Вологодский литератор

официальный сайт
20.12.2017
0
112

Стихи участников премии «В начале было Слово»

Людмила Кузнецова

***

Снег сыплет, сыплет, чаще, чаще

На дом, крыльцо и дровяник.

Пустующий почтовый ящик

К забору шаткому приник.

 

И не читают и не пишут.

А в щель для писем и газет

Болтливый ветер шумно дышит

Не первый год,  с десяток лет.

 

Снежинки падают за ворот.

Через сугробы свой портфель

Малыш с трудом несёт. А город

Ждёт небывалую метель.

 

Меня же ноги по привычке

Несут к киоску «Роспечать»…

«Обед» – обидная табличка.

Я злюсь, и хочется ворчать.

 

Но рядом тот с портфелем кроха.

Он вдруг  читает вслух стишок.

А значит, всё не так уж плохо.

Возможно, даже хорошо.

 

***

Морозно, холодно снаружи,

Но в доме жаром дышит печь.

А значит, не остынет ужин,

И будет серый кот стеречь

Сметану в круглой низкой кринке.

А бабка  гнать его метлой,

Дед брюки штопать по старинке,

Корпя  над ниткою с иглой.

Опять ворчать весь вечер будет:

«Плохие куплены очки,

Хороших нет костей на студень,

Мешают ночью спать сверчки».

Потом достанет из комода

Заветный орден боевой,

И скажет: «Чист перед народом».

И вспомнит битву под Москвой,

Что ранен был в боях под Ельней.

Старуха вдруг смахнёт слезу

И поцелует крест  нательный,

Старик же  – Красную Звезду.

 

 

Ольга Кульневская

 

В ВОЛОГДУ

А Вологда приветит нас распутицей,

Толпой людской

на тротуаре слякотном

И синевой,

что вдруг нежданно спустится

И улицы завесит мягким бархатом.

А мы пойдем…

Стихи в пакеты спрятаны.

И путеводно светится

над крышами

Полоска неба

цвета «беж», примятая

Лиловой тучей,

круглою и пышною.

А нам, провинциалкам, это нравится:

И жутковато, и смешно, и весело,

Что нас встречает

Вологда-красавица

Своею незнакомой шумной песнею,

Суровым взглядом чудотворца строгого

В вечернем храме

рядышком с гостиницей…

…Ну, а пока железною дорогою

Спешим вперед, чтоб с Вологдою

свидеться.

 

 

 

Лешуков Леонид

 

Мой крест

 

За рекой закат кровавый.

Бок отлёживает правый

кот на вымытом крыльце.

Веник в кованом кольце.

Вновь пошаливают нервы.

Донимает ежедневный

в тополях вороний гвалт.

Город ждет. Я ехать рад,

но железное кольцо

на родном крыльце не хочет

отпустить меня пока.

Да далекая река

манит тёплою протокой,

да знакомая сорока

ежедневно шлёт мне весть,

что грибов в лесах не счесть.

Мама засветло сходила,

а меня не разбудила.

Пожалела, знать, меня.

Берегут меня, хранят.

Только я, видать, беспутный,

Утром  вновь  на перепутье

маме, дому поклонюсь.

А вернусь ли – не вернусь?

Не загадываю боле.

Шаг за шагом через поле

по просёлку ухожу.

Белый крест в руке держу.

 

Вологодская весна

 

В стороне, чужой, далекой,

где печаль я пил до дна,

мне почудилась, проокав,

вологодская весна.

Прилетела с первой стаей

громкогласых журавлей,

значит, снег уже растаял

в Вологодчине моей.

Соловьиные распевы

полонили чистотой

синей  речки берег левый:

невысокий, некрутой.

В тихом  парке над угором

жжёт костер любви весна,

наклонилась над собором

бледноликая луна.

И звенят в раздольном беге

и сверкают родники,

и синее  сини в небе

звезд холодных огоньки.

И бежит к реке дорога,

и спешит по ней весна

вдоль по улице пологой

в дом, знакомый, в три окна.

И качается над речкой

шаткий мостик подвесной,

вьёт вода вьюны – колечки

сине-белою  волной.

И стучат по тротуарам

каблучки и каблуки,

город, старый и нестарый,

спит в излучине реки.

…Ты опять меня влюбила

и опять лишила сна,

соловьями разбудила,

вологодская весна.

 

Дарья Вологина

 

Вот они, мы с тобой…

 

Мы умеем:

тратить своё драгоценное время на бессмысленные
разговоры, споры и проклятия
и надевать единственное короткое платье
на встречу с лицом, к которому
антипатия.

Вставать в 6:15,
чтобы успеть приготовить ужин, обед
человеку, который, вроде бы, нужен,
а врод,е и нет,

и…

находить ответ на вопрос, когда ты и так перегружен
бесконечным количеством странных забот и слов,
когда ты не видишь снов
и на всё готов ,
чтобы порвать этот чёртов круг.

Прятать холодные капли своих слёз
за улыбкой такой смелой,
но непривычной
и думать всерьёз
о том, что внешне всё должно быть отлично.

И срочно бежать от кого-то к чему-то,
вспоминая смутно каждое утро,
в которое ты обещал
опустить курок,
но почему-то
так и не смог.

Боль причинять тому, кого ты любишь
и ровно столько же ненавидишь.

Выходить на улицу только ночью,
чтобы почувствовать её запах
и очутиться в её беспощадных, но нежных лапах.
И смотреть на звёзды,
такие далекие и безгрешные.

А ещё топить своё одиночество
в литрах водки, не закрывая глотки
и пересматривая старые фотографии.

Говорить матери “Всё в порядке”,
когда еле дышишь
и ничего не слышишь, кроме бешеного стука
своего сердца,
которое вот-вот выпрыгнет, не издав ни слова, ни звука.

Вот она жизнь, без прикрас,
про двоих нас.
Таких молодых, но никому не нужных.
Грустных и непослушных.
Про нас с тобой в одиночестве тлеющих
и глупо верящих в то,
что когда-нибудь всё станет по-другому.

Вот они, мы с тобой.
Слепые, но вдаль смотрящие.
Наивные и бестолковые, но настоящие.

Кушина Виктория
***
В темном круге ветвистого дуба

Целовать твои руки позволь.

Ночь больна, и не слышно ни звука.

Холодеет от ветра ладонь.

В темном круге замшелых стволов

Я тянусь к твоей бледной руке.

Ночь темна, и не видно следов

На плывущей устало листве.

В темном круге стою я один,

По колено стою я один

В ледяной застоялой воде.

 

***

Шелковой лентой подвяжу рукава у запястий.

Мокрые руки сжимают горло из глины.

Тают кувшины под солнцем, и пресноводные чайки

Клювом вскрывают соцветия бледных кувшинок.

Острые рты заплетаются в стеблях подводных.

Мокрые перья, и руки сырые от глины.

Тянет на дно, кличет во тьме перепелка,

В воду роняя красные клочья рябины.

 

***

Пахнет осенней грустью –

Сухими листьями и дождем с крыш.

Я бы соткал тебе зонт из сохлых гвоздик

И завядших ладоней молитв,

Что затихли на полуслове.

Я бы ночью костры разжигал впотьмах,

Чтобы путь осветить тебе к дому,

Где кроме резьбы на ступенях, покатых крыш,

Нет ничего. В буреломе –

Сонные ласточки льют в ночи

Свои горькие песни о громе

Что сжигает гнезда и бьет во все,

Что им так знакомо

И если я ласточка та – молчи,

Я укроюсь в доме.

И если ласточка я – молчи

И подставь ладони.

 

 

Открытка

 

Тонкие волосы сжаты в плетенье косы,

Крошечный рот в полумраке придавлен улыбкой.

Ветхое время рисует портретам усы,

Ей, постаревшей, морщины дарует с избытком.

Светел и чист в предрассветной тиши океан.

Юноша в лодке ей машет с размытой открытки.

Память печально подвяжет на ней сарафан.

Скрипнет под ветром засов приоткрытой калитки.

 

 

Сергей Корчнев

 

***

Я всё забыл, оставив за порогом                                                                   Шальную  ночь, обрывки тусклых снов.                                                                     Я одурел от утра, от такого,                                                                                       Что с ним сравнима лишь Любовь!

Тепло от солнца, как от поцелуя,                                                                                Ещё  молчанье птиц, нет шороха листвы,                                                                   Роса на шёлке трав, босой хожу я –                                                                            Весь мокрый и глухой от этой тишины!

Спускаюсь к речке чьими-то следами,                                                                Вдыхая аромат раскрывшихся цветов.                                                                   Туман, как запах – густ и осязаем,                                                                            Вхожу в него, как в первую любовь!

В речной прохладе, с лёгким замираньем,                                                             Ныряю в солнце, раздробив в волне.                                                                             И я плыву, и я борюсь с желаньем –                                                                         Навек остаться в этой тишине!

Но, нет! Туда – где ночью жизнь сияла,                                                                            Я возвращаюсь, где тепло и кров!                                                                           Ты улыбаешься мне из-под одеяла!                                                                           Уже проснулась, ты? Да здравствует Любовь!

 

 

Завалинка

 

Наш городок – маленький,                                                                                     Все жители в нем – соседи,                                                                                                Вместо ботинок – валенки,                                                                                                     Вместо собак – медведи!                                                                                                   Живут – не живут, вроде бы,                                                                                            Пьют водку  да чай с бубликом.                                                                                            Вот такая, моя Вологда –                                                                                                     Сама по себе Республика!                                                                                                          Есть у меня развлечение –                                                                                        Поливать на окне настурцию,                                                                                                   А еще есть одно влечение –                                                                                        В Череповец – на экскурсию!                                                                                                  А нет, так пойду к Варюшке,                                                                                                 А то скоро лето кончится,                                                                                                                             Одену на руки варежки –                                                                                          Замерзнуть больно не хочется!                                                                               Пойдем с ней гулять вечером,                                                                                               Всю ночь просидим на завалинке,                                                                                                 А чо – мне терять нечего,                                                                                                                              Разве, что только валенки!                                                                                              А вдруг, не захочет завалинку –                                                                                  Внезапно захочет в Турцию?                                                                                             Придется продать валенки!                                                                                         А потом еще и настурцию?!                                                                                                                       Нет, не пойду к Варюшке –                                                                                                 Зимы-то нонче длинные!                                                                                                    Продам-ка я лучше варежки                                                                                                       И пойду в магазин винный!

 

Калашников Дмитрий

 

*  *  *
Молчит златая лесопилка,
Медведь глядит из-за угла.
На зелень щук готова вилка,
Готова к чаю пастила.

Постель заправлена, кадушка
Блестит колодезной водой,
И слышно в чаще, как кукушка
Протяжно  «рэп» читает свой.

 

*  *  *

Капля. Озеро. Река.
Небо. Солнце. Облака.

Ветер. Бабочки. Цветы.
Свет и радость. Я и ты.

***
Только бабочки знают, где край неземного блаженства,
Где душа обретает живые черты совершенства,
И пионы цветут, облетая зари лепестками,
Золотятся долины сквозными закатными снами.

Всё воздушнее дни, всё теплее родная улыбка,
Словно в мутном ручье появилась блестящая рыбка,
Словно треснула соя, и тысячи быстрых жемчужин
Раскатились по кочкам, по ямам, по пням неуклюжим.

Только чуткий способен узнать своё лучшее время,
Когда кто-то повесит на шею счастливое бремя,
Когда чья-то рука перекроет печаль и разлуку,
Заревая душа победит бесконечную муку.

Только бабочки знают пути до небесного царства,
Из нектарных цветов добывают лесные лекарства,
Веселятся, летят над одетыми в зелень холмами,
На закате горят золотыми, как детство, словами!
 

Игорь Круглов

 

***

Сосны в инее, ёлки в инее,

Иней белый на тополях,

Просыпаешься вместе с именем,

Будто с инеем на губах…

Утро ранее, солнце красное.

В небо синее дым столбом,

Поглядишь вокруг – дело ясное,

Всё прекрасное за углом.

День сегодняшний или завтрашний?

Только будущим и живём!

Грустно, весело, даже страшно,

А мы, упрямые, вдаль бредём.

 

 

Вера Багрецова

* * *

Печали твои не со мною,

Их осень уносит с дождём,

Я в лучшее верю с зимою,

С январским разбуженным днём.

Когда вся, до крыш утопая

И пряча былую красу,

Моя сторона голубая

Завьюжена в синем лесу…

Захочется в белых березах

Увидеть бревенчатый дом,

И северным утром морозным

С печным просыпаться дымком…

 

* * *

С сургучных сумерек болот,

По красной клюкве мокрым следом

Туман ушёл. Ему неведом

Уют некрашеных дворов.

По топкой гаревой глуши

Катились звёзды обречённо,

Да с пней, в короны облачённых,

Алмазы падали в тиши.

Сосновая резная вязь

Из хвойных лап… Лес тихо дышит

И шаг зимы совсем не слышит,

И спит, в сугробах затаясь.

Разгул заносчивых ветров…

Жемчужный север на ладони…

За лесом – там, где вьюга стонет, –

Чердачный мир глухих дворов.

Но он меня обворожит

И знак подаст полупрощальный

На откровенность мысли тайной

И осязаемость души…

 

Галина Плетнева

 

Крапива

 

Я – трава.

Крапива я!

Невзрачная,

Некрасивая.

Для кого-то я

Недотрога,

Встала – руки в бок-

На дороге.

Без ручья – реки

Не высохну,

В две сажени, ужо,

Вымахну.

А взвизжит коса –

Снова вырасту,

Соком выбрызну,

Слышно за версту!

Я трава, крапива я.

Жгучая,

Незлобивая,

Незаметная,

Придорожная.

Я живучая

И надежная.

 

Лидия Дурягина

 

Почерк

 

Строчку я пишу за строчкой,

Запятые ставлю, точки.

 

Ряд последний вышел криво,

Да и буквы не красивы.

 

Буква к букве наклонилась,

За другую  зацепилась.

 

Это почерк мой хромает,

Буквы падать заставляет.

 

Старший брат

 

У меня есть старший брат,

С ним играть всегда я рад.

 

Я-то рад, да он не рад,

Потому что старший брат.

 

Автостанция района

 

Автостанция района,

Пассажиров – пруд пруди.

Вот автобус в Устюг. Полон.

Мест свободных не найти.

 

А к водителю бабуся:

«Убедительно прошу!

Посадите меня стоя,

Я и стоя посижу!»

 

Наш автобус отбыл вскоре,

Мне ж хотелось посмотреть:

Интересно, как же стоя

Сможет бабушка сидеть?!

 

 

 

Алена Снезик

 

Осенний возраст

 

Щебечут звонко толпою пестрой

Наивно- глупые, незнакомые.

Глаза блестящие, помады броские,

И пахнут юностью, духами новыми.

 

И смех задорный в устах малиновых.

Мечты несутся конями бойкими.

А осень сыплет листвой рябиновой…

Надежно скрыта тетрадка с двойками.

 

А бабье лето погодой дразнится

И манит, манит девчат на улицу!

А мне уже… Да какая разница!

Возьму и выйду! Пускай любуются!

 

Но спросит юноша – тот, с улыбкою:

«Скажите, женщина, сколько времени?»

Недоумение: «Не ошибка ли?!

Да нет, к тебе обратился. Верно все!»

 

Под козырек возьмет взрослый дяденька

И подмигнет, знать, не все потеряно!

Еще вчера я с толпой нарядною…

«Так все же, женщина, сколько времени?!»

 

 

Евгений Туманов

 

***

Мне деревню эту не спасти,

Да и кто спасти ее сумеет?

Только тихо: «Господи, прости!» –

От души до неба ветер веет,

Храм стоит один, без куполов,

Словно шапку сбросил над могилой.

От души до белых облаков

Ветер веет: «Господи, помилуй!»

Ночью месяц, словно серп, висит,

Может, жатву с поля убирает.

Ветер веет: «Господи, спаси!»

Здесь душа России умирает.

 

* * *

Пригорюнился в углу домовой.

Печь не топлена стоит десять лет.

Над деревней,  над пустой, неживой

То ли вечер загрустил, то ль рассвет.

Календарик на стене отрывной

Все одно и то же кажет число

С красной цифрой, значит, был выходной.

Снегом белым все крыльцо занесло.

На калину снегири прилетят.

День воскресный здесь навечно теперь.

Здесь потемки с тишиной говорят

И скрипит не затворенная дверь.

 

Сергей Истомин

 

***

Я пьян. Меня друзья ведут

По грязным улицам Москвы.

В который раз презренный шут

Испортил праздник им – увы.

 

Я так противен, но они

Спешат – отходит поезд мой.

Метро, вокзальные огни…

А я твержу: «Домой, домой…»

 

Успели мы. В который раз

В последний падаю вагон.

Закрыв глаза, шепчу: «Я вас…

Люблю…». Уносится перрон.

 

Ищу купе. Беру белье.

В тяжелом забываюсь сне.

И сердце бедное мое

Вдруг слышит голос в тишине:

 

«Когда умрут отец и мать

И опустеет дом родной,

Куда тогда с тобой бежать,

В вагон садить тебя какой?

 

Свобода так горька – увы.

Ты к ней готов, поэт и шут?»

Я пьян. По улицам Москвы

Мои друзья меня ведут…

 

Сергей Печезерцев

 

***

На зари вечерней пламя-зарево,
Смотрят уцелевшие дома…
Может, что-то было и неправильно,
Позже разберётся жизнь сама!

В сердце сохраню я дом с верандою,
Пёстрые в избе половики.
Сотканные бабушкой Ульяною ,
Что жила поодаль у реки…

Летом в зной черёмухи душистые,
Тенью нас манили на скамью…
Громко пели птахи голосистые,
Детство проходило как в раю…

Дом, в котором годы мои детские,
Ветром пролетали за окном.
Были времена тогда советские,
Но в углу иконы над столом.
Все тогда во власть с надеждой верили,
Радовались будущему дню.
Деньгами богатство – нет, не мерили
В праздник приглашали всю родню!

Всё ушло, уклады нынче новые.
Только вспоминаем о былом,
Ветками шумят боры сосновые,
Птицы машут памяти крылом…

 

 

Иголка судьбы

 

Дай мне нить, паучок, золотую,
Её вдену в иголку судьбы…
И на днях проходящих впустую,
Вышью к Богу народа мольбы.

Буду штопать глубокие раны
Без наркоза, до боли. И пусть
Видят все воровство и карманы,
Что набиты за счёт тебя, Русь!

Кирилл Панько

 Разбавленные люди

Замечаю,  с времени давнего,
Много стало чего разбавленного.
Молоко пополам с водою,
Да и водку пивал, не скрою,
Что гореть ни за что не стала,
И на холоде в лед замерзала.
В магазине состав читаю
Колбасы, и вот замечаю,
Кучу разных добавок странных,
Цифр и букв череду иностранных.
Ну, немного там есть и мяса,
Но, разбавлены и колбАсы.
Кофе в гранулах  –  дрянь несусветная,
Чай в пакетиках – не советую,
Серый хлеб из муки сомнительной….
Что ж хотеть тогда от потребителей?!

Умирает, страны прославленной,
Человек, тот еще, не разбавленный,
Сжав в кулак орден “Красной Звезды”….
А на смену приходим  мы.

Разбодяжены  в плане морали,
И на подвиг готовы едва ли….
Новый ГОСТ нынче на человечину.
Да и им-то не все отмечены.

Комментарии к записи

avatar