Вологодский литератор

официальный сайт
1
84
Сергей Багров

Сергей Багров:

ОЖИДАЮЩИЕ ГЛАЗА Светлой памяти Виктора Коротаева

Вот уже 22 года, как нет с нами Виктора Вениаминовича Коротаева.
Поэтический бум 60-х годов минувшего века охватил все города
страны. В том числе и нашу уютную Вологду. Это было златое время таких
поэтов, как Евтушенко и Вознесенский, Рождественский, Викулов и Орлов.
Рубцов даже в Вологде был тогда еле слышен. Куда его громче были Чулков,
Романов и Коротаев.
Виктор Вениаминович Коротаев воистину был кумиром у вологжан.
Поэт брал лихой напористостью стихов, в которых звенела удаль и
бесшабашность. В то же время стихи его отмечали походку страны. В них
были главные повороты и норы жизненных проявлений, где зло и добро
устроили поединок, и хотелось понять, кто из них победит.
Первые книжки поэта шли в народ с горячим успехом. Встречи в домах
культуры, в библиотеках, в строгих партийных залах, в школах, техникумах и
вузах. Всё шло лихо и интересно. Коротаева нарасхват приглашали туда, где
шли азартные споры, где ожидающие глаза, где человеку хотелось
почувствовать живость слова, и как это слово может вызвать в груди
щемящий переполох.
Всем слоям населения Вологды был Коротаев угоден. Его обожали и
молодые и старые. Даже партаппаратчики испытывали к поэту повышенный
интерес. Были, конечно, и те, кто Виктора не любил. Пускался в ход пошлый
слух, мол, Коротаев везде любимчик. В любой кабинет обкома войдет,
открывая высокую дверь не рукой, а ногой.
Ногой – сильно сказано. Но то, что поэт появлялся в любых кабинетах,
будь они, хоть того значительнее и выше, так в этом нет ничего и плохого.
Так всё и было. И делал это поэт не в личных целях с тем, чтоб чего-то
выпросить для себя, а исключительно лишь для дела.
Коротаев многие годы руководил Вологодской писательской
организацией. Для неё он собственно и старался. Для неё и к высоким
боссам вынужден был время от времени заходить. И его там, вверху, в
большинстве своём правильно понимали. Помогали кому-то из юных
талантов с работой, жильём, с переездом в Вологду из района. Так,
благодаря содействию Коротаева, хождению его по инстанциям переехал из
Грязовца в Вологду замечательный лирик Сережа Чухин. Или приехала из
Сибири в Вологду очеркистка Людмила Славолюбова. Приехала
посмотреть: понравиться ли ей наша Вологда? Посмотрела. Понравилась.
Здесь и осталась, заполучив в центре города привлекательную квартиру. С
той же целью приехал к нам из Перми Виктор Петрович Астафьев. Тоже хотел
понять: уживется ли он здесь с вологодским писательским коллективом?
Понял, что уживется. Потому вместе с женой, тоже писательницей Марией
Семеновной Корякиной, здесь и обосновался. Уговаривать, убеждать,
защищать хорошего человека, сделать что-то доброе для него – это было у
Виктора Вениаминовича в крови.
Удивляла энергия, с какой поэт успевал справляться со всеми делами,
оставляя время и для стихов, которые мог писать где угодно, даже на улице,
когда шел из дома в писательскую контору или когда сидел на каком-нибудь
скучном собрании, в конце которого мог сам себя же и похвалить: «Успел!
Спасибо тем, кто наводит здесь скуку.Стихотворение, кажется, получилось!»
В своё время мысленно я Коротаева сравнивал с Цицероном. Благо не
раз и не два был свидетелем того, как Виктор Вениаминович одновременно
мог вести пять, а то и шесть дел. С кем-то разговаривал по телефону, кому-то
пожимал бодро руку, время от времени взглядывал на свежее
стихотворение, которое только что принес ни в чем не уверенный юный
лирик, и даже кивком головы послать бессменную секретаршу Елизавету
вниз к горкомовскому вахтеру, чтобы та принесла сюда почту.
Поэт, хозяйственник, администратор, шутник, душка-руководитель –
сколько качеств в одном человеке! И в каждом качестве был Коротаев
непревзойдён.
Удивительно, когда и как к делам поэтическим он мог добавить еще и
прозу. Успев и тут проявить себя как занимательный беллетрист, выпустив
повествование про убийцу Николая Рубцова «Козырная дама» и сборник
рассказов «Стояли две сосны».
Многие писатели в 90-е годы, когда пошла, гулять по стране
рыночная стихия, оказались застигнутыми врасплох. Коротаев, один из
немногих, не растерялся. Совместно с рыночными партнёрами открыл
издательство по выпуску книг и брошюр. И в помощь к себе привлек
оставшихся не у дел вологодских прозаиков и поэтов. Благодаря чему
появилось ряд свежих изданий. В их числе и роман-газета на вологодском
материале, а также двухтомник Николая Рубцова с наиболее полным
выпуском его стихов, а также рассказов о нем и поэтических посвящений.
Виктор Коротаев! Как много о нем уже сказано! Как много о нём еще
скажут. Человек-душа. Человек-забота. Весельчак. Наконец, заботливый
семьянин. Как он любил жену свою Веру! Своих детей Оленьку с Сашей! Хоть
и не часто, но иногда я бывал у него в семье. И всегда ощущал себя здесь
своим у своих. Здесь всегда царила атмосфера великодушия, простоты и
доверительности друг к другу. Но однажды не стало хозяина. Не
представляю, как Вера с сыном и дочерью это перенесли.
Весь внешний вид поэта, привлекательное лицо с оливковыми
глазами, цыганская борода, просторная грудь, крупные пальцы рук, к
которым никак не подходила ни ручка, ни карандаш, которыми он написал
целое море стихотворений, всё казалось бы, предназначено было для
долгой, большой и уверенной жизни. И вдруг эта глупая смерть. Смерть в
разгаре творческих созиданий, когда создавались новые вирши, выходили
новые книги, строились планы. Виктор Вениаминович приехал
только что из Москвы. Довольный и радостный оттого, что дела
издательские пойдут сейчас круто вверх. Потому и бокал вина выпит был за
будущие победы. Кто бы мог знать, что в бокале этом подстерегала поэта
смерть. Умер Виктор Вениаминович, может, и сам не поверив в собственную
кончину. Был вместе с нами и вот ушел к своим стародавним друзьям. К
Николаю Рубцову. К Сереже Чухину. А через две недели будет в этой
компании и Леня Беляев.
Все они, перлы русской литературы, ушли в поэтический рай с
божественными стихами. Все они могли бы и задержаться на этом свете. Но
судьба повернула их в страшную сторону, где ставилась ставка на жизнь.
Потому теперь они и не с нами. С нами только их ореол. Он, как памятник в
сонном мире, посылающий нам оттуда неувядающие стихи.
Большую память оставил о себе Виктор Вениаминович. Она не только в
его стихах и книгах, в его многочисленных выступлениях. Она и в хоре наших
воспоминаний. И в детях его, уже повзрослевших Оле и Саше. Замечательно
то, что Александр выбрал дорогу отца. Пишет стихи. Исключительно
самостоятельные, ни в чем не повторяющие творения своего отца. После
прочтения их я дал Александру рекомендацию для вступления его в
писательский Союз.
Виктор Коротаев не просто поэт размашистый и многоцветный, он еще
и поэт наступающий, в прямом смысле этого слова, умеющий захватить
большую территорию России, заполнив ее вологодским дыханием, которое
шло и идет от наших полей, лугов, деревенских избушек и городов. Там
именно и могли родиться его энергичные рифмы, прославляющие мир,
родину и любовь.
Прекрасно однажды в России родиться
Под утренний звон золотого овса…
Кто ему мог подсказать это равнинно-русское, светло-великое,
свято-земное очарование? Спрашиваю себя до сих пор.
avatar
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Comment authors
Алешинцев Николай Созонтович. Recent comment authors
сначала новые сначала старые
Алешинцев Николай Созонтович.
Гость
Алешинцев Николай Созонтович.

Виктор Вениаминович даже у меня в отдалённом совхозе Великоустюгского района “Первомайский” умудрился побывать. Мало того нашёл время для оценки моих поэтических опытов и их приведения в надлежащий вид.
Умница, а какая энергия? Вспоминаю и скорблю. Перечитываю и восхищаюсь.