Слово писателя Поэзия Проза Тема Новости
13.04.2017
Виктор Бараков
0
19
Всероссийский протест дальнобойщиков продолжается уже третью неделю

Мало того, что его практически полностью игнорируют федеральные и региональные государственные телеканалы, но протестующим стараются заткнуть рот и другими способами. Приложение Zello, которое протестующие против системы «Платон» дальнобойщики используют в качестве мобильной рации, запрещено на всей территории России по требованию Роскомнадзора.

Объявлено, что компания Zello Inc, обеспечивающая работу мобильного приложения-рации, в установленный законом срок «не предоставила сведения для включения в реестр организаторов распространения информации». Zello позволяет использовать смартфоны в качестве мобильных раций, и бастующие дальнобойщики активно применяют его для координации протестов.
Активист организации перевозчиков России по Марий Эл Сергей Рябчиков подтвердил информацию о проверке паспортов у водителей большегрузов, которые участвуют во всероссийской стачке дальнобойщиков и стоят у обочины дороги на выезде из Йошкар-Олы. Рябчиков рассказал, что проверяющие были в штатском, не показали водителям своих удостоверений и не представились. Они переписали номера машин йошкар-олинских большегрузов, которые участвуют во всероссийской стачке дальнобойщиков. Очевидно, это способ давления на протестующих.
В Кропоткине (Краснодарский край) место встречи дальнобойщиков окружила полиция. «Полиции было очень много, они думали, что будут митинги, но у нас ни плакатов не было, ничего. Просто собрание было. Они вручили предупреждение о незаконности проведения митинга», – рассказал лидер местных забастовщиков Сергей Гриценко. Последние две недели из-за давления полиции сам Сергей был вынужден скрываться, но 8 апреля вернулся домой. «Мне надоело прятаться, приехал домой, позвонил в полицию, сказал: «Хотите – шлите повестки».
Однако всех не запугаешь и замолчать не заставишь. Что же хотят сказать обществу протестующие? Дадим слово им самим.О своей работе 

Арсен Магомедов из Астрахани рассказал корреспонденту «Кавказского узла», что у него четверо маленьких детей. Из своих 36 лет 14 он занимается грузоперевозками. Первые восемь лет он работал по найму, возил сахар и муку в Астрахань из других регионов, а шесть лет назад купил в долг фуру и стал работать самостоятельно. Основные его маршруты – в Казахстан и в Москву:
– Работу в Астрахани сейчас найти трудно. Я бы с удовольствием сменил профессию, ночевал бы дома, по утрам на работу ходил, а не мотался неделями по стране на машине. Работа рискованная, а прибыли нет. С трудом семью обеспечиваю. «Платон» нас совсем подкосил материально. Многие грузоперевозчики сейчас хотят сменить работу.
Издание «ЗабМедиа» приводит монолог участника протеста в Чите:
– Мы как волки, загнанные в угол. Как только «Платон» наберет обороты и его тариф достигнет обещанных трех рублей, мы будем должны отдавать Ротенбергу сотни тысяч рублей в год. Водитель большегруза, работающий на «частном плече», проезжает в среднем от 120 до 180 тысяч километров каждый год. Умножаем это на три. Плюс мы платим акциз за каждый литр постоянно дорожающей солярки. Плюс транспортный налог. Плюс все налоги для ипэшников. Как прожить в таких условиях? Нам, честно говоря, непонятно. Мы ведь как работаем – в начале рейса мы получаем в лучшем случае только аванс на солярку. Бывает, что и этого не дают. Остальные деньги платят только после доставки груза. Но что делать, если ты, допустим, сильно потратился на ремонт, в семье случились какие-то непредвиденные траты? Выходит, что мы просто не сможем заработать.
Магомед из Дагестана:
– Я тут вместе со своим отцом и соседом стою, у нас одна фура на троих. Скинулись и купили. Кормили три семьи, теперь не можем. Больше половины заработанного уходит на оплату налогов, солярки, содержание большегруза, а теперь еще этот «Платон». Мы в минусе. Будем стоять до победного.
Андрей Гуров, участник протеста в Екатеринбурге:
– Наша задача – убедить власть отменить «Платон». На наш взгляд, данная система незаконна, бесчеловечна и несправедлива. Также мы требуем объяснений, куда уходят деньги, собранные в рамках акциза на топливо. Почему эти деньги не идут на ремонт дорог?

«Платон» соберет дань со всех 

Участник стачки в Нижнем Новгороде Михаил Курбатов:
– Власти думают, что, протестуя, мы залезаем в карман к Ротенбергу, а на самом деле это они залезают в карман не только к нам, но ко всему населению. Нас, водителей, используют как внештатных сборщиков налогов: мы вынуждены включать сбор по «Платону» в стоимость перевозки – и понятным путем дорожают продукты, то есть расходы перекладываются на конечного потребителя. Так что мы пытаемся отстоять не только свои права. Только мы уже поняли механизм грабежа, а население, видимо, еще нет.
Люди, видимо, еще не понимают, что кинули их уже дважды. Первый раз, когда вводили акциз и обещали отменить транспортный налог, потому что этот налог, мол, ударяет по малоимущим. Акциз ввели, транспортный налог оставили – власть увидела, что люди стерпели. Акциз повышают – народ молчит. Тогда и ввели «Платон». Нужно понимать, что если сейчас мы свои права не отстоим, то под «Платон» попадут и другие виды транспорта, как сначала и предполагалось.

Дальнобойщики о власти 

Участник дагестанской акции Идрис Магомедов:
– Мы стоим 12 дней, и дальнобойщиков власть не услышала. С каждым днем к нам присоединяются все больше и больше людей, приезжают люди с окраин. Если бы правительство нас услышало, мы бы тут не стояли! У всех есть проблемы, семья, но люди расходиться не собираются. На сегодняшний день у нас один итог – власти нет до нас дела.
Участники акции в Петербурге:
– К нашей власти у нас вопросы не только по «Платону», а за ее действия и бездействие в экономике за последние 17–20 лет. Спасибо господину президенту за создание такой ситуации, в которой невозможно стало работать. Все передается глобальным сетям, а нас превращают в вассалов и рабов. У нас нет будущего с этим правительством! Наши профессиональные задачи никак не решаются. Это мы возим хлеб и воду, зерно и мясо. Для подъема экономики и импортозамещения необходим дешевый транспорт. А нам вводят акцизы и «Платон», увеличивают стоимость проезда, ввозные пошлины на транспорт – все это увеличивает стоимость продукции.
– Система «Платон» принадлежит частному лицу, Ротенбергу, ему же принадлежит часть портов новороссийских, железных дорог и т.п. Вот, получается, вся страна принадлежит частным людям, а не народу. Мы знаем, что происходит, потому что ездим по всей России. Видим, что не осталось практически деревень, сельского хозяйства, а то, что осталось, на Кубани, например, его добивают те же самые крупные монополисты.
– Путин, находясь на должности президента и являясь гарантом Конституции, не делает ничего по отстаиванию прав и свобод граждан Российской Федерации. Мы страна или сырьевой придаток? Мне очень нравится карикатура: сидят Путин с Медведевым и возмущаются: «Не поймем этот народ, мы им столько уже наобещали, а им все мало!»

Какие выводы? 

Дальнобойщики отстаивают не только свои попранные права, но и права населения страны, которое вовсе не заинтересовано в росте цен, полицейщине, введении новых поборов в пользу узкой группы олигархов. Чтобы борьба была успешной, нужна прежде всего организованность и солидарность. Успех стачки дальнобойщиков на пользу каждому, кто живет своим трудом.

(http://www.sovross.ru/articles/1537/31913/comments/2#comments)

 

Комментарии к записи

avatar
wpDiscuz