываниях о Н. Поклонской. Он явно всерьез объясняет ее действия тем, что она якобы «влюблена в царя» и сам верит в это. В каком возрасте нужно быть, чтобы придумать себе такое «объяснение»? Очевидно, еще в несовершеннолетнем.

Но самое интересное в том, что такой уровень развития внезапно обнаружился и у людей, которых раньше считали все-таки посерьезнее. Вот, например, престарелый гитарист Макаревич заявил, что российская власть «исключительно аморальна и цинична». Такого рода афоризмы – это уже сразу уровень среднего школьного возраста (впрочем, для Макаревича это и не удивительно – он ведь и в старости пишет такие же подростковые тексты для песен, как и 50 лет назад – ну не взрослеет человек, что тут поделаешь). Но дальше еще интереснее. По его словам из интервью «Новой газете», «Кремль» посеял в обществе раскол с помощью конфликта на Украине. То есть, певец хотел сказать, что это «Кремль» устроил «майдан» и привел к власти в Киеве бандеровских нацистов? Нет, по его мнению, «аморально и цинично» то, что Россия, жертвуя своими интересами, в очередной раз оказала бескорыстную братскую помощь и спасла Крым и Донбасс от бандеровского геноцида. А сам Макаревич, следуя тому, что он по недоразумению считает «моралью», стал на сторону украинских нацистов и ездит к ним с концертами. «Оказалось, что наших людей крайне легко развести на ненависть», – говорит Макаревич. Да, ваших людей, Макаревич, легко «развести на ненависть» – да и «разводить» не надо, они ненавидят Россию изначально.

На примере Макаревича вообще хорошо видно, как быстро русофобия доводит человека почти до полной интеллектуальной неадекватности. Его высказывания по поводу памятника выдающемуся оружейнику Михаилу Калашникову можно считать уже бессмертной классикой русофобского идиотизма. «Если подсчитать, сколько людей на планете убиты из его оружия, получатся миллионы», – написал гитарист на своей странице в «Фейсбук». Если Макаревич всерьез считает, что без автомата Калашникова все эти миллионы остались бы живы, то это уровень мышления младшего школьного возраста. Взрослый человек ответил бы такому школьнику, что без советского автомата людей в локальных войнах погибло бы еще больше, но убиты они были бы в основном из американской винтовки М16. Но главное даже не в этом, а в том, что творение Калашникова наряду с ядерным оружием стало тем главным фактором сдерживания, благодаря которому Запад не решился начать Третью мировую войну и не уничтожил СССР. Проще говоря, по своей недалекости Макаревич просто не понимает, что без автомата Калашникова он сам, вероятнее всего, вообще не родился бы на свет.

Впрочем, все эти наивности и глупости еще очень безобидны по сравнению с тем, что русофобы говорят в «своем кругу» и что иногда по неосторожности становится достоянием широкой публики. Так, например, Валерий Панюшкин, ведущий канала «Дождь» и автор книги, прославляющей олигарха Михаила Ходорковского, не так давно заявлял: «Всем на свете было бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше складывать собою национальное государство, а можно было бы превратиться в малый народ наподобие хантов или аварцев… Логика, которой руководствуется русский народ, сродни логике бешеной собаки» (см. здесь).  Это заявление, подпадающее под известную статью Уголовного кодекса, осталось без внимания соответствующих органов.

Правда, бывают и исключения. Так, в настоящее время управление Следственного комитета РФ по Пермскому краю проводит проверку русофобских высказываний экс-члена Совета Федерации Людмилы Нарусовой (матери кандидата в президенты К. Собчак), сделанных ею в сети Твиттер. Широко известные высказывания бывшего сенатора проверяются на признаки разжигания межнациональной розни и призывов к экстремизму. Заявление о привлечении Нарусовой к уголовной ответственности было подано в органы сотрудником Пермского регионального правозащитного центра Романом Юшковым. Нарусова, в частности, написала: «Русские не достойны жизни, потому что трусы… Хуже русского нет никого в мире!.. Я вот думаю, где же на самом деле сторона зла? Может, русский народ в его нынешнем воплощении и есть само зло?.. Я не призываю к смене власти! Я призываю к смене народа! Истреблять! Всех поголовно. Меньше народа больше кислорода! Вам мешает русский народ? Его нужно ликвидировать!»

Проверку ведёт старший следователь Следственного комитета майор юстиции Светлана Колонская. Следователь не уверена, что удастся доказать авторство экстремистских высказываний. В ходе проверки уже установлено, что IP-адрес, с которого были размещены русофобские заявления, находился в Нидерландах. «Если по этим вопиющим высказываниям не будет возбуждено уголовного дела, это ярко покажет, что русские в России это такой совершенно исключительный народ, – говорит заявитель Роман Юшков. – Это единственный народ, который можно открыто ненавидеть, презирать, плевать в него, вытирать о него ноги и призывать к его уничтожению. И ничего за это не будет. По крайне мере, Нарусовой» (см. здесь).

Известный историк Андрей Фурсов задается естественным вопросом: «непонятно, почему власть, которая, вроде бы, сделала поворот в сторону патриотизма, это терпит. Нас пытаются убедить, что каждый волен иметь своё мнение. Однако представьте, что тот же Макаревич или Алексиевич в оскорбительном тоне начала бы говорить о таком явлении, как Холокост. Я думаю, что им тут же были бы перекрыты все возможности выступать в СМИ. У нас интеллигенция почему-то привыкла, что за оскорбление русских святынь, советских святынь, ничего не будет. Между тем, это публика абсолютно трусливая. Многие их высказывания попадают под 282 статью, о разжигании ненависти и вражды. Если кого-то из них всерьёз проверить по этой статье, они быстро успокоятся» (http://svpressa.ru/society/article/181641/).

Напрашивается одно интересное сравнение. В соседней Украине, чей неонацистских режим российские русофобы считают «светочем демократии», несколько дней назад судом Житомирской области журналистов Дмитрия Васильца и Евгения Тимонина осудили на 9 лет лишения свободы за то, что они, как сказано в обвинительном акте (чтение этого акта есть в youtube), «унижали национальную честь и достоинство украинского народа». В России есть много людей и даже целые каналы («Эхо Москвы», «Дождь»), которые регулярно и с особым цинизмом «унижают национальную честь и достоинство русского народа», если выразиться словами украинского УК. Собственно, именно для этого они и созданы и финансируются своими хозяевами. Может быть, стоило бы перенять опыт «свободной и демократической Украины» и тоже всех их закрыть на 9 лет – начиная, например, с известного гитариста Макаревича и заканчивая малоизвестным графоманом Шендеровичем. Но понятно, что этого никогда не будет, ведь Россия – это же «тирания», и поэтому здесь им все можно, а Украина – это «светоч демократии», и поэтому там сажают даже за малейшее выступление против киевской хунты.

В настоящее время российская власть явно чувствует себя настолько уверенно, что может позволить себе любые игры с русофобами, стараясь показать Западу свою чрезвычайную либеральность и защиту свободы слова. Действительно, по итогам недавнего опроса, проведенного «Левада-центр», более 65% граждан России полностью поддерживает политику В.В. Путина. Лишь 12% выступили за либерализацию, а 34% высказалось за более жесткую линию президента во внутренней политике. Что касается внешней политики России, то 56% считают, что президент должен придерживаться такой же линии, как сейчас, а 19% респондентов полагают, что будущему главе государства следует проводить более жесткую политику с Западом, и лишь 13% выступают за снижение конфронтации с ним. В сентябре ВЦИОМ опубликовал доклад, согласно которому деятельность В.В. Путина одобряет 81% опрошенных. Показатель одобрения деятельности президента после событий Русской весны 2014 года никогда не опускается ниже 80%.

Очевидно, что именно такая статистика и приводит к расслабленности власти, полной уверенности в своем «железобетонном» положении, при котором можно позволить себе такие благодушные игры с русофобами, вплоть до откровенного покровительства кощунственным фильмам, оскорбляющим не только чувства верующих, но Россию как таковую. Но неужели до сих пор еще не понятно, что «понравиться» Западу Россия может только одним-единственным способом – собственной смертью, а любые ее позитивные достижения, в том числе и в сфере свободы слова, Запад всегда и неизменно будет извращать и представлять в виде очередных «преступлений путинского режима»? Правда, есть версия о том, что «Матильда» была специально втайне заказана самой «властью» в качестве своего рода социального эксперимента – посмотреть, насколько в стране сильны и активны патриотические силы. Оставим проверку этой версии конспирологам.

Но в любом случае важно понять, что слишком долго играть с огнем таким образом не получится. Внутренняя русофобия для России опаснее, чем любая внешняя угроза – так же, как это было в 1917 и 1991 годах. В 1917 году подавляющее большинство населения тоже было в шоке от революции и вовсе не было ее активными сторонниками. «Революционно настроенных» тогда было, скорее всего, даже меньше нынешних 13 процентов – и тем не менее, катастрофа произошла. Государства ведь разрушаются вовсе не «народом», который в этих ситуациях вообще не понимает, что происходит, а активным меньшинством при мощной поддержке Запада, всегда желающего развала России как великой державы, как бы она ни называлась в данный момент – Российская Империя, СССР или Российская Федерация. Это самый главный и самый страшный «урок» 1917 года на все последующие времена.

А в чем состоит главный урок 2017 года? Он состоит в том, что Россию есть кому защитить, патриотические силы велики, многочисленны и способны на консолидацию. Провокация с «Матильдой» это хорошо показала. А вот второй урок этой провокации – печальный. Она показала, что власть слишком привыкла полагаться на свою массовую поддержку и недооценивать скрытые опасности. Власть слишком привыкла благодушно заигрывать с подлинными и смертельно опасными для страны экстремистами – либерал-русофобами, до сих пор явно не понимая размеров той разрушительной силы, которую они умеют скрывать до поры до времени. А потом может быть уже поздно, как это было в 1917- и 1991-м. Но поймут ли это хотя бы сейчас? Хочется надеяться.

Виталий Даренский, канд. филос. наук, г. Луганск

http://ruskline.ru/analitika/2017/10/31/rusofobiya_samyj_opasnyj_i_samyj_kovarnyj_vid_ekstremizma_v_rossii/

22.10.2017
Виктор Бараков
1
29
Артем Кулябин «НЕСВОБОДНАЯ СВОБОДА» (Василий Белов об информационной войне конца 1980-х – начала 2000-х годов)

Трудно найти большого русского писателя, который не обращался бы к публицистике. Очевидно, что в определённые исторические периоды писателю необходим открытый диалог с аудиторией, который позволяют вести публицистические жанры. Как справедливо однажды заметил Чингиз Айтматов, «подчас, в какие-то моменты именно публицистика может больше значить, чем художественная литература». [1: 6]

Нередко эта сторона деятельности писателей воспринимается как «вторичная», «дополнительная» и т.д. Вероятно, отчасти подобные выводы справедливы. Но, рассуждая о приоритетах, нужно иметь в виду, что художественное и публицистическое творчество писателя составляют единое целое; в рамках одной творческой деятельности происходит (если воспользоваться термином М.М.Бахтина) «переакцентуация». Писатель, чьё слово во все времена имело особый вес, в зависимости от ситуации обращается к читателю в тех или иных формах.

Василий Белов – не исключение. На протяжении всей своей творческой деятельности он активно выступал как публицист. Десятки газетных и журнальных статей за его подписью увидели свет в различных периодических изданиях. Публицистическое творчество обобщено в отдельных сборниках: «Раздумья на родине» (1986 г, второе издание – 1989 г.), «Ремесло отчуждения» (1988 г.), «Внемли себе» (1993 г.) , «Записки на ходу» (1999 г.) и «Раздумья о дне сегодняшнем» (2002 г.). Уже после смерти писателя в 2013 году вышел публицистический сборник «Когда воскреснет Россия?» Значительная часть публицистических текстов включена в заключительный седьмой том Собрания сочинений писателя (2012 г.). Однако несмотря на внушительный объём и большую содержательную ценность, публицистика Василия Белова практически не изучена, и предстоит ещё большая работа по сбору, систематизации и анализу обширного корпуса публицистического творчества и сведений, к нему относящихся.

Вологодский исследователь Людмила Широкова выделяет в творчестве Василия Белова художественный и публицистический этапы, а переходом от одного этапа к другому считает роман «Все впереди» (1986 г.). [18: 12] Обращение к публицистике именно в этот период было характерно для многих писателей и связано, главным образом, с коренными изменениями в общественно-политической жизни страны. Многие писатели оказались непосредственными свидетелями этих изменений. Василий Белов, например, стал народным депутатом (1989 -1992 гг.), членом Верховного Совета СССР (1990-1991 гг.). Был в Югославии, Приднестровье. Позднее участвовал в печально известных московских событиях октября 1993 года, когда свершилось окончательное крушение советской власти. В 1999 году был привлечен в качестве эксперта в Государственную Думу, где рассматривался вопрос об импичменте президенту Ельцину.

Поэтому смещение творческих интересов писателя в сторону публицистики в этот период (с конца 1980-х до начала 2000-х) является вполне закономерным. Белов, рассуждая о творчестве Валентина Распутина, отмечал в 1997 году, что «сейчас нужно просто выжить и сохраниться русскому народу, ради чего писатель тратит свои силы <…> больше на публицистику, чем на художество». [11: 8]  Это в полной мере можно отнести и к самому Василию Белову. Но, конечно, подобные суждения вовсе не означают, что писатель не обращался к художественной прозе. В этот период создаются такие крупные произведения, как «Год великого перелома» и «Час шестый», завершающие трилогию о трагедии коллективизации, повесть об одной деревне «Медовый месяц», пьесы «Князь Александр Невский» и «Семейные праздники», многочисленные рассказы. Уровень публицистичности этой прозы очень высок даже в тех случаях, когда речь идёт о событиях многолетней давности. «Слово у Василия Белова всегда глубинно. Его художественная мысль нередко обращена в прошлое, но всегда внутреннее современна», – отмечал известный русский критик Юрий Селезнёв. [17: 3]

Принято считать, что стержневой темой творчества Белова является судьба русского крестьянства. Сам Белов, открещиваясь от назойливо-ругательного  ярлыка «деревенщика», по этому поводу высказался так: «Я не выбирал, как полагают многие, тему деревни, крестьянства – это естественное состояние моей души, как дыхание, как сердцебиение».  [3: 6] Программным выступлением периода «перестройки» стало интервью Василия Белова «Возродить в крестьянстве крестьянское», опубликованное «Правдой» в 1988 году и вызвавшее широкий общественный резонанс. В статье намечены основные тематические векторы дальнейшей публицистики Белова. Это условия труда в деревне, кооперация, бездорожье, реорганизация хозяйств, трагедия коллективизации, охрана окружающей среды, образование и медицина, пьянство.

Публицистика Белова позволяет проследить, как менялось отношение писателя к «перестройке», к тем политическим деятелям, которые её осуществляли.

 

***

Как известно, одним из основных лозунгов «перестройки» стал курс на гласность. Василий Белов, как и миллионы наших соотечественников, с этим связывал определённые надежды. Выступая в декабре 1989 года на II Съезде народных депутатов СССР, Белов призывал безотлагательно принять закон «О средствах массовой информации». «Нужна гласность во всём. Не бойтесь гласности. У всех групп населения должна быть возможность высказаться в печати, на телевидении», – отмечал писатель. [14: 3] Но этим благим надеждам не суждено было осуществиться. В реальности всё оказалось с точностью до наоборот. Причины и последствия этого Белов категорично и страстно раскрывает в своих статьях и публицистических очерках «Несвободная свобода» (1991 г), «Так хочется быть обманутым» (1992 г.), «Внемли себе» (1992 г ), «О свободе печати» (1993), «Циники и симплициусы» (1994 г.), «Окопы Третьей Отечественной» (1997 г), «Ещё один дефицит» (1997 г), «Стыдобушка» (1999 г),  «Разделять, чтобы властвовать» (1999 г), «Жажда мелодии» (1999 г.), «И возникла мода» (2002 г) и многих других.

После распада Советского Союза стало ясно, что не просто не будет гласности, но сохранилась, приобретя новые черты, жесткая цензура. По мнению Белова, большевистская и «демократическая» цензура вышли из одного – западного – корня. (Неоднократно в публицистике писатель упоминает анонимных доносчиков периода коллективизации, чьи письма заполонили газетные полосы в 1930-40-х годах.). Неудивительно, что рассуждая о свободе печати (сочетание «свобода слова» писатель считал нелогичным), Белов приходит к выводу, что периодическая печать всегда зависит «от денежного мешка или партийно-групповых интересов». «А тиражи-то, позвольте спросить, в чьих руках? Опять же в загребущих руках банкиров», – пишет Белов. [4: 120]

Для обозначения воздействия Запада на массовое сознание русских людей Белов использует термин «информационная война». «Холодная война в эфире идёт много лет, не стихает ни на секунду. Эта схватка то тут, то там на Земле провоцирует настоящие войны», – пишет Белов. [7: 3] (Как тут не вспомнить Юрия Селезнёва, который за двадцать лет до этого, в 1977 году, говорил о давно идущей  Третьей мировой войне, которая, по его мнению, имеет идеологический характер и должна стать Великой Отечественной войной – «за наши души, за нашу совесть, за наше будущее»)  О характере этой войны можно судить по беловским терминам: «двойная мораль», «оккупация», «информационная блокада», «диверсия» и т.д.

Зрителя, слушателя и читателя «демократических» средств массовой информации, чьим сознанием безжалостно манипулируют, Белов в ряде статей называет симплициусом (лат. simplicius – простак). По другую сторону экрана  – циник («единственное, что у журналистского беса есть своего, – это цинизм» [12: 8]). И диалогичность между ними, как отмечает писатель, мнимая: «Равноправия между газетой и читателем нет и быть не может. Как нет и быть не может равноправия между зрителем и телевизионной редакцией, между слушателем радио и самим радио со всеми его глобальными техническими и идеологическими средствами». Белов называет это манипулирование «телеодурманиванием», «телегипнозом», «электронной смердяковщиной». «Даже самая ответственная часть русского общества до сих пор не видит иностранного нашествия. Она зомбирована», – с грустью констатирует писатель.  [7: 3] Характерен заголовок одной из статей –  «Так хочется быть обманутым…»

Борьба Запада, в которой главным оружием являются средства массовой информации, имеет, как считает Белов, антирусский характер. «Русский народ переболел-таки марксизмом и коммунизмом (разве это не европейские вирусы?), переболел и сохранил свою государственность. Коммунизм в России был на последнем издыхании, но тут-то и всполошились враги России. Под видом борьбы с коммунизмом они начали войну против самой России, против самих русских и их государственности. Им показалось, что ослабленная чуть ли не вековой борьбой нация не будет сопротивляться. Им представлялось, что мы уже спились и выродились, забыли свою тысячелетнюю историю. И теперь, дескать, можно легко разделить государство на мелкие части, расчленить тело России с помощью национальных чувств малочисленных народов, живущих в её пределах». [12: 8]

С помощью газет, радио и телевидения малочисленные народы России, считает Белов, были заражены «вирусом сепаратизма». В 1990 –е годы СМИ послушно исполняли волю Запада, и в этом смысле «госпожа Олбрайт единокровна госпоже Митковой» [6: 10]. Создавая новые мифы (например, о «русском фашизме»), СМИ по существу провоцируют сепаратистские настроения.

Белов в ряде статей откровенно говорит о невозможности пробиться к читателю, чтобы разъяснить свою позицию по тому или иному вопросу. Писатель приводит множество примеров того, как его мысли искажались журналистами, из интервью вырезались принципиальные вещи, отменяли целые телевизионные передачи из-за того, что Белов и его единомышленники могли сказать «не то, что надо». «Нашему брату и в прямом эфире и в косвенном либо вообще отказано, либо отпускается строго по медицинской норме», – признавался писатель. [13: 11].

Показательным примером информационной блокады писатель считал освещение крупнейшими СМИ событий октября 1993 года. Не случайно, одной из точек преткновения стал телецентр «Останкино». Защитники Дома Советов были оболганы, и преуспели в этом как западные, так и московские СМИ. Общероссийские информационные каналы, не брезгуя самыми омерзительными приёмами, в большом количестве распространяли материалы, формирующие негативное отношение аудитории к защитникам здания Верховного Совета и поддерживающие антиконституционные действия Ельцина (Эти выводы Василия Белова, сделанные «по горячим следам», подтверждает обнародованный в 1999 году «Доклад комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября – 5 октября 1993 года», где вполне определённо говорится об информационной блокаде [15: 235]). В одной из бесед с немецким журналистом писатель употребляет применительно к западным СМИ термин «двойная мораль», указывая, что «расстрелян парламент, а парламентская Европа молчит, довольная». [13: 12]

Писатель понимал, что для пропаганды новой системы ценностей, ориентированной на «просвещённый Запад»,  средства массовой информации будут использовать самые разные способы («методы перевоспитания симплициусов», как выражался Белов). Один из них – навязывание «альтернативного» взгляда на историю страны, попытка нравственной девальвации событий героического прошлого русского народа. «Демократические журналисты, – пишет Белов, – оплевали подвиг Зои, как оплёвывают они подвиги маршала Жукова, как пробуют представить бессмысленной и гибель моего отца в 43-м году». [10: 8]. Еще один способ оболванивания аудитории телевидением (или «телевизией», как его называл в некоторых статьях писатель)  – распространение всевозможных развлекательных программ, сделанных на основе западных аналогов. Целью таких шоу является не просто оглупление русских людей, но и отвлечение их от насущных проблем. Сконцентрировав внимание на пошлых шутках, СМИ уклоняются от обсуждения проблем семьи и брака, пропагандируя сомнительные развлечения, «не замечают» бедственного положения рабочих, популяризируя современную западную музыку (рок, пришедший с Запада, Белов называл «антимузыкой»), не дают возможности молодым людям услышать  традиционные русские песни и  т.д. Именно СМИ Белов считал  «главным оружием в атаке на культуру». [4: 121] .

Язык и стиль СМИ Белов также рассматривал как инструмент идеологической борьбы. Писатель в ряде статей довольно подробно анализирует тексты публикаций региональных и федеральных СМИ, указывая на бедность словаря журналистов и унификацию языка («Мы дожили до того, что в газетах используется всего лишь от двух до пяти тысяч слов» [9: 12]), повсеместное нарушение языковых норм, неоправданное заимствование иноязычных слов. Защита кириллицы, по мнению писателя, должна стать одной из первоочередных задач государства. «Москву пробуют покорить с помощью латиницы и неродных слов. Попробуем переводить на русский язык существительные «рэкетир», «проститутка», «киллер», «шоу-мен», «экстрасенс», что получится? А гамбургеры, пиццы и сникерсы?», – отмечает Белов. [7: 10]. Рассуждая о стиле СМИ, Белов удивляется их ироническому и саркастическому тону, неуместность которого очевидна в публикациях о снижении рождаемости, растущей бедности, убийствах и самоубийствах, катастрофах и т.д. Читателю предлагается посмеяться над трагическими событиями – ещё один способ изменения традиционной системы ценностей.

***

Итак, Василий Белов в публицистических статьях подчеркивал, что идущая война навязана России (точнее – русскому народу) Западом при попустительстве или пособничестве российских властей. Эта война, по мнению писателя, имеет комбинированный характер, но самое страшное её проявление – информационная война. Её признаки подробно описаны Беловым. Среди них – манипулирование массовым сознанием, создание новых мифов, информационная блокада и одностороннее освещение СМИ ключевых событий, «двойная мораль» западных СМИ,  попытка навязать пренебрежительное отношение к русской истории, обилие развлекательных шоу-программ на телевидении, унификация языка и ироничный стиль современной журналистики.

Информационная война, нацеленная на смену иерархии ценностей, считает Белов, ведётся против православного мировосприятия. Не случайно в СМИ настойчиво отвергаются такие ключевые для православных людей понятия, как «стыд», «грех», «покаяние», вместо них предлагаются пространные псевдонаучные рассуждения, оправдывающие самые низменные человеческие пороки. Камнем преткновения между Россией и Западом остаётся православное сознание. Иван Ильин (которого наряду с Иваном Солоневичем часто упоминал в своих статьях Белов), говоря о причинах непонимания Европой России, отмечал, что Западу «чужда русская (православная) религиозность <…>, славяно-русское созерцание мира, природы и человека». [16: 62] Война с православием обретает новые формы, Белов вслед за Достоевским рассматривает эту войну как «борьбу дьявола с Богом», которая идёт не только в сердцах людей, но и на других уровнях – в философии, культуре, экономике.

В 1992 году Белов писал о том, что «самое страшное поражение мы (славянские народы – А.К.)  терпим в информационной войне». [8: 4] Спустя несколько лет в одной из статей писателем сделан ещё более неутешительный вывод:  «Задачи, поставленные Даллесом и Гитлером, почти что выполнены с помощью алкоголя и телевизора» [2: 10] .

***

С конца 1980-х до начала 2000-х гг. в периодической печати было опубликовано свыше трёхсот статей Василия Белова. В основном, он обращался к читателю со страниц газет «Советская Россия», «Завтра», журнала «Наш современник», региональных периодических изданий. Эти публикации, как правило, имели широкий резонанс среди читателей, которые соглашались с точкой зрения писателя или, наоборот, вступали в дискуссию с ним. Несмотря на обвинения в антисемитизме и шовинизме, выдающийся русский прозаик открыто продолжал открыто высказывать своё мнение.

В начале 2000-х годов публицистическая активность Белова заметно снижается. И сам писатель в беседе с Владимиром Бондаренко в 2002 году признаётся, что нереализованных планов в публицистике у него не осталось. [6: 12].

Но и то, что вышло из-под пера Белова за полтора десятилетия активной публицистической деятельности, заслуживает пристального внимания. Его публицистика не сиюминутна, она обращена в будущее. «Меня всегда волновали не повседневные политические стычки, а нравственные провалы, которые образовались в нашем народе в «эпоху президентов», – признается в 2004 году Белов.  [5: 27] Социальные потрясения XX столетия меняли привычный ритм жизни (вспомним образ роговской мельницы, крылья которой начали вращаться в другую сторону), разрушая духовную цельность народа (после распада Советского Союза русский народ стал самым большим разделённым народом на планете). Воссоздание утраченной цельности на основе православной нравственности – главная задача на будущее. Будет ли решена эта задача, покажет время.

 

Использованная литература

 

  1. Айтматов Ч.Т. Цена прозрения // Огонёк. – 1987. – №28.
  2. Белов В.И. Акциз // Сельская жизнь. – 1995. – 15 января.
  3. Белов В.И. Душа жива в слове [интервью] // Красный Север – 23 окт.
  4. Белов В.И. Жажда мелодии// Записки на ходу. М. – 1999.
  5. Белов В.И. Классик вологодской глубинки [интервью] // Природа и человек . – 2004. – №6.
  6. Белов В.И. Молюсь за Россию [интервью] // Наш современник. – 2002. – №10. – С.5-15.
  7. Белов В.И. Окопы третьей Отечественной // Советская Россия. – 1997. – 13 февраля.
  8. Белов В.И. Призываю к мужеству // Советская Россия. – 1992. – 2 июня.
  9. Белов В.И. Сиротство России // Литературная Россия. – 1990. – 5 мая.
  10. Белов В.И. Слово к Москве// Русский Север. – 1996. – 3 октября.
  11. Белов В.И. Слово о друге // Сельская жизнь. – 1997. – 13 марта.
  12. Белов В.И. Так хочется быть обманутым… // Русский Север. -1992. – 8, 10, 15 окт.
  13. Белов В.И. Циники и симплициусы // Наш современник. 1994. №10.
  14. Белов В.И. Что впереди? О правительстве, власти и крестьянстве// Призыв. – 1990. – 13 сентября.
  15. Доклад комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября – 5 октября 1993 года. – М. 1999.
  16. Ильин И.А. Собрание сочинений в 10 томах. Т.1. Книга 2. – М. 1993-1999.
  17. Селезнёв Ю.И. Василий Белов: раздумья о творческой судьбе писателя. – М.1983.
  18. Широкова Л.В. Автореферат диссертации … канд. филолог. наук. – Вологда. – 2004.
14.10.2017
Виктор Бараков
0
23
Людмила Широкова ОБРАЗ ДОМА В ЛИРИЧЕСКОЙ ПРОЗЕ В.И.БЕЛОВА

Ключевой категорией творчества В. И. Белова является понятие лада, под которым понимается особый гармоничный мир традиционного семейного уклада. Жизнь человека воспринимается  в этой традиции как закономерный, определенный веками круг: смена возраста, поколений, цикличность крестьянских работ. Любое нарушение  в этом завершенном процессе вносит разлад и дисгармонию.

Так как жизнь человека в крестьянско-патриархальной традиции вращается вокруг семьи, рода, то материальным воплощением этого мира становится дом. В народных представлениях дом является «средоточием основных жизненных ценностей, счастья, достатка, единства семьи и рода» [4: 168]. Дом, закрытое пространство,  противопоставлен окружающему миру,  открытому пространству. Главная функция жилища – защита. Таким образом, становится очевидна особая сакральная функция образа дома в народной культуре.

Толкование слова «дом» включает в себя не только значение «жилого здания», но и  значение «люди, семья». Разрушение дома – это и разрушение семьи. Процесс может быть и обратным: разлад в семье ведет к разрушению самого  дома.

Важность образа дома в народной культуре  позволяет выделять данный мотив и в творчестве авторов «деревенской прозы». В  культурно-мировоззренческом контексте, как кажется, можно  рассматривать образ дома в творчестве В.И.Белова. Дом, семья – это важнейшие  смысловые доминанты в прозе автора.

Все произведения В.И.Белова являют собой глубокое размышление о процессах исторического развития России в ХХ веке, когда прежний патриархальный уклад ломался новой урбанистической цивилизацией.

Среди произведений В.И.Белова представляют интерес небольшие рассказы с явно выраженной  авторской позицией, они написаны от первого лица, им свойственна исповедальность и особый лиризм, весь текст пронизан глубокими размышлениями о смысле жизни, о творчестве, о судьбе России.  Можно говорить о такой разновидности жанра, как лирический рассказ. Среди них известные произведения вологодского мастера: «На родине», «Поющие камни», «Душа бессмертна» и др.

В творческом наследии В. И. Белова есть  небольшой рассказ «Последняя гроза», не опубликованный при жизни автора (рассказ увидел свет в 2016 году). По времени создания он относится к раннему периоду творчества В. И. Белова. Рассказ написан от первого лица, героем является деревенский житель, уехавший в город, но вернувшийся на время отпуска на родину, в деревню. Он купается, бродит по знакомым с детства местам, идет на охоту, попадает в грозу. Все эти житейские события наполнены для него особым смыслом. Рассказ созвучен лирической прозе писателя, где преобладает точное воспроизведение бытовых реалий жизни самого автора и переживаний, с ними связанных. Каждое обыденное явление наполняется новым философским осмыслением.

Ключевым мотивом рассказа, так же, как в лирических произведениях «Поющие камни», «На родине»,  «Душа бессмертна», является возвращение в родные места, домой. Образ дома уместно рассматривать  в нескольких смысловых аспектах.

Во-первых, это собственно деревенский дом, где живет главный герой. В рассказе «Последняя гроза» образ дома соткан из отдельных деталей: «летняя половина дома», «большой пустой дом», «прошлогоднее сено». Именно таким пустым, запущенным, хотя когда-то добротно построенным,  явно предназначенным для большой семьи, предстает дом героя. Второй дом – дом соседки, где есть «пахнущая зерном лежанка».

Два дома – две возможности развития человеческой судьбы: уход из родового гнезда (главный герой) и жизнь на земле (соседка). Сопоставление двух образов  отражает глубинные исторические процессы, которые станут предметом рассмотрения автором на протяжении всей его творческой биографии.

Образ дома в рассказах Белова тесно связан с мотивом сиротства. Герой всегда одинок в опустевшем родительском доме, он приезжает сюда один. Деревня разрушается (в рассказах появляются только одинокие фигурки женщин – соседка, женщина у околицы, мелькнувшая в свете молний женская фигура), нет большой  и дружной семьи, человек сам по себе, он переживает ощущение легкости и свободы. Однако это состояние обманчиво и трагично, оторванный от рода, от семьи, он озлоблен, одинок («Душа бессмертна»), его тревожат воспоминания («Душа бессмертна», «На родине», «Поющие камни»).

Единение с родом возможно для героев лишь через единение с природой. Родные места  врачуют душу,  напоминают о былом, где есть семья, где человек живет в мире со всеми, где нет смерти, точнее, она одна из граней человеческого бытия, где есть вечность, память. Забывший о такой гармонии человек – неприкаянный странник, которого ждет страдание и гибель.

Таким образом, мир дома  расширяется в рассказе. Домом для измученного городской жизнью героя является лес и озеро. Здесь переполняют его чувства легкости и свободы, он возвращается душой в детство, переживая заново прежне хорошо знакомые ощущения беззаботного счастья, «одно сплошное ощущение жизни».

Аналогичное чувство дома, границы которого расширяются до вселенских масштабов, переживают герои других лирических произведений автора. В рассказах «На родине» и «Поющие камни» В.Белов описывает картины природы и впечатления от долгожданной встречи с окрестностями родного опустевшего села. Рассказчик вспоминает детство,  погружается в гармоничный и уютный мир:  «Я обнимаю родную землю, слышу теплоту родимой травы, и надо мной качаются купальницы с лютиками». [2: 272] Он становится частью этого извечного мира, сливается с шумом берез и «поющим» небом. Именно поэтому в ткань повествования вплетаются сказочно-мифологические образы. Они раскрывают временные рамки рассказа до вечности, отсылают читателя к языческим временам. В небе сияет не солнце, а Ярило, в сосновом бору вздыхает огромный богатырь-тугодум, река – русалочья постель, лесная царевна превращает камни в жаворонков.  Пейзажные зарисовки  наполняются особым философским звучанием. Покой и гармония окружают героя только в этом мире. Он забывает о суете города, о житейских делах и слушает себя, пытаясь решить главные вопросы человеческой жизни.

Несмотря на состояние умиротворенности и покоя в лирических  рассказах В. И. Белова, можно говорить о драматизме мироощущения героя. Возвращение полно грусти: «Старый наш дом заколочен»; «Я выхожу на зеленый откос и гляжу туда, где еще совсем недавно было много таких деревень, а теперь белеют одни березы» [2: 272].

Гармония природы и человека разрушается только по вине самого героя. Рассказ «Последняя гроза» построен полностью на звуке грома. Однако сначала это не грозовой раскат, а вторжение человека в жизнь окружающего его мира. Он был допущен обратно в детство, слился с солнцем, водой, летней зеленью, но вошел в этот мир  с оружием. Выстрел из ружья убивает не только бестолковую птицу, но и тот душевный покой, который был дарован герою деревенской родиной.

После неудачной охоты, так больно отозвавшейся в сердце главного героя, он возвращается в большой пустой дом. Пустота и абсолютная тишина дома возникают не случайно. Это отражение пустоты и тишины в душе героя. Время тоже остановилось, герой словно спит. Мотив сна переходит в мотив смерти. Этот сон-болезнь подобен состоянию умирания. Для героя перестает существовать мир, верх и низ, право и лево, исчезают звуки и образы, он проваливается в какое-то безвоздушное пространство («было чувство космоса»), теряет всякие ориентиры. Он сам подводит итог своему новому состоянию: «Я был весь болен» [1: 6].

Грохот, разрушающий счастливое состояние души героя, звучит и в рассказе «На родине»: «И вдруг в этот шум вплетается непонятный нарастающий свист, он разрастается, заполняет собой весь этот тихий зеленый  мир» [2: 272] . Это шум реактивного самолета. Он вырывает героя из мира бесконечного счастья, возвращая в смертный, конечный, мир реальности. В рассказе «Поющие камни» сквозь ровный широкий шум реки слышится рокоток трактора. Он не так грубо проникает в мир воспоминаний героя, но и он является знаком торжества иной культуры. Прежнее ушло без возврата, человек становится просто свидетелем этой смены эпох.

Таким образом, автор возвращает нас к проблеме умирания русской деревни, разрушения крестьянского лада, а вместе с ней духовных ценностей. Образ дома как окружающего мира разрушается самим человеком. И этот разлад порождает в душах героев тревогу, недоумение и отчаяние, ведущее к гибели духовной и физической.

Мотив дома получает новое звучание. Родительская изба становится центром душевных переживаний и духовных поисков. В рассказе В. Белова «Душа бессмертна» мотив смерти звучит еще ярче: болезнь матери, воспоминания о погибших друзьях, о Пушкине и Чайковском. И наконец  через все произведение проходит звук выстрела: «дым Приднестровья», где идет война, дуэль Пушкина, раскаты дальнего грома. Однако, несмотря на тяжелые размышления, тоску и даже озлобление, герой в родном доме, он успокаивается под действием музыки Чайковского, привычных деталей быта.  Гармония рождается вместе с мыслью о вечной жизни души, о памяти. Осознание цикличности жизни человека, закономерности прихода в мир  и ухода из него помогают герою принять все как есть.

Если в рассказе «Душа бессмертна» герой – человек в возрасте, много испытавший, много передумавший, то в рассказе «Последняя гроза» герой еще сравнительно молод. Его душа не может смириться с поразившим его фактом смерти беззащитного существа. Дом – большой и пустой – превращается в склеп. Именно в этот момент полного отчаяния родина вновь протягивает герою руку помощи. Ночью приходит соседка и помогает заболевшему  перейти  к ней в дом. Если в собственном доме герой спал на прошлогодней соломе, то у соседки есть «пахнущая зерном лежанка». Зерно – символ жизни, воскресения. Соседка живет в деревне постоянно, она трудится на земле,  поэтому ее дом жилой, пахнущий жизнью.  Аналогичную роль средства возвращения в гармоничное состояние жизни играет в рассказе «На родине» ветер, шум сосен и берез, в рассказе «Душа бессмертна» – родниковая чистая вода,  в рассказе «Поющие камни» – песня жаворонков. Эти объекты природы наполняются сакральным значением, что обусловлено в том числе и представлениями народной культуры. Деревья воспринимаются в качестве исполинов, защищающих человека, родниковая вода сродни живой воде, а жаворонок в народном представлении «одна из чистых «божьих» птиц» [4: 179]. Таким образом, мотив дома органично сплетается с мотивом защиты, возрождения, в том числе и духовного.

Однако в рассказе «Последняя гроза» появляется еще один образ дома. Это дом, на крыльце которого герой пережидает грозу: «крыльцо заколоченного дома»,  «гнилые ступеньки». Это жилье уже давно брошено, запущено, мертво. Появление здесь главного героя символично. Мертвый дом  – место перепутья. Отсюда герой мог вернуться либо в пустой и тихий родительский дом, либо вернуться в живой гармоничный мир. Ему не хватает только знака-указателя, куда идти. Душевный тупик помогает преодолеть гроза. Освежив весь мир, разбудив душу героя, она ведет его мимо деревень, у каждой из которых «кричали мирные хорошие дергачи».

Мотив грозы звучит в рассказах «Последняя гроза» и «Душа бессмертна». В последнем он проявляется в отдаленном гуле: «…сквозь сон слушал не сильное, словно приглушенное ворчание грома» [3: 457]. Центральным мотивом он становится в «Последней грозе». Думается, причина столь яркого проявления природного явления лежит в переживаниях героя. Он убил птицу, впал в отчаяние от осознания конечности жизни,  и теперь ему необходимо очищение, чтобы спастись. Гроза – в народном представлении знак огненный, символ наказания, возмездия. Однако в рассказе она скорее знак благодатного огня, возвращающего человека к жизни, дающего очищение от духовного падения. Гроза заставляет героя прятаться на крыльце мертвого дома «с гнилыми ступеньками», обозначая место его сегодняшнего положения. А дальше природа словно ожидает, когда человек дойдет до самого края: «Туча не спешила, она накатывалась на меня вместе с ночными потемками молча, словно не желая грохотать по-пустому» [1: 6]. Затем с первыми «бухнувшимися» каплями дождя, сильными молниями наваждение отступает от души героя: «Во мне вдруг проснулось что-то, вспыхнуло и загоралось, мускулы напряглись и сердце затукало быстрей, словно разбуженное» [1: 6]. Он бежит от мертвого дома. Природа, гроза, большой мир родины, дома возвращает человеку веру, силы, душевный покой.

Дом как средоточие духовных поисков отражает  мировоззренческие метаморфозы героя. Он движется в своих размышлениях о жизни от одиночества и воспоминаний (неслучайно в рассказе фигурирует упоминание прошлогоднего сена, оно тоже знак прошлого, ушедшего) к переосмыслению всей жизни, ее восприятия. В конце этого духовного превращения герой слышит жизнь, звуки природы, а не ужасающую тишину, он един с миром предков, рода.

Психологические и мировоззренческие изменения в герое происходят по пути от дома к дому. Тоска и отчаяние накатываются на него в собственном пустом  большом и тихом доме. Затем он перебирается в живой дом соседки, но он еще не готов к восстановлению. Потом герой пережидает грозу на крыльце заброшенного дома. С него начинается новый путь. Для героя рассказа это путь возрождения. Ему тягостно понимание конечности жизни, он ощущает бессмысленность и бесполезность существования всего живого на земле: «Ничего не было во мне, было равнодушие и пустота, был еще цинизм к самому себе, к своему рождению, к своей и всякой жизни» [1: 6].  Но гроза, являясь символом очищения и преображения, изменяет состояние героя: «Я стоял, словно рожденный заново: теперь уже не я, а сама жизнь смеялась над своей противоположностью и торжествовала, круша равновесие, и словно хвасталась своим никому не известным преимуществом над самим временем, над самой смертью» [1: 6].

Таким образом, понятие «дом» приобретает  особое значение в лирических рассказах В. Белова. Традиционное в крестьянском мировосприятии понимание дома как родового гнезда дополняется новым философским осмыслением. Родительский дом, родные места, прошлое и настоящее  органично сливаются в образ дома в лирических произведениях автора. Перед нами не просто изба, постройка, но средоточие души человека, центр его жизни.

 

Использованная литература

  1. Белов В. И. Последняя гроза // Вологодский литератор. – 2016. – № 1-2 (13-14), март. – С. 6.
  2. Белов В. И. Собрание сочинений: В 7 т. Т. 1: Стихотворения и поэмы. Повести. Рассказы. – М., 2011.
  3. Белов В. И. Собрание сочинений: В 7 т. Т. 2:Повести и рассказы. – М., 2011.
  4. Славянская мифология. Энциклопедический словарь.- М., 1995.
28.09.2017
Виктор Бараков
0
18
Александр Одинцов НА ПОРОГЕ СИСТЕМНОГО КРИЗИСА: КОГДА ВЫЛЕТИТ “ЧЕРНЫЙ ЛЕБЕДЬ”?

“Кривое не может сделаться прямым, и чего нет, того нельзя считать”. Книга Екклесиаста [1:15]

История никогда не стоит на месте. Любое государство развивается в условиях противоречий, которые рано или поздно необходимо преодолевать, в противном случае цивилизация испытывает надлом и крах (концепция “Вызов-Ответ” Арнольда Тойнби). Если посмотреть телевизор, то там все выглядит феерически хорошо. Десятки хорошо обученных специалистов по созданию иллюзий и управлению массами создают тренд “Россия встает с колен”.

Что-то делается, но главное не меняется. А, на самом деле, наша экономика лежит на пороховой бочке из многих десятков миллионов наших собратьев, еле сводящих концы с концами, не имеющих никаких перспектив, чтобы улучшить свое состояние.

Кажется, для нынешней госбюрократии как будто наступили “золотые времена”. Крайне легкая победа на выборах может ввергнуть госбюрократию в большую пассивность, создавая условия для еще большего ухудшения ситуации. Народ поддержал “Единую Россию”, спрятавшуюся за фигурой президента, давшего то, о чем люди ностальгировали со времен СССР: национальную гордость. Но этот временный допинг, увы, не снимет проблем отсутствия экономического развития страны, которые лежат абсолютно в другой плоскости. В то же время народ демонстрирует колоссальную пассивность, несмотря на беспросветность экономической ситуации.

Но как показывает наша история, это вопрос времени. Создавая телевизионные иллюзии, элиты обманывают прежде всего самих себя. Надо быть честными и уметь признавать свои ошибки. Широко известны высказывания Франклина Делано Рузвельта“Страна нуждается … в смелом, постоянном экспериментировании… Избери дорогу и попытайся пройти по ней. Если она неверна, признай это честно и постарайся пройти по другой… Но прежде всего не будь пассивным… Не стоит ждать от миллионов нуждающихся вечного молчаливого терпения”, “Можно обманывать немногих длительное время, можно обманывать многих недолго, но нельзя обманывать всех всегда”.

Можно ли обмануть историю, которая вычищает под корень все неэффективные государственные системы? Когда элиты избегают реформ, в дело вступает процесс исторического отбора. Неизбежный кризис обновляют систему. Ситуация, подобная натянутой тетиве: и она в любой момент может лопнуть. Этот момент называется бифуркацией или “черным лебедем“.

I. Системный кризис государства. Существует множество фактов, свидетельствующих о глубоком управленческом кризисе государственной машины России, носящем системный характер:

1) Невыполнение задач развития, поставленных президентом, после кризиса 2008 г. мы так и не смогли выйти на устойчивый тренд развития. Рост экономики РФ более чем на 80% определяется изменением средней цены на нефть, в этом году из-за роста цены она покажет технический рост;

2) Бюджетный кризис, дефицит федерального бюджета России за 2016 г. составил 2,97 трлн руб. или 22% (!) от доходной части, согласно прогнозу на 2017 г., он составит 1,89 трлн руб.;

3) Наблюдается фактический крах банковской системы России. Обанкротились крупнейшие частные банки “Открытие” (ТОП 8 по активам нетто), “Бин Банк” (ТОП 12), что четко свидетельствует о кризисе финансовой системы и самой модели экономики. Банк России не может обеспечить ни низких ставок, ни экономического роста, нет никаких гарантий стабильности валютного курса. Крах надзора, развал банковской системы, в которой полно банков-призраков, процветает воровство депозитов и вывод активов;

4) Кризис пенсионной системы;

5) Казнокрадство и коррупция как способ кормления значительной массы чиновников, пренебрежение нормами закона и нравственности;

6) Отсутствие какой-либо экономики в большинстве регионов страны, тяжелейшее состояние моногородов, территория страны, за исключением “житниц” и сырьевых карьеров, никому не нужна;

7) Рост протестной активности.

Иначе говоря, “верхи однозначно не могут”, но низы, не имея никакой альтернативы, находятся в прострации. Как говорил один известный журналист, “революции не будет, потому что есть телевизор”. Однако если все будет продолжаться так, как есть, экономический кризис может перейти в социальный. Но только руководитель страны может убедить какую-то часть своего окружения в том, что пора что-то делать. Или какая-то часть ответственных элит смогла бы убедить остальных в смене курса.

Но Кремль не хочет реформ, боясь непредсказуемости их последствий, а основные бенефициары системы – боятся потерять монополию на свою безграничную власть. Они пытаются совместить несовместимое – патриотическую имперскую риторику, которая требует общности всех слоев общества и эффективного распределения ресурсов, промышленного роста, и паразитическую сырьевую модель, в которой экономика существует за счет импорта и служит кормушкой крайне узкого клана верхов.

Как говорит пословица: “Сказал “а”, скажи и “б””. Все вещи в природе взаимосвязаны. Взыскание патриотизма неизбежно приведет к слому системы. Поднятие с колен, внушаемое с экранов телевизоров как заслуга власти для прикрытия и сохранения либерализма, материализуется и скоро станет новой реальностью, выбросив “либерализм” на свалку истории. Когда руководство страны сделало выбор, затронув страшнейшее (!) “табу” на присоединение территорий и вмешательство (Крым, помощь Донбассу, Сирии), часы либерализма начали обратный отсчет.

Ситуация последних 20 лет абсолютно точно копирует нефтяной застой 80-х, за которым наступило банкротство СССР. Но верхи не видят нового пути, упорно воспроизводя тупик и ожидая роста цен на нефть или снятия санкций.

Каковы основные риски для либеральной экономики: откуда могут прилететь черные лебеди?

Риск первый – наступление нового мирового экономического кризиса, который с вероятностью 90% должен произойти в течение 10 лет от последнего (1997-1998, 2007-2008, 2017-2018), т.е. в ближайшие год-два. Этому способствует перегретость американского фондового рынка, намерения ФРС вскоре сократить предложения ликвидности и сократить свой баланс, возможный рост ставки ФРС, огромный внутренний долг Китая и проблемы на его рынке недвижимости. Сдутие пузыря биткойна также является сигналом. Детонатором может стать и военный конфликт в Корее или Сирии. Такого рода кризис вызовет падение цен на нефть и может нас вернуть в ситуацию 1998 г. Шок повлечет падение российского фондового рынка, отток капитала и девальвацию рубля, что вызовет рост недовольства населения.

Риск второй – банковский кризис. Действия Банка России, который начинает “трогать” даже крупные банки (“Югра”), ведет к тому, что юридические лица, не имеющие страховки АСВ, могут работать только в государственных либо крупных иностранных банках. Жертвами набега уже стали ФК “Открытие” и “БинБанк”. Кто следующий ? Эти же риски касаются средств очень богатых людей, которые не могут оформить на себя сотни или тысячи вкладов в сумме, не превышающих страховые 1,4 млн. Потому что для этого уже может просто не хватить банков. Кто может сказать, какие из наших крупных банков могут быть абсолютно надежными ? На рынке уже появилась информация со стороны одного из крупных банков о якобы имеющихся проблемах ряда других банков. В интернете ходят новые черные списки банков под “ликвидацию”. Увы, слухи в отношении “Открытия”, а затем “БинБанка” оказались верными. По всей видимости, даже средние по старым меркам банки не будут иметь никаких шансов на будущее. Если такая миграция примет активный характер, в банковской системе может начаться кризис доверия, подобный кризису 2004 г. При этом такая игра, видимо, устраивает ЦБ, решивший восстановить доминирование госбанков.

Риск третий – предстоящие осенью крупные выплаты по валютным долгам, дефицит валюты, падение чистых доходов от экспорта (сальдо торгового баланса), избыточная свободная рублевая ликвидность. Пенсионный фонд Норвегии принял решение о ликвидации рублевых активов (ОФЗ). Новые санкции могут ввести запрет на покупки ОФЗ, что создает риск оттока иностранного капитала. Пока иностранцы наращивают операции curry-trade за счет разницы ставок, но когда этот поток развернется… Снижение ставки здесь и рост ставки ФРС создают предпосылки для разворота. Принятые санкции резко затрудняют рефинансирование долга. При желании иностранные спекулянты и ряд наших крупных банков могут сыграть против рубля, повторив события осени 2014 г. Банк России отменяет операции валютного репо, дававшие рынку валютную подпитку.

Риск четвертый – принятые санкции направлены против наших элит и их активов за рубежом. США дали команду финансовой разведке на выявление и возможную блокировку счетов всех крупных предпринимателей. Это может вызвать сильнейших раскол в наших элитах, резко обострив их внутренние противоречия. Мечтания наших верхов о “добром” Трампе оказались лишь соломинкой – синдромом жертвы. США, похоже, вполне серьезно занялись экономической войной с Россией, намереваясь повторить успех 1992 г. и желая поставить во главе России “покорного” президента.

Риск пятый. “Телефонный терроризм” может свидетельствовать о готовящейся на нас атаке. Он может быть как неким “предупреждением”, так и попыткой отвлечь, перегрузить силовые структуры с целью осуществления более серьезных действий.

Внешний конфликт с Западом делает падение нынешней системы неизбежным, поскольку все нити ее управления находятся в руках США. Пол Крейг Робертс: “С моей точки зрения, Россия находится в серьезнейшей опасности… Россия сама сделала выбор в пользу мира, контролируемого американскими финансами, правом и телекоммуникационными службами. А в этом мире значение имеет единственный голос — из Вашингтона. Для меня загадка, почему Россия сделала такую стратегическую ошибку. Но, сделав ее, она поставила себя в крайне невыгодное положение”.

Конечно, наши элиты (если успеют) могут перевести свои счета в юани. Отсюда феерическая щедрость и заигрывание с КНР и всей Юго-Восточной Азией. Единственный выход чтобы устоять в нынешней борьбе – смена экономической модели, но именно это либеральная элита предложить не сможет. Такой пример уже был, это события осени 1998 г., когда перепуганный кризисом Борис Ельцин был вынужден поставить нелиберальное правительство Евгения Примакова, и оно за год заложило основу непрерывного роста страны на 5-7 лет вперед. Если бы Евгения Примакова не сняли, то сейчас Россия была бы совсем другой. Но все возвращается на круги своя. Почивая на высоких ценах на нефть, наши элиты в очередной раз проели горячие нефтедоллары, так и не перейдя к модели развития. Исходя из этого, в течение ближайшего времени нас ждет смена элит и экономической модели. Выборы президента в 2018 г. также обостряют это процесс, ситуация может развиваться по абсолютно непредсказуемому сценарию.

Наши “достижения”: спад ВВП России к 1998 г. до 60%, производства — 46% от уровня 1990 г., восстановление 2000-х и застой после 2008 г. Сейчас, т.е. за 25 лет: промышленное производство — 83,5%, ВВП — 114% от уровня 1990 г.(!). Последствия либеральных реформ по экономическому ущербу сходны с последствиями революции и гражданской войны. Средний темп роста экономики РФСФР в составе СССР в 1950-1990 гг. составил 6,6% (!), а экономики России с 1992 по 2016 г. – только 0,57% (!!!). Общие потери по недопроизведенному ВВП  около $ 10,5 трлн, т.е. 10 годовых ВВП 2014 г. (!).

Падение реальных доходов населения продолжается уже четвертый год подряд. Никакими указами этот процесс изменить нельзя – нужно кардинально менять модель экономики. Ни сырьевая экономика, ни развитие сферы услуг, ни активное развитие сельского хозяйства (хотя это тоже хорошо) сделать нас богатой страной с высоким уровнем жизни никогда не смогут (вспомните царскую Россию). Чтобы стать покупателем – надо быть производителем (!).

Но когда более 40% нашего потребления занимает импорт, какая может быть экономика, какие могут быть нормальные рабочие места? Чтобы не быть нищими, надо не вывозить сырье, а создавать товары с большей долей добавленной стоимости, т.е. высокотехнологические товары.

За 25 лет реформ была построена либеральная модель, не имеющая никаких исторических перспектив в силу наличия множества фундаментальных и неразрешимых в рамках ее существования противоречий между производственными отношениями и производственными силами, которые неизбежно приведут либо к ее слому, либо к реформации: в нынешнем виде существовать долго она не cможет. 2017 г., 100- летие революции – очень важная дата, которая неизбежно обострит социальную дискуссию в обществе. Что мы имеем?

II. Внутренние противоречия: невозможность развития.

II.1.Противоречие между способом “кормления” (обогащения) элит и контролем за ними и их отдачей для страны.

II.2. Между вовлеченностью элит в международную экономику, подчинения их интересов международным ТНК, системе торговли, курируемой США, и внутренними интересами страны.

II.3. Между желанием элит сохранить тотальный контроль над экономикой и властью, и потребностями развития страны.

II.4. Между частным характером сырьевой ренты и общими интересами страны.

II.5. Между финансовой политикой и потребностями экономики и развития. Банк России принципиально не может нарастить денежную массу в объемах, необходимых хотя бы для минимального роста в 2-3%, не может обеспечить низких процентных ставок.

Эмиссия рубля, как в золотом стандарте, в условиях полной конвертируемости рубля полностью привязана к золотовалютным резервам.

Из противоречий финансовой политики вытекают следующие важные следствия:

II.5.1. В России принципиально не может быть низких ставок, так как экономика испытывает постоянный дефицит рублей.

II.5.2. Имеется критическая зависимость экономического роста, денежной массы и бюджета от цен на сырье.

II.5.3. Имеется противоречие (девальвационная ловушка) между необходимостью девальвации рубля для поддержания платежного баланса и развития собственного производства и колониальной зависимостью от импорта, необходимостью платить по внешним долгам, требующих укрепления курса.

II.5.4. Финансовая система России не может создать необходимый объем платежных средств, необходимый для финансирования инвестиций, развития и освоения страны. Падение инвестиций в основной капитал в РФ в 2015 г. ускорилось до 10,1% по сравнению с 1,5% в 2014 г., в 2016 г. – 0,9 %. В 2017 возможен рост около 2%.

II.5.5. Экономические фонды страны продолжат ветшание, и на их обновление ресурсов в требуемом объеме не будет никогда.

II.6. Противоречия между неэффективной банковской системой и потребностями развития экономики. Крах банковской системы и надзора. Можно ли назвать эффективной банковскую систему с кредитными ставками около 20%, в которой из-за коррупции произошел полный крах надзора, вылившийся в нескончаемый поток банковских похорон в течении последних 20 лет?

II.7. Между характером возможностей России и ее местом в мировом разделении труда.

II.8. Между внешней политикой, которая показывает стремление государства к независимому от Запада и всей мировой элиты внешнему курсу, и внутренней экономической политикой, которая дает полное исполнение внешних предписаний, т.е. следование принципам Вашингтонского консенсуса, либеральным догматам и диктатуре либеральных элит.

II.9. Противоречие между прибыльностью, как главным критерием принятия решений, и потребностями развития.

II.10. Между системой управляемой демократии и потребностями смены экономического курса. Управляемая демократия: “затычка” в паровом котле.

II.11. Между христианской культурой, историческим, общинным духом России и языческим культом золотого тельца, индивидуализма, эгоизма и обогащением узкого слоя верхов. Нравственный кризис в обществе и экономике.

III. Выводы. Созданная экономическая и политическая система имеет огромное количество несовместимых с жизнью государства противоречий. Мы вновь на пороге перемен, как накануне 1917 г., 1985 г. и перед 1991 г.

Обратимся к Николаю Бердяеву, смотрящему в будущее СССР: “Какие бы изменения ни происходили в советской России, а, наверное, будет много изменений, можно быть уверенным, что русский народ не вернется к капиталистическому строю …. Русскому народу в безмерно большей степени свойствен общинный дух, чем народам Запада”.

Ошибался ли Бердяев? История покажет.

https://www.nakanune.ru/articles/113305/

12.09.2017
Виктор Бараков
3
42
Валентин Катасонов: Октябрьская революция стала спасением для России

Известный экономист высоко оценил финансовые реформы большевиков, а также призвал использовать их опыт в российской экономике …

Накануне в Русском экономическом обществе им. Шарапова состоялась презентация очередной книги профессора Валентина Катасонова «Закрытый мир финансов. Трасты и офшоры. Где прячут свои богатства Ротшильды и Рокфеллеры?». В ходе рассказа о своей работе Валентин Юрьевич затронул вопросы финансовой реформы Сергея Витте, давшей Российской Империи «золотой рубль», раскрыл секреты теневых лидеров среди «хозяев денег» – кланов Рокфеллеров и Ротшильдов, а также представил себя на месте эффективного руководителя финансово-экономическим блоком России, сообщает сайт «Колокол России».
Профессор Катасонов внимательно следит за ситуацией в мире финансов, десятки лет кряду держит руку на пульсе. Почти каждый день он делает заметки о происходящем, регулярно выпускает статьи, читает лекции в МГИМО. Но даже зная это, не перестаешь удивляться его литературной «плодовитости» – в среднем каждые три-четыре месяца в свет выходит новая книга экономиста. И эта хроника наших дней, написанная популярным языком, содержит немало интересных открытий.
«Победа на выборах президента Франции Эммануэля Макрона, работавшего в банке Ротшильда и являющегося креатурой масона 33 градуса, “серого кардинала” Франции Жака Аттали (связующего звена между лидерами Франции и Ротшильдами), показала, что мировые кукловоды совсем осмелели и более не прячутся за кулисами. При этом если мы посмотрим на все свежие рейтинги самых богатых людей мира от “Форбс”, Ротшильды там вообще не представлены, а Рокфеллеры плетутся в шестой-седьмой сотне. Почему же я решил уделить им так много времени? Все дело в том, что они относятся к непубличным миллиардерам, скрывающим свои богатства в трастах и офшорах. Еще основатель клана Рокфеллеров Джон Дэвисон начал активно пользоваться трастами как формой накопления капитала, кстати, тем же грешат и российские олигархи», – отметил Катасонов.
Отметим, что траст является самостоятельной формой организации собственности, при который учредитель (первоначальный собственник) передает его управляющему либо попечителю, который совершает с ним операции для получения наибольшей прибыли выгодоприобретателя (в большинстве случаев этим самым выгодоприобретателем оказывается сам учредитель, который формально переводит свои активы в траст).
«Сегодня становится понятным, что траст обеспечивает богачам конфиденциальность, непрозрачность, а также льготный налоговой режим. Зачастую трасты одновременно являются и благотворительными фондами. Это феномен американской экономики прежде всего – Фонды Карнеги, Форда, Рокфеллера… БФ позволяют уходить от налогов и при этом серьезно влиять на геополитику – они тесно связаны с американским правительством, с западными спецслужбами. Многие спецоперации финансируются как раз из американских благотворительных фондов – вспомним хотя бы тот же фонд “Открытое общество” Джорджа Сороса и его участие в цветных революциях. А зачастую БФ – просто некая крыша для АНБ, ЦРУ или Госдепа. Деятельность Сороса по всему миру ведется в интересах клана Ротшильдов. Вот так, благодаря лояльному американскому законодательству, богатейшие кланы на бумаге умудряются оставаться бедняками и при этом вершить судьбы мира», – подчеркивает экономист.
Катасонов приводит в своей книге таблицу ТОП-20 благотворительных фондов США (на 2014 год), из которой можно сделать любопытные выводы. Судите сами: первое место – Bill & Melinda Gates Foundation: активы – 44,32 млрд. долларов, выдано помощи – 3,44 млрд. долл., получено пожертвований – 4,40 млрд., второе место – Ford Foundation: активы – 12,40 млрд., выдано помощи – 0,52 млрд., получено пожертвований – нет данных, третье место – J Paul Getty Trust: активы – 11,98 млрд., выдано помощи – 0,13 млрд., получено пожертвований – 0,01 млрд. долл.
Как видим, объем ежегодно выдаваемой помощи в пропорции к поступлениям и общей сумме накоплений минимален, а учитывая целевой характер данной помощи становится очевидной истинная роль БФ – это своего рода хранилища-кубышки, которые “хозяева денег” предпочитают банкам, да еще и влияют с их помощью на все мировые процессы.
«Когда в Белый дом пришел Барак Обама, он объявил войну трастам и офшорам. В прессе появлялось много интересных статей – сколько там прячут “отмытых” денег американские компании и банки. В основном называлась сумма порядка 100 млрд. долларов. В итоге Америка, как провокатор, зарядила всю Европу на борьбу с офшорами, но сама данное соглашение не подписала. Мало того, что США предлагают своим клиентам «услуги» трастов и “крышу” благотворительных фондов, они превращают целые штаты в зоны с особо благоприятным режимом по части налогов и финансовой отчетности, в том числе для нерезидентов. Особенно привлекательны в этом отношении штаты Делавэр, Невада, Юта. Кроме того, клептоманов со всего мира привлекает рынок элитной недвижимости в Калифорнии, Нью-Йорке – объекты от 2 миллионов долларов и выше. Так что, если покопаться, выяснится, что самый большой офшор в мире – это США», – делает вывод Катасонов.
В самой интригующей части дискуссии, отвечая на вопрос одного из слушателей в зале, экономист раскритиковал финансовую реформу в Российской Империи, проведенную министром Витте, назвав ее одним из инструментов закабаления России «хозяевами денег».
«Кто-то считает, что денежная реформа министра финансов Российской Империи Сергея Витте обеспечила России экономический рост, но на самом деле она проводилась в интересах заклятых врагов нашей страны, проводилась кулуарно. Император Николай Второй вообще был не очень в теме ее нюансов. В общем, масон 33 градуса Витте сумел протащить эту реформу и серьезно осложнил экономическое развитие России. В 1867 году, вопреки утверждениям многих современных учебников, создание золотого стандарта еще не начиналось – оно стартовало в 1871 году. А Россия лишь спустя четверть века присоединилась к этому кругу “золотых валют”, хотя у нас было время оценить и понять, в каком упадке находится европейская экономика. А Великая депрессия началась еще в 19 веке, и она была как раз связана с введением золотых валют – потому что после этой реформы денег в обращении стало в два раза меньше», – отметил профессор.
«В 1864 году состоялась действительно серьезная парижская конференция, на которой страны-участницы договорились о синхронном вводе у себя биметаллического стандарта – золота и серебра в стоимостном выражении. Тогда не было устойчивого паритета между золотом и серебром, и Франция взяла на себя обязательства: посредством интервенций на рынке она будет держать паритет – 12,5 унций серебра за унцию золота. Так с какого, простите, бодуна в 1867 году развитые страны отказались от своего решения и вдруг начали вводить золотой стандарт? На самом деле синхронно никто его не вводил. А вот когда «золотому канцлеру» Германии Бисмарку в 1871 году навязали золотую марку, начались проблемы. За маркой последовал французский, бельгийский франк и т.д. Россия подсела на “золотую иглу” Ротшильдов синхронно с Америкой, и Сергей Витте, вне всякого сомнения – ставленник этого клана. В результате мы начали брать кредиты у Ротшильдов и накануне Первой мировой войны имели самый большой в мире внешний госдолг, превышающий ВВП страны. По окончанию ПМВ наш внешний долг был оценен в 18 млрд. золотых рублей», – продолжил экономист.
«Помните, как говорил министр финансов Российской Империи Иван Вышнеградский в 90-е годы 19 века: “Сами не доедим, а вывезем (зерно и другие продукты)”. А ради чего не доедим? Чтобы создать золотой запас. А зачем нужен золотой запас? Чтобы ввести золотой рубль. А для чего его вводить? Чтобы оказаться в полной зависимости от Ротшильдов. Вот такая “многоходовочка”. К сожалению, высшие слои общества, аристократия России очень слабо ориентировались в вопросах экономики. Уже с конца 18 века началась промывка мозгов нашей интеллигенции. Ведь на тот момент у нас никакого отдельного экономического образования не было – было общее понятие образования», – заметил Катасонов.
«Сегодня мне крайне сложно разговаривать с политиками, с предпринимателями… Многие из них искренне считают: вот когда мы уйдем от внешнеторговых расчетов в американских долларах и перейдем на рубль – тогда у нас все сразу наладится. Объяснить людям, что рубль не должен ходить за пределами России – крайне сложно, потому что одному поколению уже промыли мозги. В своей книге “Экономика Сталина” я пытался объяснить: в советской эпохе действовала отличная трехконтурная денежная система. Рубль не выходил за пределы СССР, он не гулял по Европе, никто не занимался его конвертацией и биржевыми спекуляциями на нем. Пока Российская Империя строилась без западных учебников и кураторов, все было нормально. Как только мы начали использовать западные книги, начали бесконечные экономические реформы при Александре Втором – все пошло-поехало. Точкой отсчета для событий 1917 года были как раз эти реформы – они дали старт развитию капитализма. И если бы история остановилась на февральской революции, буржуазная Россия точно превратилась бы в колонию Запада. Страну со всеми ее природными ресурсами просто бы «конфисковали» за долги, которые были неподъемными. Так что большевики поступили совершенно правильно, аннулировав в январе 1918 г. все обязательства по долгам царского и Временного правительства», – делает вывод Катасонов.
Отвечая на вопрос о роли большевиков в экономическом оздоровлении страны, Катасонов предложил обратиться к метафизике истории.
«Чисто рационально объяснить, как большевики пришли к власти, я не в состоянии. Мы люди православные, а православные прекрасно понимают, что такое чудо. Это когда Господь Бог вмешивается в ход исторических событий. Мне кажется, это как раз тот самый случай. Октябрьская революция 1917 года случилась как спасение. Я согласен с теми, кто говорит – большевики у власти были страшными, ужасными людьми. Но Господь вершит историю руками не только благородных людей. Иногда он делает и так, что дьявол тоже участвует в этом процессе. Мы с вами вовлекаемся рассуждение об очень сложном предмете – метафизике истории. Нет никаких случайных событий, есть промысел Божий. При общем низком интеллектуальном уровне большевики каким-то образом догадались подписать декрет об отказе от долгов прежней власти. Почему так случилось, знает только Господь Бог», – заявил Катасонов.
В заключение профессора спросили, что бы он сделал, оказавшись у руля ЦБ или Минфина и получив контроль над кредитно-денежной политикой страны.
«Во-первых, я бы добился начала практической реализации закона о неконтролируемых островных компаниях, или, как говорят в народе, закона о деофшоризации. Чтобы реально чем-то управлять, правительству надо прежде всего перестать делать из страны экономический проходной двор. Второе – необходимо ввести жесткий контроль за трансграничным движением капитала. В среднем в год чистый отток средств из России составляет 100 млрд. долларов – это в том числе и инвестиционные доходы, которые выводят из страны иностранные инвесторы. Эта дыра не позволяет нам держаться на плаву», – отметил Катасонов.
«Третье – я бы вышел из ВТО, хотя понятно, что это всего лишь декорация, и мало кто уже воспринимает данную организацию всерьез. Далее – серьезный комплекс проблем, связанных с Центральным банком. Я бы попросил внести изменения и поправки в статьи Конституции РФ, утверждающие статус ЦБ. Грубо говоря, сделал бы его настоящим органом государственного управления. Следующим шагом уже государственного Банка будет радикальное изменение денежной эмиссии. Сегодня в активах ЦБ в основном иностранная валюта – это наши международные резервы. Фактически это значит, что он развернут в сторону Запада, размещает депозиты в западных банках и покупает казначейские бумаги США, помогая им затыкать дыру в бюджете. Причем госдолг Америки растет прежде всего за счет повышения военных расходов, направленных против России. Мы оплачиваем им веревку, на которой нас же собираются повесить. Эту практику пора кончать», – продолжил он.
«Соответственно, – продолжил эксперт, – вместо валюты в активах ЦБ должны быть прежде всего кредиты тем банкам, которые сегодня работают с реальным сектором нашей экономики. Сегодня практически все кредитные организации работают на финансовых рынках или занимаются выводом активов за границу. Возможно, реформирование банковской системы РФ необходимо провести еще до изменения модели денежной эмиссии».
«Не буду говорить о деталях, но я бы поднял архивы и посмотрел на реформу конца 20-х – начала 30-х годов прошлого века. Тогда в СССР было около тысячи банков, а к 1932 году осталось всего несколько ключевых организаций: Госбанк, Промстройбанк, банк для внешней торговли, выполняющий функцию государственной валютной монополии. Все это можно сделать аккуратно, без лишнего шума, естественно, вовсе не обязательно для этого всех расстреливать и убивать», – добавил экономист.
«Я считаю, что это была блестящая сталинская реформа, построившая государственную банковскую систему, которая просуществовала в таком виде более 50 лет. Именно благодаря ей мы и провели индустриализацию. А уже потом, когда мы проведем реформирование второго уровня банковской системы, то есть коммерческих банков, можно переходить к новой модели эмиссии и поднимать реальный сектор экономики. Поскольку банки создают деньги, а система кровообращения – это слишком серьезно, я думаю, что вся банковская система должна находиться в руках и под контролем государства», – завершил свое выступление В.Ю.Катасонов.
 (http://ruskline.ru/news_rl/2017/09/12/valentin_katasonov_oktyabrskaya_revolyuciya_stala_spaseniem_dlya_rossii/)
06.09.2017
Виктор Бараков
0
30
Игорь Стрелков: “Приехали” (Хроники предательства)

Сколько колобку не катиться, а в итоге в Гаагу прикатится. Почему? Да потому что круглый… и не только в смысле внешней формы.
Точно также катился прежний “колобок” – Милошевич. Один в один катился, милый…
Он тоже был крайне обеспокоен вовсе не тем, что сербов в Книнской Крайне регулярно убивают, а тем, что его собственные сербы (в тогда еще существовавшей Югославии) были данным фактом недовольны. И никакие попытки пропаганды внушить, что в Книне живут “неправильные сербы” и вообще – “ленивые книнские хорваты” – там и тогда не очень проходили… время было другое и страна – тоже.
И однажды Милошевич (не сразу, не быстро и со скрипом) но всё же “нашел” нужный и всем удобный вариант: “переложить” Крайну на “международных миротворцев”, которых туда ввели с его согласия (а местным сербам руки выломали примерно также, как выламывают марионеткам в Донецке и Луганске).
А потом, в один вовсе не прекрасный (для сербов) день – 4 августа 1995 года, хорватская армия начала наступление. И (кто бы мог подумать?) – без малейшего сопротивления прошла через позиции всех т.н. “миротворцев” (в том числе – канадских, подробнее – тут: http://pravaya.ru/look/4310 ), и атаковала позиции понадеявшихся на них сербов. Через три дня операция завершилась полным изгнанием всего сербского населения из мест, где они исконно (пол-тысячелетия) проживали.
Милошевич страшно кричал и махал руками, возмущался и обвинял “миротворцев”. Но сам, опасаясь нарушить “священное международное право”, вмешаться даже не попытался. Надо думать, он даже вздохнул (умница, местами равная нашему Наногению) с облегчением – в надежде на то, что теперь-то уж, наконец, “дорогие западные партнеры” от него отстанут… А всю вину за геноцид сербского народа он с себя так удачно скинул.
Угу. Дальше была Босния и Косово. Потом – Гаага и жалкие попытки (уже в тюрьме) этого гнусного ничтожества выставить себя эдакой “невинной жертвой”. Закончившаяся сердечным приступом и безвременной кончиной.

Вот теперь, совершенно явно, такая же “блестящая мысль” пришла в голову и Владимиру Владимировичу. Браво, Путин! Ты опять собрался всех переиграть? Ввести миротворцев, вывести “ихтамнетов” (ибо скрывать их присутствие при наличии “голубых касок” будет совсем уж трудновато), а потом “умыть руки”, да? Типа “я – не я, и лошадь не моя”?
Ну, гениально, да… Привет Милошевичу!

Одна надежда – так удачно “спрыгнуть с темы” и продлить свой “ярлык на княжение” еще на какое-то время нашему Наногению могут не позволить “дорогие партнеры” – западные и киевские. У них могут оказаться совсем другие планы и “отложенная порка” их может не устроить. Возможно, им нужна будет “скорая и показательная”.
А если же нет…
Когда свергали морального педераста Милошевича – в Белграде в едином порыве объединились абсолютно все – от крайних либералов до крайних националистов. С участием массы обездоленных беженцев (некогда боготворивших Милошевича почти также, как в 2014-м боготворили Путина). При мрачном молчании армии и спецслужб – на которые последний полностью рассчитывал, но которые полностью самоустранились в решающий момент.

Путь предательства – узок и скользок. И всегда ведет в пропасть. И множество раз трусливые и бездарные правители, пустившиеся по нему, соскальзывали вниз с одним и тем же прощальным криком: “Не виноватая я! Так получилось!” Но никто им не сочувствовал.

“А ушедший в ночные пещеры,
Или к заводи тихой реки –
Повстречает свирепой пантеры
Наводящие ужас зрачки” (Н.Гумилёв).

(https://vk.com/igoristrelkov?w=wall347260249_179976)

 

Страница 1 из 712345...Последняя »