Вологодский литератор

официальный сайт
01.01.2018
1
85

Инга Чурбанова САД В ОГНЕ ЗАЦВЕТАЮЩЕМ ВИЖУ Стихотворения

   

* * *

Я иду по деревне.

Деревня пуста:

Ни старух, ни детей,

Ни крыла, ни хвоста.

Всё уходит в песок:

Подрастают пески.

На песках-бодряках

Подрастают лески.

Мало нас среди этих

Лесков и болот:

Обесплотился

Дружбы народов оплот.

…Продираюсь, как ворог,

К деревне пустой.

Травостой вкруг избушек,

Густой травостой.

Детства, юности сны

Обступают меня,

Клеверами-коврами

Укрыв, полоня.

Подчиниться? Остаться?

Связать эту нить?

Только нас здесь не станут,

Чужих, хоронить. –

Мы чужие. И звук

Наших новых имён

Тонет в русских краях,

В дебрях чудских племён.

…Печь.

Дровищи, снежищи,

Сибирь. Холода.

Наши дети уже не приедут сюда?

Все ключи подо льдом:

Не отрыть, не открыть.

По-над миром моим

Зарастания прыть:

Ни старух, ни детей,

Ни крыла, ни хвоста…

…Я иду по деревне:

Деревня пуста.
* * *

Отревусь, отрекусь, отскандалюсь

И узлом свою жизнь завяжу.

Даже ночью мне снится усталость, –

Не живу: не могу. Ухожу.

Я с глазами открытыми брежу,

А с закрытыми – всюду брожу,

И всё реже, всё реже, всё реже

Я о чём-нибудь Бога прошу.

Мне пора. Некрасиво шагая –

Не по-женски, смешно, широко,

Ухожу безнадёжно другая

В новый мир – безнадёжно другой.

Мне пора: там красивая осень

Рыжиной выжигает дотла

Всё, что ветер из лета приносит,

Всё, что я на себе принесла…

Пусть с меня облетит позолота.

И, забыв обнищания страх,

Снова выучусь пенью по нотам

И по птицам на проводах.

Снова выучусь немногословью,

Тихим песням, где трепет и грусть,

И назад – с первобытной любовью –

В наше чёрное время вернусь.

*  *  *

Всё будет, как быть положено:

Не в молодости, так в старости.

…Трава умирать накошена,

А пахнет – медовой радостью.

 

Цветами и сладким запахом –

Уйти не спеши! – приковывает!

…Пока росла – жгла, царапала,

А скошена – лежит шёлковая…

 

Играючи ноги трогает,

И гладит, и шепчет ласково…

Пока росла – была горькая,

Скосили – и стала сладкая!

 

Скосили – и стала лёгкая,

Как в самой далёкой младости…

…Трава умирать накошена,

А пахнет – медовой радостью…

 

* * *

Гудят, лютуют оводы,

Репей еще не цвел,

И лук покуда молод, и

Шиповник розки свëл.

 

Но ветер травы трогает,

Пыльцу не бережет:

Зачем беречь? В том проку нет,

Что солнце пережжет…

 

…Пчелою чую чудное

Дыханье медовых,

Пчелою я лечу на них

И обираю их.

 

Когда-нибудь, когда-нибудь,

Когда зима придет,

Напомнит то летанье мне

Тугой, пахучий мед.

 

 

* * *

И вырос день, и ночи сношены,

Как юбка, короток февраль. —

Он никогда зимы порошами

Моих колен не прикрывал.

С души снега, как с крыши, стаяли,

И стало холодно вдвойне:

— Оставь, весна! И так устала я

С собой участвовать в войне!

И мне не жаль того хорошего,

Что утонуло в стуже лет,

Ведь мне не жаль, что ночи сношены,

А жаль, что не о ком жалеть.

 

* * *

Молчаливые поссорятся –

К языкастому идут:

Помоги в междоусобице

Слово правое ввернуть!

Мы и сами бы с усами бы,

Только мы – ни “ме”, ни “бе”,  –

Ты бы так бы посусальнее, –

Посподручнее  тебе!

Языкастый – вот старается,

Тарахтит и сяк, и так, –

Рассказать про все пытается,

Чтобы, значит, был контакт…

Есть контакт! – Дошло… Обидело!

Что молчалось – понял всяк!

…Языкастого завидели,

Да за хвост, да об косяк…

…Сколько шей еще намылится

За подобный за дебют!

…Молчаливые помирятся,

Языкастого – убьют…

 

***

                «Я несла свою беду

                                      По весеннему по льду…»

 

На какую беду толкнула тебя – не помню,

От какой беды отмолила тебя – не знаю.

Может, в  счастье полное пустословлю,

Пустозвонами жизнь твою пустославлю?

 

По весеннему по льду –

И куда же я иду?

 

Может, слушая плачи мои, ты, скучая, скажешь,

Что живёшь хорошо, и про беды про те не знаешь…

Или я совершила всех бед наших тайных кражу,

И сегодня тащу одна я все беды наши?

 

…Я несу свою беду, я несу твою беду, –

Как бы лёд не проломился, если я к тебе пойду….

 

Тихо и просто

 

Чайник поставила,

печку топлю,

В камень скрутилась, сгорая, берёста.

С кем это было:

«ревную», «люблю»?

В пламени – остов.

 

Чай с шоколадкой

и трёп в эсэмэс, –

Фразы изысканны,

смыслы наивны…

Кто в именительном?

Пусто. Парез.

Нет у разлюбленных

права на имя.

Ровно объяты поленья в печи

В форме  прошедшего времени пылом.

Выхватить имя, обжегшись? – Молчи!

Всё это – было и сплыло!

 

Сплыло, мой нежный…Салют кораблю!

Непостижим его путь до погоста.

Остовом прошлого – печку топлю,

Тихо и просто.

 

***

Я давно не смотрела в огонь,

Я живу в батарейной прохладе,

И зимы ледяная ладонь

Всё смелей мои волосы гладит.

 

Всё спасенье моё – семена

Прошлогодней календулы рыжей:

Я себя в тот обман заманя,

Сад в огне зацветающем вижу.

 

Сад пылает — а мне нипочём!

…Сад багряные листья бросает…

Мне в осеннем саду горячо,

Я по огненным листьям — босая…

1
Комментарии к записи

avatar
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Comment authors
Алексей Recent comment authors
сначала новые сначала старые
Алексей
Гость
Алексей

“И вырос день, и ночи сношены,

Как юбка, короток февраль. —

Он никогда зимы порошами

Моих колен не прикрывал.”-какой замечательный образ! А какое не затёртое сравнение:”Как юбка, короток февраль”. Чудесно!