Слово писателя Поэзия Проза Тема Новости
25.09.2016
Виктор Бараков
0
154
Александр Грязев (1937 – 2012) ВОЛОГОДСКАЯ СВАДЬБА ЕСЕНИНА

…Вот я и держу в руках этот исторический документ, хранящийся ныне в фондах Вологодского областного архива: большой том-сборник метрических книг Толстиковской  Кирико-Иулиттовской церкви 1-го округа Вологодского уезда с 1910-го по 1918 год.

Нахожу одну из них за 1917-й, «данную из Вологодской Духовной консистории» причту храма. Вверху каждого листа плотной и гладкой бумаги изображён герб Российской империи с надписью: «Московская синодальная типография». Часть вторая метрической книги имеет название «О бракосочетавшихся».

Перевернув лист, читаю в первой графе: «Июль  30.  Рязанской губернии и уезда, Кузьминской волости, села Константиново крестьянский сын Сергей Александрович Есенин, православного вероисповедания, первым браком. Лета жениха 22». А в графе невесты таким же чётким почерком написано: «Мещанка города Ростова на Дону девица Зинаида Николаевна Райх, православного вероисповедания, первым браком. Лета невесты 23». Далее сообщается, что  «таинство совершали священник Виктор Певгов с псаломщиком Алексеем Кратировым.

Поручителями по женихе были: Спасской волости, деревни Ивановского крестьянин Павел Павлович Хитров и Устьянской волости, села Устья крестьянин Сергей Михайлович Бараев; по невесте: Архангельской волости, деревни Коншина крестьянин Алексей Алексеевич Ганин, города Вологды купеческий сын Дмитрий Дмитриевич Девятков».

Подписи  поручителей отсутствуют по причине того,что в сей графе сказано: «Подписи свидетелей записи по желанию».

Вся запись о венчании Сергея Есенина и Зинаиды Райх в Кирико-Иулиттовской церкви занимает целый разворот метрической книги. Там же есть, как видно, и более поздние пометы: «Итого в июле месяце брак был один. Итого в сем 1917 году брак был один.

Священник Виктор Певгов,

Псаломщик Алексей Кратиров»…

 

Надо сказать, что об этом событии в жизни великого русского поэта написано очень много нашими краеведами и литературоведами, а первым о венчании Сергея Есенина и Зинаиды Райх в сельской церкви под Вологдой  сообщил читателям областной газеты «Красный Север»  Николай Николаевич Парфёнов – вологжанин по рождению и известный в то время ленинградский журналист – почти полвека назад , 3 октября 1965-го года.

Впервые и я об этой интересной истории услышал от самого Николая Николаевича, когда он однажды в конце 70-х годов прошлого века приехал в Вологду и выступил в областном музее с рассказом о своих краеведческих поисках.

Из этого интересного сообщения я и узнал, что близким другом Сергея Есенина  был вологодский поэт Алексей Ганин из деревни Коншино бывшего Кадниковского уезда, а ныне Сокольского района.  Впервые встретились они в Петрограде, а, точнее, в Царском Селе, где проходили воинскую службу то ли в госпитале, то ли в санитарном  поезде. Шла Первая германская война и Алексей Ганин,окончивший Вологодскую фельдшерско-акушерскую школу, был призван осенью 1914-го года в действующую армию. Сергей Есенин тоже был мобилизован и служил в Царском Селе санитаром.

Вот и сблизила их совместная служба, молодость и поэзия. Оба к тому времени уже давно писали стихи и публиковались в периодических изданиях, в том числе и петроградских газетах и журналах. Оба поэта часто бывали в Петрограде, где однажды они познакомились с Зинаидой Райх – сотрудницей редакции эсэровской газеты «Дело народа». Так положено было начало их дружбе, частым встречам, прогулкам и разговорам.

В 1916-м году по состоянию здоровья Алексей Ганин был демобилизован из армии и возвратился в Вологду. Но приехал он из Петрограда не один, а со своим другом Сергеем Есениным, не снявшим пока ещё солдатской шинели. Цель приезда Есенина была в намерении издать в Вологде свою  антивоенную поэму «Галки». А у Ганина в частной типографии  В.А. Гудкова-Белякова  служил знакомец-фотограф  и наборщик Сергей Клыпин, который и попытался им помочь. Но дело почему-то не заладилось и на память о том приезде  Есенина в Вологду осталась  лишь сделанная  Клыпиным    фотография  поэта  в военной гимнастёрке и фуражке с кокардой. Позднее к есенинской фотографии Алексей Ганин присоединил свою и теперь это известный двойной портрет друзей-поэтов. А рукопись есенинской поэмы «Галки» до сей поры пока нигде не объявилась.

Уехав из Петрограда на свою родину, Алексей Ганин, как видно, не забывал своих питерских друзей и иногда наведывался к ним. Об этом мы можем судить потому, что ровно через год  в июле 1917 года он приехал в Вологду из Петрограда вместе с  Есениным и Зинаидой Райх. Известно, что в этой поездке на Север Сергей Есенин и сделал предложение своей избраннице. Обвенчаться решено было в Вологде, а, точнее, под Вологдой в деревенской церкви во имя святых Кирика и Иулитты. Почему там? Ведь в городе в то время было больше пятидесяти храмов.

Дело, очевидно,  в том, что в селе Толстикове, где находилась церковь, была дача известного вологодского купца и каретного мастера Дмитрия Кирилловича Девяткова, а с его сыном Дмитрием дружил Алексей Ганин. Они оба и были на венчании поручителями  со стороны невесты.

Вот обо всём этом я и узнал тогда, в конце семидесятых годов прошлого века от первого исследователя вологодских страниц биографии Сергея Александровича Есенина….

…Но на этом наш разговор, как оказалось, не закончился, потому что на следующий год Николай Николаевич Парфёнов  вновь приехал в Вологду и пришёл к нам в музей с сестрой Алексея Ганина  Марией Алексеевной Кондаковой, жившей в те годы в Архангельске.

Они предложили нам – директору областного музея Галине Михайловне Новожиловой, старейшему вологодскому краеведу Владимиру Капитоновичу Панову и мне, тогда научному сотруднику музея, посетить есенинские места в Вологде. И мы отправились на эту необычную экскурсию…

…В 1917-м году Мария Алексеевна хотя и была в малых летах, но все события того июля  хорошо помнила. Жила тогда она в Вологде в няньках то ли у своих родных, то ли у знакомых и готовилась поступать в гимназию.

Мария Алексеевна показала нам дом  на Богословской улице, где она квартировала, и, куда однажды июльским днём её пришёл навестить брат Алёша со своим питерским другом Сергеем и пригласил обедать в ресторан. Все вместе они отправились к центру города и вскоре пришли к гостинице «Пассаж» у Каменного моста на Старой (Сенной) площади. Там и находился ресторан «Север».

Десятилетняя Маша впервые попала в такое необычное для неё заведение и она многому дивилась. Особенно запомнился ей  медведь, стоящий во весь рост у входа в зал и держащий в лапах большой поднос, а ещё люстры под потолком ресторанного зала. Нечто подобное она видела только в церкви и потому приняла люстры за паникадила.

О чём за обедом говорили брат и его друг, Маша, конечно, не знала. Запомнила только, что они куда-то очень спешили. Поэтому после ресторанного обеда на обратном пути проводили её только до Софийского собора.

На венчании Сергея Есенина и Зинаиды Райх в сельской церкви святых Кирика и Улиты под Вологдой Мария Алексеевна тоже была. Она ехала в одной карете с братом, когда свадебный поезд со счастливыми женихом и невестой, с весёлыми шаферами-свидетелями двинулся от дома Девятковых на Золотушной набережной  в центре города  на его окраину за железнодорожный вокзал….

… Мы тоже на музейном автобусе, а где-то и пешком прошли этот путь в четыре версты.

Дорога шла по полям и лугам мимо старинной дворянской усадьбы Осаново, которой  в  далёком прошлом владел известный русский поэт конца восемнадцатого века Афанасий Брянчанинов, бывший в дружеских и родственных отношениях с другим известным русским поэтом-сентименталистом Михаилом Никитичем Муравьёвым,  двоюродным братом отца Константина Батюшкова. Муравьёв не раз бывал в Осанове у Брянчанинова.

Мария Алексеевна вспоминала, что возле усадьбы на лугу Сергей Есенин выходил из кареты, читал стихи, собирал полевые цветы и преподносил букет  невесте.

…Вот и село Толстиково, рядом с которым стоит  церковь по селу и называемая – Толстиковская  святых Кирика и Иулитты. Места тут красивые: лесистые, холмистые, с протекающей между холмами речкой Шограш. Говорят, что когда-то село Толстиково принадлежало старинному русскому дворянскому роду Мусиных-Пушкиных. Позднее  здесь будет заповедник и эта местность получит даже название «Вологодская Швейцария»….

…Кареты свадебного поезда остановились у дачи Девятковых: после дороги всем надо было прибраться и приготовиться к венчанию.

Упоминание об этом событии мы находим ещё у одного свидетеля тех далёких дней – младшего из братьев Девятковых, будущего известного учёного-электроника, академика, Героя Социалистического Труда и, как  говорят и  пишут, «отца русской лазерной терапии» Николая Дмитриевича Девяткова. Ему было уже за девяносто лет, когда он издал в Москве в 1998-м году свои «Воспоминания». В те же июльские дни  1917-го года ему тоже, как и Марии Алесеевне, было десять лет.

«Это было летом, когда вся наша семья жила на даче,- вспоминает Николай Дмитриевич.- Мой брат Дмитрий был шафером на этом венчании, я тоже там присутствовал». А в одном из своих интервью он вспоминал, что «я тоже стоял в церкви и во все глаза наблюдал за происходящим. После венчания Сергей Есенин набрал прямо на поляне огромный букет полевых цветов и преподнёс их юной красавице-жене».

И ещё  весьма интересная для нас  деталь в «Воспоминаниях»:   «Свой  «мальчишник» перед венчанием Сергей Есенин устроил в Вологде  в деревянном доме по Малой Духовской улице (ныне ул. Пушкинская, д.50)… А свадьба происходила в здании гостиницы «Пассаж»….

Через день или два свадебное гуляние переместилось на родину Алексея Ганина, в деревню Коншино Кадниковского уезда. Об этих днях поведала нам младшая сестра Алексея Алексеевича  Елена Алексеевна Сорокина, когда приезжала к нам на первые   «Ганинские  чтения» в 1989-м году. Ей в дни есенинской свадьбы было всего восемь лет, но она хорошо помнила как приехал её  «крестный Алексей с каким-то Сергеем и Зинаидой». В тот день в Коншине отмечался свой престольный праздник – Спасов день –  Медовый Спас. Так что молодые попали прямо, как говорится, «с корабля на бал», причём в самом прямом смысле этих слов. Как вспоминала Елена Алексеевна , брат Алексей со своими друзьями приплыли из Вологды по реке Сухоне до ближайшей пристани Шера на пароходе. Так что веселье в тот день было всеобщим.

И, как принято в русской деревне, праздник после домашнего застолья выходил на улицу. Так случилось и в этот раз.

Елена Алексеевна рассказала  нам, что Сергей Есенин играл на своей гармошке – «хромочке зелёные меха». Её ещё в Петрограде он подарил другому брату Ганина  Фёдору, который однажды приезжал в гости к Алексею. И вот Сергей встретил свою «зеленомехую» здесь, в Коншине.

Под гармонные  плясовые переборы Есенина плясали Алексей Ганин и Зинаида Райх. А маленькая Лена под ту же есенинскую игру спела вдруг озорную частушку «с картинкой». Сергей Есенин от неожиданности даже перестал играть и долго хохотал, упав на траву.

За те два дня, что Сергей Есенин и Зинаида Райх провели в Коншине, было спето ещё много песен и много разговоров переговорено. Особенно долгими вечерами, когда все уединялись в мезонине – библиотеке Ганина. Пели песни «Вечерний звон», «Бежал бродяга», «Сюда певец другой придёт», вели беседы о поэтах и поэзии, читали стихи. И хотя Сергей с Алексеем были ещё очень молоды, они многое могли вспомнить. Например, совместную службу в Царском Селе, санитарный поезд, госпиталь.

Может быть Есенин вспомнил свою беседу  с императрицей в Александровском дворце Царского Села, о которой позже в 1924 году  при встрече с молодыми  поэтами и царскосельскими студентами, прогуливаясь с ними по старому парку, сказал своим спутникам: «Сюда в 1916-м году меня вызвала царица Александра. Послушала мои стихи, сказала, что они очень грустные. Я ей ответил: «Вся Русь такая».

А Алексей Ганин мог вспомнить о их дружбе  с дочерьми императора Николая Второго: царевны служили вместе с ними сёстрами милосердия…

… Но праздники закончились и пора было возвращаться в Петроград, в городские суетливые будни. Отец Алексея Ганина Алексей Степанович отвёз гостей на лошади к железнодорожной станции Сухона, откуда друзья отправились в Вологду, а потом и в Петроград…

…Проходят годы и десятилетия, уже почти столетие отделяет нас от вологодской свадьбы Сергея Есенина. Ушли те, кто был свидетелем или участником этой страницы жизни великого русского поэта. Давно нет деревни Коншино. Снесена с лица земли церковь святых Кирика и Иулитты. Теперь на их месте только памятные камни.

Во время той давней поездки с сестрой Ганина Марией Алексеевной я разговорился с одной местной старушкой и та поведала мне, что церковь была разобрана на кирпичи в конце шестидесятых годов по приказу директора бывшего здесь совхоза.

«Из церковных кирпичей, – рассказывала старушка, – построили свинарник, вон на том берегу. Но через полгода свиньи все подохли, а через год и самого директора  не стало».

В самой Вологде хорошо сохранилось здание бывшей гостиницы «Пассаж». В нём долгие годы находилась первая городская поликлиника. И что бы там ни было в будущем, а мемориальная доска о пребывании здесь и свадьбе Сергея Александровича Есенина на этом здании бывшей гостиницы должна быть установлена непременно. Да и одну из улиц города давно пора назвать  именем великого поэта. Сей долг всех вологжан, кому дорога память о прошлом.

Комментарии к записи

avatar